Всех неработающих нам уже не прокормить!

Всех неработающих нам уже не прокормить!

Народолюбивая общественность всколыхнулась: правительство придумало новый налог – сбор с неработающих граждан, тут же прозванный «налогом на тунеядцев».

СМИ немедленно принялись возмущённо бормотать, сколь жестокосердно что-то взимать с горемыки, который не может найти работу и живёт в местности, где нет никакой работы. И это правда: и люди такие есть, и местности существуют. Но это лишь часть правды. Вторая часть состоит в том, что есть множество людей а) работающих нелегально и б) не работающих вовсе. Как разграничить тех, кто подлинно не может найти работу, тех, кто её нашёл, но пребывает в тени, и тех, кто, будучи трудоспособным, вовсе не работает – вот это большой вопрос.

Мне кажется, разграничить эти категории невозможно, если, конечно, не иметь капиллярного контроля по месту жительства. Кто имеет нелегальную работу, а также тот, кто живёт на какой-то сторонний доход – что ж, им придётся раскошелиться. Иногда это вполне состоятельные граждане. Помочь надо тем, кто хочет работать, но работы нет.

Будет ли успешна инициатива нашего Правительства в том виде, в котором она выдвинута? Думаю, не будет, и вот почему. Причина неуспеха наших правительственных мероприятий – едина. Она в том, что все они направлены на латание дыр и решение сиюминутных вопросов. Нет никакого перспективного видения, образа результата и соответственно цели и направления движения. Государственное мышление представляет собой дивную смесь колониально-либерального вероучения с патриотическими лозунгами. Любое дело, едва начавшись, тут же натыкается на какую-нибудь либеральную догму, лежащую, словно камень на дороге – и не моги ее сдвинуть.

 

Что же надо? Уверена: нам нужен всеобщий труд всех работоспособных граждан. Другим народам, может, и не требуется, а нам – нужен. В нашей северной стране, где и урожаи ниже, и себестоимость любой продукции выше, чем в более благодатных местностях, потому как огромны расходы на отопление и транспорт, мы не можем себе позволить значительного числа неработающих граждан. Не будем их называть тунеядцами, но факт остаётся фактом: у нас не создаётся достаточного общественного продукта для прокорма неработающих.

А уж если мы хотим развиваться, если мы имеем международные амбиции, если желаем поддерживать статус великой державы, то необходимость всеобщего труда – неоспорима и безусловна. Но в рамках либеральной парадигмы привлечь всех к труду – принципиально невозможно. Труд в либеральной парадигме – это личный выбор: хочу работаю, хочу на диване лежу (под забором валяюсь). Так что совместить всеобщий труд с либеральной парадигмой – нельзя в принципе. Либо то – либо это.

В прошедшем июне в Будапеште я наблюдала, как этот личный выбор осуществляется. В городе полно бомжей (местных – не мигрантов), они оккупировали входы в метро, подземные переходы, живописные гроты, сушат свою постирушку на ограждениях дорожных работ… Вот они тянутся в пункт раздачи гуманитарной помощи. И ничем их потеснить нельзя: права человека. Похоже, главное право человека по либеральному вероучению – стать свиньёй. Без труда это легко получается. Что лень – мать всех пороков, а труд – отец богатства, – эта заезженная мудрость абсолютно верна.

 

Всеобщий труд непросто организовать, но не надо думать, что невозможно. Нужны широкомасштабные общественные работы. Нам нужны дороги? Вот и надо организовать их прокладку. За двадцать лет можно решить эту вечную российскую проблему. Надо поставить дело так, что каждый трудоспособный гражданин должен трудиться. Молодые мамы? У них есть занятие – дети. Могут быть и женщины-домохозяйки, но молодой и крепкий – должен либо устроиться на работу, либо участвовать в общественных работах. Возможно, придётся проводить проверки в стиле позднего Андропова, но что поделаешь.

Привлечение к труду необходимо ещё и вот почему: человек, не поработав годок, уже с большим трудом вернётся к работе. Скорее всего и не вернётся вовсе, люмпенизируется. Мечты о каких-то тысячах высокотехнологических рабочих мест разбиваются о простой вопрос: кто на этих местах будет работать? Это равно относится и к низам общества, и к так называемой интеллигенции. Важно к тому же помнить, что вся эта публика – кадровый резерв майданов.

Кстати весной 2015 года в Белоруссии вышел президентский декрет «О предупреждении социального иждивенчества», тут же прозванный в СМИ «декретом о тунеядцах». Там тоже предусматривалось взимать какие-то деньги с неработающих на содержание социальной инфраструктуры, которой они, эти граждане, пользуются. Лукашенко даже объяснял мировому сообществу, что он-де не ГУЛАГ хочет завести и не крепостное право возродить, а просто собрать немного денежек за пользование социальными услугами.

Интересно, что удалось нашим белорусским братьям за полтора года достичь этой мерой?

Сегодня мы, народ российский, находимся в таком положении, что пора перейти от робких полумер – к делу. Во всех смыслах – к делу. Закон о всеобщей трудовой обязанности и организация общественных работ – был бы таким переходом.


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня