Зачем платить за уголь жизнями людей?

Зачем платить за уголь жизнями людей?

13 мая в 16:10 в угледобывающей шахте близ городка Сома в западной Турции прогремел взрыв, и начался пожар. В горной выработке находилось 787 человек. Число погибших уже достигло 284 человека, судьба более ста человек неизвестна. Эта катастрофа стала самой страшной в истории современной угледобывающей промышленности не только Турции, но и всего мира. И во всем мире задают вопрос: что такого ценного в угле, что его добычу приходится оплачивать такой дорогой ценой?

Работа под землей опасна всегда по определению. К сожалению, природные богатства далеко не везде лежат на поверхности земли, и к ним приходится бить более-менее протяженные выработки. Иногда кровля выработок не выдерживает, и происходят обрушения. Так было в сентябре – октябре 2010 года в Чили, когда в штольнях медной шахты оказались замурованными 33 горняка. За беспримерной операцией по их спасению наблюдал весь мир. Но там хоть не было метана и угольной пыли...

Факторы риска

Метан и пыль – два самых страшных врага углекопов по всему миру. Например, на один-единственный кубический метр добытого каменного угля выделяется до 12 кубометров метана. Добавьте еще 88 кубометров воздуха, и у вас в забое сформируется мощнейшая взрывчатая смесь. Угольная пыль – еще одна беда. При концентрации от первых десятков до 2000 г/м3 она становится взрывоопасной, в диапазоне от 300–400 г/м3 – крайне взрывоопасной. При работе угледобывающих комбайнов без увлажнения воздуха запыленность воздуха составляет от 50 г/м3, на погрузочных пунктах – 100 г/м3 в сутки, а при работе очистного комбайна – 900 г/м3 в сутки. Основной способ борьбы с метаном – вентиляция, а с пылью – увлажнение воздуха. И тем не менее часто достаточно мельчайшей искры, чтобы произошел взрыв, а затем пожар, который заполняет пространство угарным газом.

В турецкой трагедии взрыв мог стать следствием неполадок в электросети. Короткое замыкание привело к возгоранию трансформаторной станции, что вызвало взрыв и обрушение породы. Начавшийся пожар съел кислород и стал заполнять выработки угарным газом – во всяком случае, у очень многих шахтеров отравление этим газом стало причиной смерти.

Судьба шахтера

На общемировом фоне Турция выделяется свой аварийностью на шахтах. С 2000 года погибло (не считая нынешнего случая) 1308 шахтеров, за один только 2013 год 13 тысяч шахтеров оказались под угрозой в результате всевозможных аварий. До катастрофы в Соме самым трагичным был случай на шахте близ города Зонгулак в 1992 году, когда погибло 263 шахтера. А если считать с 1941 года, то, по данным государственного статистического агентства Турции TurkStat, которые приводит ВВС, в результате аварий на шахтах в Турции погибло более трех тысяч человек и более ста тысяч получили увечья.


Помощник премьер-министра избивает демонстранта, несогласного с политикой правительства в отношении безопасности на шахтах.

Поэтому премьер-министр Турции Эрдоган вполне справедливо сказал, что «Смерть – судьба шахтера». Это цинично, тем более из уст премьер-министра страны, но во многом справедливо. Угольная отрасль – одна из немногих, где существует вполне официальный коэффициент смертности, то есть количество смертельных случаев на 1 миллион тонн добытого угля. Этот параметр варьирует год от года, но в общем самыми безопасными являются шахты в США, где отмечается в среднем 0,06 случая на 1 млн тонн добычи. В России и на Украине этот показатель колеблется от 0,9 до 2,7 (от региона к региону), ну а в Китае вообще 5,5–6 человек. Если в абсолютных цифрах, то в Китае в 2013 году погибло 1049 человек, и это еще считается большим успехом в деле борьбы за безопасность труда, поскольку в 2012 году в результате аварий на шахтах Китая погибло 1384 человека, а в 2011 году – 1973.

Кроме смерти непосредственно в шахте, горняков сживает со свету целый комплекс профессиональных заболеваний. На первом месте заболевания, связанные с вдыханием пыли и промышленных аэрозолей: невмокониозы, хронические и пылевые бронхиты, кониотуберкулезы. Затем идут болезни, связанные с физическими перегрузками, – радикулопатия, вибрационная болезнь, артроз, катаракта. Шахтер буквально своим здоровьем оплачивает каждую тонну выданного на-гора уголька. Зачем?

Кому нужен уголь?

Увы, он очень нужен, и не только потому, что это топливо для частных хозяйств и теплоэлектростанций. Уголь еще и основа черной металлургии, фундамента промышленности. В год доменные печи мира выплавляют около 900 млн тонн чугуна, из которых на долю Китая приходится более 540 млн тонн; Японии – 66 млн тонн; России – 44, а Южной Кореи и Украины по 28 млн тонн каждой. США выплавляют менее 20 млн тонн, но не потому, что им не нужен чугун, а потому, что его дешевле и чище купить в том же Китае.

Чугун образуется в недрах гигантских доменных печей, в которых железная руда смешивается с коксом – особым образом обработанным каменным углем. Далеко не всякий уголь годится для получения кокса, поэтому его выгодно добывать даже в глубоких шахтах.

Уголь – это еще и сырье для химической промышленности. Из него получают каменноугольную смолу, а уже из нее такие вещества, как толуол, нафталин, бензол, фенол. Бензол нужен для производства анилина (основа для красителей тканей), а также взрывчатых веществ. 

Огромное значение имеет фенол для производства поликарбонатов и эпоксидных и фенолформальдегидных смол. Примерно 12% мирового фенола превращают в циклогексанол, который идет для производства нейлонового и капронового волокна. Он идет на производство антисептиков и даже аспирина. Таким образом, наряду с нефтью и газом уголь – это основа нашей химической промышленности, без которой не будет ничего или практически ничего, что мы создали в последние полтора века. Поэтому, взяв в руки изящный ноутбук или смартфон, стоит знать, что начало производственной цепочки по их изготовлению лежит в шахтах и оплачено человеческими жизнями. 

Однако в Турции катастрофа произошла на шахте, которая добывает другую разновидность угля, – лигнит, 4000 или бурый уголь. И это наводит на мысль о беспросветной бедности этого региона.

Уголь для бедных

Согласно существующим представлениям, если изложить их упрощенно, бурый уголь – это торф, который еще не закончил свое превращение в каменный уголь. То есть уголь, но качеством похуже. Он не годится для получения кокса, к примеру, но он дешев и широко применяется в качестве топлива.

Турция достаточно богата углями, она в ходит по своим запасам в первую тройку в Азии. Месторождения каменного угля в основном сосредоточены на севере страны, в бассейне Зонгулдак. Но гораздо шире представлены в Турции угли бурые. Например, по добыче каменного угля Турция не входит и в десятку, а по бурому углю – со своими 66 млн тонн в 2012 году – занимает 5-е место, уступая США (72 млн тонн) и обходя Польшу (64 млн тонн). 

Наиболее крупные месторождения бурых углей находятся в Анатолийском буроугольном бассейне, в пределах которого расположено более 40 месторождений, и среди них – Сома. Уголь здесь был обнаружен еще в глубокой древности, но промышленные разработки начались в начале ХХ века.


Сома находится на западе Анатолийского буроугольного бассейна

Примечательно, что 85% бурого угля в стране добывается открытым способом. Это стало возможно, потому что в основном пласты угля залегают горизонтально, пачкой пластов мощностью от 0,6 до 2,5 м. Однако в районе Сомы применяется шахтный способ добычи угля. Тут надо отметить, что хоть мы и говорим «шахта», но вертикального ствола с ответвлениями там нет, выработки там горизонтальные или наклонные, так называемые штольни, которые пробиты в теле продуктивного пласта. Уголь этот не очень качественный и идет на нужды местной тепловой электростанции и частных домохозяйств. В общем, не Эльдорадо. 

До 2005 года шахта в Соме принадлежала государственной компании Garp Lignite Intiyaz, но затем была приватизирована. Судя по всему, сравнительно малое предприятие оказалось невыгодным, и его сбагрили в частные руки. И в то время как премьер-министр Эрдоган призывает политиков и население не использовать случившееся как повод для политических нападок на правительство, прокуратура района Сома начала расследование случившегося, в том числе предполагается проверить, все ли шахтеры работали в забое легально. Профсоюзные лидеры винят в случившемся проведенную приватизацию отрасли, указывая на то, что условия работы в шахтах стали более опасными.

Истинную причину катастрофы даст расследование. Но можно быть уверенным только в одном: катастрофы на угольных шахтах будут продолжаться, и не только там, где существует спрос на дешевое топливо по соседству с бедными регионами, но и в гораздо более благополучных условиях. Сократить риск для жизни шахтеров можно, но полностью исключить его все равно нельзя, и поэтому профессии шахтера и горняка еще очень долго будут одними из самых опасных на земле.


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня