Арт-директор премии APSA Максин Уильямсон: «Этот год – прорыв для России»

Арт-директор премии APSA Максин Уильямсон: «Этот год – прорыв для России»

24 ноября 2016 года в городе Брисбен (штат Квинсленд, Австралия) пройдет торжественная церемония 10-ой Премии Asia Pacific Screen Awards. В этом году Россия получила рекордное количество номинаций – 8 отечественных лент представлены в 6 категориях. В эксклюзивном интервью порталу ПрофиСинема арт-директор премии APSA Максин Уильямсон рассказала об особенностях конкурса юбилейной премии, ее роли в продвижении фильмов на локальные рынки, а также о внимании, которое уделяет России руководство Академии APSA, и многом другом.

Игорь Гуськов:
Премии Asia Pacific Screen Awards и ее Академии исполняется 10 лет. Что чувствуете по этому поводу? Можете говорить о каких-то результатах?

Максин Уильямсон: 
Это всегда радостно – достигнуть первой значимой даты, а десятилетие такой точно является. Это веха. Знаковый этап для кино азиатско-тихоокеанского региона, которое сильно выросло с момента проведения первой церемонии в 2007 году. Профессор Гонг-Джун Ким, глава международного совета премии по номинациям, каждый год отмечает, что конкурс становится сильнее. Мы рады, что добрались до десятого года и сами становимся сильнее, растет Академия, развивается бренд APSA. Кинематографисты из этого региона продолжают создавать уникальные истории, рассказывать их своими, непохожими на других способами, своими голосами.
Каждый год в Академии появляется около 150 новых имен, и к концу этого года в академии будет насчитываться около 1 000 кинематографистов. За 10 лет в конкурсе приняли участие 2500 фильмов. Так что за все это время маленькая команда проделала большую работу.

Игорь Гуськов:
Каждый год – в чем-то особенный. Что отличает этот год от остальных?

Максин Уильямсон: 
У меня совершенно не было уверенности в том, что он будет удачным. Раньше всегда складывалось какое-то представление: определенные режиссеры, определенные работы на виду. В этот раз я беспокоилась: где большие, серьезные работы? Но потом посмотрела все, что было заявлено на конкурс, вместе с остальными членами совета, и увидела очень цельные фильмы – как от молодых талантов, так и от уже состоявшихся профессионалов. В итоге – я очень довольна номинациями, довольна качеством картин, которые мы увидели.
Кроме того, я очень рада охвату стран, которого мы достигли в этом году. Территория Азии и стран Тихого океана – огромная: мы охватываем кинематограф 71 страны с общим населением в 4,5 млрд. жителей, это одна треть мирового кинематографа по количеству производимого кино и самое большое количество жителей и зрителей на Земле. И это большая работа – представить культуру и кино разных регионов максимально широко, насколько это возможно. Думаю, нам это удалось – сформировать сильный конкурс из кинематографистов разных культур, из талантливых фильмов, рассказывающих об этих культурах.

Игорь Гуськов:
Глядя на историю номинаций и побед, можно говорить о не слишком активном присутствии российского кино в жизни Академии. Есть ли какое-то объяснение этому, на ваш взгляд?

Максин Уильямсон: 
Российский кинематограф – сильный. Как корейское кино, например – в плане отношения к созданию фильма. Это сильные режиссеры, авторы и сценарии, это кино высокого уровня. И это видно по количеству номинаций – за 9 лет их было у России 37. В прошлом году нас впечатлил фильм «Чайки» – на калмыцком языке, о калмыцких традициях, жизни. В этом году якутский язык звучит с экрана в дебютном фильме Дмитрия Давыдова «Костёр на ветру», и это тоже нас радует.
Если посчитать количество номинаций за все годы и включить этот год – российское кино и кинематографисты номинировались на награду 45 раз. Это огромное присутствие.

Игорь Гуськов:
И не только номинировались – были и победы.

Максин Уильямсон: 
Их было немало! Было 2 лучших фильма  («Тюльпан» и «Левиафан» - прим.ред.), 1 лучший мультфильм («Ку! Кин-Дза-Дза» - прим.ред), 2 лучшие актрисы (Дарья Екамасова за «Жила-была одна баба» и Надежда Маркина за фильм «Елена» - прим.ред), 2 раза Россия получала награду за лучшую режиссуру (Андрей Звягинцев за «Елену» и Алексей Герман-младший за картину «Под электрическими облаками» - прим.ред), один раз высшую награду Академии получил сценарий (Денис Осокин за сценарий к фильму «Овсянки» - прим.ред). Всего было 8 побед. Этот год – прорыв для России: из 50-ти номинаций в этом году у вашей страны 8 номинаций в 6 категориях, включая «Лучший фильм». Рекордный год! Номинированы две российские актрисы. Неудивительно, актерская игра в России на высшем уровне.
Еще одна удивительная номинация этого года – российский документальный фильм о Северной Корее. Приятно видеть, что кинематографисты выходят за пределы своей собственной культуры, интересуются азиатско-тихоокеанским регионом.
Россия – в тройке ключевых территорий для нас и нашей премии. И для нас важно, что россияне приезжают, несмотря на огромное расстояние. В 2011 приезжала получать награду Надежда Маркина, например. В другие годы приезжали Дарья Екамасова, Андрей Звягинцев и продюсер Алесандр Роднянский.
Я всегда любила российское кино, еще до работы с премией, когда я занималась кинопрокатом. Радовалась, когда в австралийских кинотеатрах выпускали российские ленты. Как я и говорила – дело в уникальности культуры, историй и их подачи.

Игорь Гуськов:
Помогает ли APSA продвигать фильмы на локальном рынке? Сам факт номинации или победы, бренд премии, или, может быть, важные для номинантов контакты…

Максин Уильямсон: 
Мы делаем все возможное, чтобы привлечь внимание локальных дистрибьюторов к фильмам, которые принимают участие в APSA – в том числе к фильмам из других регионов мира. Например, мы привлекли внимание китайских дистрибьюторов к ливанскому фильму – это лишь один из примеров.
Мы сфокусированы на том, чтобы предоставить как можно больше возможностей для членов Академии, кинематографистов. У нас уже есть APSA/ MPA Academy – фонд в 100 000 $ на развитие сценариев. Мы готовы финансово поддерживать членов Академии. Но кинематографист может и просто прийти и сказать – я ищу китайского партнера, можете ли вы помочь? Мы можем – у нас есть эти контакты, и мы рады поддерживать копродукцию, совместную творческую работу разных регионов.

Игорь Гуськов:
У вашей академии APSA хорошие отношения с национальными гильдиями кинематографистов – режиссеров, продюсеров – из разных стран, в том числе из России. Но я знаю, что вашу работу официально поддерживают Иран, Турция, Корея, Китай… И только Россия не отправляет официальных лиц в Брисбен. Почему так происходит?

Максин Уильямсон: 
Делегации, которые к нам приезжают, настроены на работу с восточными странами. Турецкая делегация, например, смогла приехать благодаря усилиям председателя Гильдии продюсеров Турции Зейнеп Озбатур Атакан (продюсер «Зимней спячки», фильма-победителя на Каннском фестивале 2014). Она была очень заинтересована премией APSA. Мы вместе общались с Министерством культуры Турции по поводу приезда турецкой делегации в качестве «страны в фокусе» и списка фильмов к показу на кинофестивале, который мы также делаем. Турции интересно ее азиатское прошлое. Они не зацикливаются исключительно на Европе, а хотят развивать отношения и с Азией, частью которой тоже являются. Кроме того, премия APSA высоко ценится в Турции, считается престижной. Так что ответ на Ваш вопрос простой: они уделяют внимание этому региону.

Игорь Гуськов:
Может быть, пришло время поговорить об этом внимании с официальными лицами из России – после 10 лет участия страны в APSA?

Максин Уильямсон: 
Мы открыты для такой работы с Россией. 45 номинаций за 10 лет, 8 побед, 8 номинаций только в этом году – это о чем-то говорит. И о нашей серьезной работе, и об интересе к российскому кино в регионе.



Автор: Игорь Гуськов специально для ПрофиСинема




ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня