Франсуа Олланд: политический поход по граблям

Франсуа Олланд: политический поход по граблям

15 мая исполнилось ровно два года с момента избрания Франсуа Олланда на пост президента Франции. Он стал 24 по счету выбранным главой французского государства и первым общенациональным лидером, против которого стабильно настроено абсолютное большинство французов.

Дело не в процентах президентского антирейтинга, а в удивительной способности Олланда извлекать негатив даже из перспективных политических гамбитов. В ситуациях же провальных 24-ый президент и его команда умудряются действовать по наихудшему из возможных сценариев. В определенном смысле отношение к главе государства консолидирует французское общество - только от подобной консолидации не лучше ни обществу, ни государству.

Предпосылки будущих сложностей Олланда как властителя Елисейского дворца были очевидны еще до его инаугурации. Он является первым французским президентом с 1920 года (!), который не имеет опыта министерской работы в масштабе всей страны. Говоря откровенно, политическая карьера будущего президента всегда носила местечковый характер - мэр города с населением 16 тыс. человек, советник счетной палаты, депутат Национального собрания по списку Социалистической партии, глава одного из 101 департаментов Франции....В 1997 году Ф. Олланд был избран генеральным секретарем Социалистической партии, завел на этом посту массу полезных знакомств (в том числе с представителями политических элит, соперничающих с социалистами - например, президентом республики от правоцентристов Ж. Шираком). Однако через 11 лет посту социалистического генсека Олланд предпочел руководство департаментом Коррез и в 2008 году занялся практическим региональным менеджментом вместо декларативной общенациональной карьеры.

Участие Ф. Олланда в президентских выборах 2012 года стало внезапной политической заменой. Главным кандидатом от социалистов был глава МВФ, многоопытный ветеран электоральных ристалищ Доминик Стросс-Кан. Очень вовремя с финансистом всея планеты случился скандал сексуального характера, с последующим полосканием грязного белья на открытых судебных заседаниях и неистовством желтой прессы. Борьбу за пост президента Пятой республики начали представители «второго эшелона» лидеров Социалистической партии, в том числе глава небольшого департамента Коррез.

Олланд сначала выиграл праймериз, превзойдя лидера однопартийцев М. Обри в соотношении 56:44 %. Его соперничество с действующим президентом Н. Саркози отличалось большим упорством и практически равными симпатиями избирателей. В первом туре президентских выборов 2012 года оппонентов разделил 1.5 % голосов (28.6 % у Олланда и 27.3 % у Саркози). Второй тур принес новоявленному лидеру Социалистической партии победу с аналогичным преимуществом - 51.6 % против 48.4 %. Стоит отметить высочайшую для Франции явку избирателей - второй раунд президентских выборов почтили своим участием свыше 80 % французов с правом голоса. В абсолютных цифрах 6 мая 2012 года Франсуа Олланда поддержали 18 миллионов человек. Этот рекорд симпатий остается непревзойденным и поныне.

Всего за два года президентства бывшего мэра города Тюль экономическое положение Франции существенно ухудшилось - и это в условиях роста общеевропейской экономики, пусть и медленного. Возросло социальное, межрелигиозное и межэтническое противостояние, ухудшилась криминогенная обстановка в городах и особенно в городских предместьях. По усредненным опросам общественного мнения в мае 2014 деятельность Олланда как главы государства 52 % французов называют «крайне негативной», еще 34 % - «весьма негативной». Добиться осуждения 86 % соотечественников - это нужно суметь. Для 24 президента Франции основными вехами на пути к политической Голгофе стали несколько факторов:

Налогов 2000 ая реформа. Во время предвыборной кампании социалисты обещали увеличить налоги для богачей до 75 % (на доходы от 1.000.000 € в год). Популистская идея социальной справедливости привлекает голоса широких масс, в том числе швондеров и шариковых, лозунг «Взять всё да и поделить» прекрасно переводится на французский. Но его воплощение в жизнь приводит к налоговому (и даже физическому) бегству из страны специалистов уровня профессора Преображенского. Требование отдавать государству три четверти доходов выбивает у серьезного бизнеса почву из-под ног, такая доля фискальных сборов запредельно завышена. Если Маркс был совершенно прав, говоря о способностях капиталистов пойти на любые преступления во имя 300 % прибыли, то эта сентенция вполне обратима в своей справедливости - «пахать» во имя четвертой части от заработанных барышей захочется немногим...

Естественно, французские коммерсанты, финансисты и просто состоятельные господа стали искать выгодную юрисдикцию - ведь в Европе имеется множество стран и та же Бельгия предоставляет бизнесу выгодные гавани с обложением не более 40 % от полученных доходов. В Люксембурге и Швейцарии налоги сравнимы с бельгийскими ставками, но с не новыми французскими запросами. Внедрение драконовских пошлин не привело к бюджетным выгодам для Франции и стало катализатором демонстративной эмиграции медийных, популярных французов. Самый богатый предприниматель Б. Арно и знаменитейший актер Ж. Депардье - лишь вершина айсберга вынужденных «беглецов» от налогового бремени. Множество малоизвестных предпринимателей пошли по их стопам без вспышек телекамер и эпатажных репортажей - но уменьшение количества рабочих мест и сужение налоговой базы от исхода бизнес-элит скандализировало Олланда ничуть не меньше.

Второй краеугольный столп антипопулярности французского президента - буквальное воплощение толерантности по отношению к сексуальным меньшинствам. Закон о легализации однополых браков был принят Национальным собранием Франции и подписан президентом, не смотря на массовые акции уличных протестов. Мнение сторонников традиционного подхода к семейным ценностям было проигнорировано. Однако они составляют большинство во французском обществе и явно были недовольны преференциями для лгбт-соотечественников. Огромный резонанс получил прискорбный инцидент в Соборе Парижской Богоматери - в здании, которое с блистательным трагизмом описал великий Гюго. Трагедия XXI века выразилась в самоубийстве у алтаря Доминика Веннера - историка и публициста, в посмертной записке призвавшего французов вспомнить о культурных корнях и традиционных ценностях, активно противодействовать легитимизации однополых отношений. После суицида в Соборе по Франции прокатились протестные митинги с миллионами участников. Но закон о гей-браках остался законом.

Трудно понять, зачем вообще Олланд так активно продвигал скандальный юридический документ о браках между представителями секс-меньшинств. Французские «радужные» активисты еще с 1999 года имеют все возможности для оформления как лирических, так социальных и имущественных взаимоотношений в рамках специального законодательного акта - Гражданского договора солидарности. Поляризация общества, усиление взаимной нетерпимости между сторонниками традиционного и однополого брака стали малоприятным бонусом к очередным штрафным очкам популярности Олланда.

Общеизвестным методом привлечения симпатий сограждан является победоносная война - желательно стремительная, удаленная от метрополии, бескровная для «своих» и проводимая под покровом гуманистических идей. Операция «Сервал» на территории Мали соответствовала буквально всем критериям успешности. Прекрасная организация и решительный натиск, быстрый разгром повстанцев-исламистов, всего несколько жертв среди французских солдат и счастливые африканцы, рыдающие на крепком плече вояк из Иностранного легиона. Картина маслом «Справедливость торжествует» в экзотическом антураже. Умиротворение Мали на первых порах подержали до 75 % французов, что благотворно сказалось и на отношении к главе государства. Пока не получили огласку финансовые отчеты о победе в сахарских песках.

Оставив за скобками морально-нравственный аспект, стоит признать, что современная война - дорогая процедура в самом буквально смысле. Оторванность театра военных действий от освоенных коммуникаций и естественное желание избежать потерь среди своих бойцов многократно п 4000 овышают стоимость каждого часа войны. В Мали были израсходованы колоссальные средства французского бюджета, зачастую с сомнительной эффективностью. Каждый вылет новейших истребителей Mirage 2000 D обходился французским налогоплательщикам в десятки тысяч евро - а ведь у повстанцев-туарегов совершенно нет ВВС, кому же оппонировали «Миражи»? На экранах телевизоров прекрасно выглядит уничтожение пикапа террористов высокоточной бомбой со встроенной видеокамерой. Вот только бомба эта стоит 200.000 €, а повстанческий грузовичок - едва ли несколько тысяч долларов. Оплачивать африканскую военную авантюру (предпринятую из самых лучших побуждений!) рядовым французам не понравилось.

Умножил градус общественного скептицизма и дипломатический провал правительства Олланда на международной арене - вся тяготы по проведению и обеспечению боев в Мали и ЦАР республике пришлось нести самостоятельно, коалицию не удалось создать даже с ближайшими союзниками по НАТО. К моменту запланированной США атаки на Сирию (сентябрь 2013) из всех европейских стран только Пятая республика безоговорочно поддержала бомбовый удар по истерзанной стране. И даже выслала фрегат с крылатыми ракетами к сирийским берегам. Полная подчиненность внешнеполитическим зигзагам Вашингтона скверно сказалась на имидже руководства социалистов и особенно их лидера на президентском посту.

Перипетии личной жизни Олланда теоретически могли компенсировать рейтинговые потери на политических фронтах. Многолетние отношения с С. Руаяль сменились семейным партнерством с журналисткой В. Триервейлер, далее последовал бурный роман с актрисой Ж. Гайе...Президент посещал новую пассию под зеркальным забралом мотоциклетного шлема, влюбленные шифровали отношения согласно парижской романтике и так мило скрывались от огласки. Обывателю лестно видеть обыкновенные человеческие качества в руководителе самого высокого ранга - но и за грехи спрос будет велик.

Проблемой оказался вовсе не роман Олланда с актрисой, а реакция на разоблачение романа. Его официальная спутница в связи с неверностью Франсуа слегла в больницу с нервным срывом - мсье президент соизволил посетить ее только через четыре дня после госпитализации. Это позволяет сделать вывод о черствости его сердца - а женщины во Франции составляют больше половины населения, весьма активны на выборах и при проведении соцопросов. Да и мужчинам сострадание свойственно, верно? Журналисты доказали пренебрежительное отношение Олланда к личной безопасности в дни свиданий с Ж. Гайе. Одного из крупнейших лидеров западного мира легко могла похитить банда из нескольких решительных боевиков. Остается гадать о масштабе выдвинутых требований при завладении таким одушевленным «призом», о фатальных последствиях для всего французского государства в случае похищения руководителя № 1...

Рейтинговые потери Ф. Олланда уже получили электоральное подтверждение. На мартовских выборах правоцентристы Саркози и националисты Ле Пен потеснили социалистов из многих муниципалитетов. Провал местных выборов может усугубить фиаско на майском голосовании в Европарламент. Ф. Олланд уже пожертвовал премьером Ж. Эро, назначив на его место жесткого и довольно популярного М. Вальса, бывшего руководителя МВД. Скоро французскому президенту останется лишь жертвовать самим собой - не методом заокеанского импичмента, а уходом в политическую тень и большей свободой действий для решительного премьера М. Вальса. Если при каждом шаге наступаешь на грабли - возможно, следует реже шагать.


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня