Зачем политики КНДР и США провели «тайные переговоры»?

Зачем политики КНДР и США провели «тайные переговоры»?

Корейский полуостров в последнее время становится одним из самых проблемных регионов Азии, а возможно, и всего мира

Серия испытаний баллистических ракет и атомных боеголовок фактически сделали КНДР ядерной державой, а США ответили размещением в Восточной Азии новейших систем ПРО. Северокорейские ракеты стали падать в территориальных водах Японии, а в Китае все чаще принялись задумываться о плюсах военного вмешательства в ситуацию.

Таким образом, кризис перерос масштабы спора двух небольших государств за власть над Корейским полуостровом и все серьезнее встает угроза повторения событий 65-летней давности, когда война шла в основном между Китаем и США.

Ким Чен Ын продолжает мастерски играть на противоречиях в отношениях ведущих мировых держав и является на сегодняшний день одним из немногих сильных лидеров, отрицающих однополярный миропорядок. При этом и союзником Москвы или Пекина называть его было бы неправильно.

Стало известно, что 22 октября, впервые после долгого перерыва, состоялись тайные прямые двусторонние переговоры дипломатов из США и КНДР. Каковы причины и каких итогов стоит ожидать от этой встречи?

В мировых СМИ появились сведения о том, что двое высокопоставленных северокорейских чиновников неофициально встречались на территории Малайзии с четырьмя представителями Госдепартамента США. От КНДР во встрече принимали участие замминистра иностранных дел Хан Сон Ыль (Han Song-ryol) и заместитель представителя страны в ООН Чжан Иль Хун (Jang Il-hun). Среди американской делегации нет столь же высокопоставленных лиц, однако один из ее членов – Роберт Каллуччи участвовал ранее в переговорах по северокорейской ядерной программе, а Джозеф Детрани – бывший специальный представитель США по Северной Корее.

Как отмечает китайский эксперт Чжань Хао, прямые контакты КНДР и США сами по себе являются интересной новостью. В последние два-три года отношения между двумя странами испортились донельзя и в целом свелись к тому, что Пхеньян непрерывно проводит ракетно-ядерные испытания, а Вашингтон – увеличивает свое военное присутствие в Южной Корее. Все это максимально накалило ситуацию на Корейском полуострове.

Страны балансировали на грани войны друг с другом и поддерживали контакты только в формате многосторонних межгосударственных переговоров.

В этой связи встает вопрос – с какой целью встречались американские и северокорейские дипломаты? Означают ли эти переговоры, что в двусторонних отношениях началось потепление? Ожидать ли спада напряжения в корейской ядерной проблеме?

По мнению Чжань Хао, в последние годы и Северная Корея, и Америка "видели один сон, находясь в разных кроватях" – обе стороны устраивали провокации, ведущие к кризису, но непрерывное ухудшение обстановки в итоге служило их стратегическим целям. Для КНДР было необходимо как можно скорее провести испытания стратегических вооружений, которые гарантировали бы защиту суверенитета страны, а США использовали ракетно-ядерные испытания Пхеньяна как предлог для размещения ПРО у ворот Китая и создания "маленького НАТО" в Восточной Азии (альянса из самих Штатов, а также Японии и Южной Кореи).

Если мыслить в рамках этой логики, то нетрудно заметить, что США не боятся северокорейской ядерной программы как таковой, а КНДР – добившись уменьшения размера ядерной боеголовки, что позволяет разместить ее в баллистической ракете, теперь спокойна за то, что на нее не нападут Республика Корея и Япония. Таким образом, в ходе кризиса последних лет оба его инициатора достигли своих целей. По крайней мере, так видят ситуацию некоторые обозреватели в Китае. 

Наиболее пострадавшей стороной в этой ситуации себя пытается выдать Южная Корея: ее государственная безопасность и экономическая стабильность непрерывно находятся под угрозой войны, размещение THAAD портит отношения с Китаем, а кроме того любое обострение американо-китайских отношений негативно сказывается и на Сеуле.

Еще одной страной, которой кризис на Корейском полуострове доставляет много головной боли, является как раз КНР, так как американская ПРО здесь несет угрозу его стратегическим вооружениям. Конечно, прогресс в дальнейших разработках позволит Китаю ликвидировать эту угрозу, но в ближне- и среднесрочной перспективе THAAD в Южной Корее существенно подрывает паритет в области ядерного оружия и делает Китай уязвимым в случае начала войны с США.

Более того, если американская стратегия мирового господства и сдерживания конкурентов – неизбежное зло для Китая, то гораздо хуже, что дополнительные неприятности Пекин получает из-за дрязг, которые в собственных интересах ведут Пхеньян и Сеул. По крайней мере, такие мнения высказываются в самом Китае.

О чем же могут по итогам многолетнего кризиса сейчас вести переговоры Северная Корея и США, когда их основные цели якобы "удовлетворены"? Чжань Хао обращает внимание на то, что если северокорейская делегация была представлена высокопоставленными дипломатами, то с американской стороны в Малайзию приехали средние чиновники Госдепа и, что немаловажно, бывшие кураторы северокорейского направления. Более того, исторические, пусть и неофициальные переговоры, происходят незадолго до того, как в Белом Доме сменится администрация. Стало быть, ожидать каких-то судьбоносных решений не стоит.

Возможно, стороны могли обговаривать некоторое смягчение санкций: в результате них, экспорт и импорт из КНДР серьезно затруднен и любое послабление в этом плане было бы большой удачей для режима Ким Чен Ына. Вероятно также, что Пхеньян намерен дать сигнал Вашингтону о том, что улучшение двусторонних отношений в принципе возможно после выборов нового президента. Для США такие переговоры тоже интересны по ряду причин: во-первых, Пентагон неустанно пытается нащупать ту ситуацию, при которой северокорейский режим достигнет дна, во-вторых, Америка все же не хочет новой войны в регионе и старается искать возможности политического взаимодействия (и давления) на Пхеньян, а в-третьих, изучает характер двусторонних отношений в новой ситуации, когда Северная Корея стала де-факто ядерной державой.

Так что если взять за основу версию, что стороны фактически дос 00502 тигли некоторых своих целей в области вооружений: КНДР получила вполне боеспособные стратегические вооружения, а США – разместят THAAD в Южной Корее, то, в принципе, между двумя сторонами возможно и некоторое потепление после выборов нового американского президента.

Что касается позиции Китая, то он не в силах помешать ни тому ни другому, однако приветствует сам факт любых прямых американско-северокорейских переговоров еще и потому, что в Вашингтоне часто заявляли, будто Пхеньян полностью зависим от Пекина и нет другого способа повлиять на внешнюю политику Кима, не оказывая давления на Китай. Теперь же очевидно, что это не так.

 


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня