Майкл Мур и все все все

Майкл Мур и все все все

3 ноября 2016 года в российский прокат выходит новый фильм знаменитого документалиста Майкла Мура «Куда бы еще вторгнуться» (дистрибьютор – компания «Парадиз»). Анализируя фильм, Screen отметил, что это кино - «более стимулирующий, заставляющий думать и интересный призыв к действиям, чем все, что мы слышали и вероятно еще услышим от кандидатов в президенты в течении всего предвыборного периода». Шутки шутками, но Мур – фигура удивительная именно в социальном смысле. Правительства он своими скандальными произведениями не свергал, но его популярность и влияние на общество впечатляют. В преддверии выхода на экраны «Куда бы еще вторгнуться?» вспоминаем об успехах Майкла Мура и о том, чего могут добиться современные документалисты.

Меняющие реальность

В 2005 году Time назвал Мура одним из ста самых влиятельных людей в мире. Его дебют - «Роджер и я» 1989 г. о том, как General Motors решила закрыть свои предприятия в городе Флинт (Мичиган) и перенести производство в Мексику. Документалист весь фильм гонялся за тогдашним главой GM Роджером Смитом, чтобы объяснить тому всю пагубность принятого решения. В результате автор получил не только великолепные сборы («Роджер и я» стал самым успешным на тот момент американским документальным фильмом). О том, что он снимает и в каком аспекте, было известно заранее, и компания вкладывала большие средства в улучшение своего имиджа. Но на момент проката «Роджер и я» General Motors все равно потеряла около 8% своего рынка.


Его самый знаменитый фильм «Фаренгейт 9/11» - памфлет о связи семейства Бушей и Бин Ладенов и о событиях 11 сентября. Он собрал 222,4 млн. долларов, став самым кассовым документальным фильмом всех времен, выиграл «Золотую пальмовую ветвь» Канн. А еще стал причиной разногласий между The Walt Disney Company, которая пыталась не допустить его проката, и братьями Вайнштейнами (Miramax в итоге выкупил права на прокат и спас картину). Впоследствии правящая элита Саудовской Аравии заказала специальную рекламную кампанию в 19 американских городах, чтобы что-то противопоставить критике Мура.


В «Здравоохранении» режиссер обрушился на систему медицинского страхования в США и фармацевтическую промышленность. Фильм оживил и без того регулярно вспыхивавшую дискуссию о проблемах отрасли. Известный американский адвокат и автор бестселлеров Уэнделл Поттер признавался, что когда он работал на корпорацию CIGNA, ассоциация медицинских страховщиков Штатов готовила специальную программу по дискредитации Мура и его фильма.


Разумеется, есть и другие документалисты, пусть и не обладающие таким огромным систематическим влиянием, но тоже способные заставить оправдываться правительства и корпорации.

Морган Сперлок, автор «Двойной порции». Его фильм – безобразие и одновременно творческий подвиг, задокументированный эксперимент, в ходе которого автор месяц питался в ресторанах «Макдональдс», специально нанятые врачи констатировали опасные изменения в его организме, камера фиксировала еще и основательную прибавку в весе. Спустя полгода после выхода фильма в прокат «Макдональдс» принял решение снять с производства сэндвичи Super size.


Джошуа Оппенхаймер и его «Акт убийства» о массовых убийствах коммунистов в Индонезии в 60-е годы. Его фильм выиграл множество наград, получил номинацию на «Оскар», в Индонезии публичные показы были практически под запретом, зато проводились показы подпольные, кроме того, он был доступен для свободного скачивания в интернете. Фильм вызвал бурные дебаты в Индонезии, правительство даже выпустило специальное заявление об искажении образа страны и о том, что со своим прошлым надо разбираться постепенно.




«Черный плавник» Габриэлы Каупертвэйте о содержании косаток в парках развлечений привел к тому, что парк в Сан-Диего, о котором в основном и шла речь в кадре, начал постепенно сворачивать свое шоу косаток. 


Paradise Lost, трилогия (1996 г., 2000 г., 2011 г.) о деле WM3, «троицы из Западного Мемфиса»: в 1993г. троих подростков обвинили в убийстве троих детей, приговорили к пожизненному заключению (одного – к смертной казни). Канал HBO фактически провел собственное расследование, в течение пятнадцати лет сняв три фильма об этом деле. Итог: мощная общественная кампания с требованием провести новое расследование, проведение оного расследования и финальная сделка с правосудием, согласно которой троих осужденных выпускали на свободу за недоказанностью их причастности к преступлению, но они не имели права требовать какой-либо сатисфакции. 

Это, пожалуй, самая драматическая история такого рода, но есть и другие подобные примеры. Например, «Тонкая голубая линия» Эррола Морриса, лента практически с тем же сюжетом – человека приговорили к казни за убийство, которого он не совершал. После фильма дело отправили на пересмотр, а затем приговоренного оправдали и выпустили на свободу (после более чем десяти лет заключения). «Тонкая голубая линия», кстати, вышла в 1988 г., то есть еще до эпохи Майкла Мура. Разумеется, влиянием документальное кино обладало и до появления на мировой арене этого смешного мужчины в очках и в бейсболке, другой вопрос, что Мур со своими провокационными лентами вышел на более масштабный уровень.


Если попытаться обнаружить героев подобных битв в России, то, прежде всего, стоит назвать имя Виталия Манского, президента фестиваля «Артдокфест» и национальной премии «Лавровая ветвь», создателя одной из первых в России независимых от государства студий по производству документальных фильмов. Приписать ему какую-то конкретную победу над конкретным злом – напортачившими представителями власти или крупного бизнеса – сложно. Во-первых, он работает не в жанре памфлета или, допустим, расследования, а с более тонкими материями. И, что важнее, для подобной результативности нужен не только талант автора, но и наличие развитого гражданского общества, а раз в России его нет, то и схема не работает. Влияние его фильмов на ситуацию на данный момент выражается в реакции консервативных групп граждан и чиновников. «Анатомия «Тату» и «Тату» в Поднебесной» взбудоражили Мосгордуму и ее комиссию по здравоохранению, усмотревших в фильмах пропаганду наркомании и в целом вызывающего поведения. Его «Девственность» вызвала более или менее широкую общественную дискуссию, но сводилась к обвинениям режиссера в том, что он снимал своих героинь вместо того, чтобы помочь им материально. Проект «Родные» о современной Украине вывел из себя министра культуры России Владимира Мединского, тот заявил следующее: «Пока я министр культуры, ни один из проектов Манского поддержан не будет». Также Министерство отказалось поддерживать «Артдокфест». Наконец, яркая история случилась буквально на днях. 27 октября в российский прокат вышел фильм Манского «В лучах солнца», документальная история о корейской девочке и ее жизни, кино, снятое по сценарию и под контролем товарищей из КНДР. Режиссер сумел снять не только официальную часть, но и дополнительные материалы о реальной жизни страны, не показав их кураторам. Фильм прошелся по фестивалям всего мира, был куплен для международного проката, а перед российским восемь муниципальных кинотеатров Москвы отказались его демонстрировать: по некоторым данным, правительство КНДР через свое посольство в Москве проявило необыкновенную активность, пытаясь добиться тотальной отмены проката.
Так или иначе, но Виталий Манский – самый близкий из российских документалистов к всеобщей тенденции роста влияния неигрового кино и результативности, которая выражается не только в масштабах сборов, но и в возможности изменить реальность.


В погоне за американской мечтой

Станет ли лента «Куда бы еще вторгнуться» очередной меткой пулей Майкла Мура, нацеленной в какого-то конкретного противника, пока не очень понятно, но скорее нет, чем да. Ведь конкретных противников Мур на этот раз почти не обозначает. Документалист путешествует по Европе (также заезжает в Тунис), исследует важные социальные проблемы, которые в США стоят остро, а за океаном их как бы решили, и готовит для Пентагона «отчеты». Об образовании в Финляндии, пенитенциарной системе в Норвегии и пр. и пр. Выясняя в итоге, что все эти европейские удачи основаны на американских ценностях, что американская мечта жива везде, кроме непосредственно Соединенных Штатов.


Критика отреагировала на фильм в целом неплохо, отмечая, что это самый наивный и идеалистичный продукт Мура. «Куда бы еще вторгнуться?» - раскидистая дидактическая полемика, остроумно замаскированная под европейское Travelogue, - отмечает The New York Times. – Просмотр заставил меня почувствовать себя ребенком, который прижался носом к стеклянной витрине магазина заморских игрушек». Наивным, бодрящим и упорно идеалистическим назвала «Куда бы еще вторгнуться?» The Guardian.
Все это, впрочем, не означает, что Муру удалось избежать традиционных обвинений в искажении и передергивании. Говорят, что во время показа на кинофестивале в Торонто, когда речь в фильме зашла о ежедневном двухчасовом обеденном перерыве в Италии, кто-то из находящихся в зале итальянских критиков воскликнул «неправда»!


По итогам 2015 г. фильм попал в список претендентов на оскаровскую «документальную» номинацию, но в итоге так и не был номинирован. Его сборы только на североамериканском рынке составляют 3,8 млн. долларов.
Посмотреть картину в России можно с 3 ноября.



Автор: Марина Латышева




ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня