Взгляд на Сирийскую стратегию Москвы из Вашингтона

Взгляд на Сирийскую стратегию Москвы из Вашингтона

С помощью России и Ирана правительственные силы существенно потеснили повстанцев на севере Сирии, и скорее всего, продолжат наступление на запад, если не вмешаются внешние силы.
2 февраля, Сирийской армии (САА) и ее союзникам удалось перерезать северную дорогу между городом Алеппо и Турцией, известную как коридор Азаз. Хотя бой был местного масштаба с относительно небольшим числом боевиков, это событие может оказаться поворотным пунктом в войне. Несмотря на присутствие повстанцев в провинции Алеппо, взятие под контроль всей границы между Турцией и Сирией в течение нескольких месяцев, может стимулировать курдские силы к выбору автономии в составе Сирии.
Северный коридор
Наступление в коридоре в направлении н.п. Нубль и Захра было начато от н.п. Башкой (Bashkuy) на северной окраине города Алеппо и одновременно навстречу от шиитского анклава в селах Нубль и Захра при поддержке милиции местных шиитов «Национальная оборона» которые являются основными наземными силами, участвовавшими в сражении против повстанческих сил во главе с Джабхат ан-Нусрой (филиал аль-Каиды), приславшей сотни боевиков подкреплений из провинции Идлиб.
Для шиитов, цель битвы имеет большое символическое значение и имеет целью защитить своих собратьев шиитов против суннитских исламистов, которые стремились уничтожить их. Небольшой анклав Нубль-Захра сопротивлялся повстанцам в течение трех лет. Боевые отряды партии «Курдский демократический союз» (PYD) защищали его западный фланг и позволяли поставлять продукты питания. В обмен, сирийская армия защищала курдский квартал Алеппо - Шейх Максуд против нападений (это не соответствует действительности. Курды были нейтральны к САА, и иногда воевали, иногда сосуществовали с боевиками). Пассивное сотрудничество между PYD и Сирийской армией в настоящее время становится активным, так как обе силы наступают на повстанцев в коридоре Азаз.
Ранее, в феврале 2015 г. попытка САА присоединить анклав Нубль-Захра провалились из-за отсутствия подготовки и недостаточных сил. Потом в результате масштабного контрнаступления повстанцев бал потерян Идлиб, под угрозой находилась оборона Алеппо и даже Латакии. Башар Асад был вынужден попросить российской помощи без каких-либо условий. В противоположность неудачам 2015 г., последнему наступлению предшествовала неделя тяжелых воздушных бомбардировок обороны повстанцев, особенно на пограничном с Турцией посту Баб аль-Салам, через которую повстанцы проводят многие из своих грузов.
Оппозиция контролирует коридор между Алеппо и Турцией шириной всего лишь 5-15 км, он зажат между исламским государством (ИГ) на востоке и Курдским кантоном Африн (Afrin) на западе. Основными повстанческими группами в этой области являются Джабхат ан-Нусра, Ахрара аль-Шам, Харакат Нур аль-Дин аль-Зенки и бригада султан Мурад (туркоманская группа, поддерживаемая Турцией). Эти группы формально являются членами повстанческой зонтичной организации Джайш аль-Фатх, которая поддерживается Саудовской Аравией и Турцией.
С момента своего победоносного похода весной 2015 г., существуют значительные внутренние противоречия между перечисленными группами. Ахрара аль-Шам и Джабхат ан-Нусра недавно воевали друг с другом, в то время как Харакат Нур аль-Зенки ушла с окраин Алеппо.
Коридор Азаз сократился после наступления демократических сил Сирии (DFS) - альянса курдских и арабских сил под эгидой PYD, отряды которых наступали на позиции повстанцев и успешно продвигались на запад в последние недели, приближаясь к дороге Алеппо-Азаз. Силы DFS выиграли от Российских обстрелов линий коммуникаций повстанцев, а также они получали российское оружие напрямую.
4 февраля, курдские отряды объявили о захвате двух сел к северу от анклава Нубль-Захра, Ziyarah и Al-Kharba. В свете этой ситуации, победы сирийской армии являются, благом для курдов, которые могут наступать в северной части коридора Азаз, пока САА и союзнические силы укрепляют свои позиции вокруг города Алеппо вместо атак Азаза.
Закрытие западной границы
Теперь, когда северная дорога перерезана, следующей целью, скорее всего, будет дорога из Алеппо в контролируемые повстанцами переходы границы с Турцией у Баб аль-Хава. Параллельно с наступлением в районе коридора Азаз идут бои в северном пригороде Алеппо, чтобы перерезать дорогу под названием Замок, по которой снабжаются восточные повстанческие районы. Это наступление было менее ожесточенным, чем то, что было на севере, поскольку здесь более неудобный для военных действий рельеф местности. Высокая плотность городской застройки является препятствием для танковых атак.
Правительство САР и его союзники, не будут пытаться вернуть эту область быстро, так как высок риск тяжелых потерь в ходе городских боев. Самым лучшим решением будет окружить этот район и ждать выхода десятков тысяч гражданских лиц, остающихся до сих пор восточном Алеппо.
В настоящее время многие бойцы повстанцев бегут, поскольку опасаются, что они не смогут вывести из полностью окруженной области, как это произошло в Хомсе весной 2014 года.
Между тем, сирийские и российские усилия, скорее всего, сосредоточатся на местности к западу от Алеппо. От н.п. Захра, теперь можно атаковать повстанцев к северо-западу от Алеппо и поддерживать военные действия на юго-западе, где армия значительно продвинулась с октября 2015 года.
Опять же, силы Асада вряд ли решаться воевать в плотной городской застройке, и будут двигаться в открытом поле для разрезания линий коммуникаций повстанцев. В ближайшие месяцы, армия и ее союзники, вероятно, будут стремиться захватить значительную часть западной границы у Баб аль-Хава и Джебель туркмен в северной Латакия.

В то же время, отряды PYD могут атаковать пограничный район составляющий девяносто километров между городами Азазом и Джераблус на севере, в настоящее время принадлежащих ИГ. Это бы соответствовало стратегии воссоединения курдских анклавов Африн и Кобани. В отличие от Соединенных Штатов, Россия не противодействует курдам, в их намерении объединить всю территорию проживания курдского населения. Кроме того, Владимир Путин хочет, оказать давление на Турцию по всей границе с Сирией, это является одной из главных региональных целей РФ. Если PYD и правительственные силы преуспеют в своих отдельных наступлениях, вся граница будет под их контролем, без окон в Турцию для антиправительственных сил, будь то повстанцы или ИГ.

Контрнаступление или открытие нового фронта?
Стратегия Москвы с сентября включала три цели. Во-первых - защита прибрежной алавитской области (Латакия, Тартус), где Россия имеет свои логистические базы. Во-вторых, усиление Асада, и изгнание повстанцев от крупных городов и их пригородов, таких как Хомс, Хама, Латакия, Алеппо и Дамаск. В-третьих, прервать иностранные линии снабжения повстанцев.
Первые две цели были в значительной степени выполнены: не было ни одного нападения в Латакии или Тартусе, которые могли бы угрожать российским базам расположенным там, и ни один крупный город не был взят повстанцами. Наоборот, повстанцы покинули Хомс в декабре, потому что они были в отчаянии, не видя какой-либо возможности получать помощь.
Теперь, когда дорога Азаз перерезана, третья цель на полпути к достижению. Россия и ее союзники, используют все средства, чтобы удовлетворить свои амбиции, а кадровая слабость армии Асада компенсирована полным превосходством в воздухе и подкреплением отрядами шиитской милиции.
Тем не менее, Турция и Саудовская Аравия не могут оставаться пассивным наблюдателями перед лицом крупного русского прогресса в Сирии. Например, они могли бы создать новую повстанческую группу- зонтик, похожий на Джаиш аль-Фатх, и / или отправить ПЗРК определенным повстанческим формированиям. Другим вариантом является, открытие нового фронта на севере Ливана, где местные салафитские группы и тысячи отчаявшихся сирийских беженцев может быть могут принять участие в борьбе с правительством САР. Такой шаг мог бы непосредственно угрожать алавитским территориям Асада в Тартусе и Хомсе, а также главной дороге в Дамаск. Правительственная армия будет обойдена, и помощь Сирии из Ливана может быть обрезана.
Вопрос в том, есть ли средства и желание у Рияда и Анкары для проведения таких смелых и опасных действий?
В любом случае, без какого либо внезапного события т.н. «Черного лебедя», повстанцам затруднительно противостоять Российско-Сирийскому катку. Последние успехи в Алеппо увеличивают значимость Путина на сирийской шахматной доске, вопреки прежним прогнозам, что вмешательство России будет малоэффективно или вовсе является ловушкой для Москвы, которая увязнет в этом болоте.

Fabrice Balanche, доцент и директор по исследованиям Университета Лиона, является приглашенным научным сотрудником в Вашингтонском институте.
,


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня