Еврокомиссия поддержала Газпром

Еврокомиссия поддержала Газпром

Еврокомиссия разделяет позицию России по вопросу газопровода OPAL. Такое заявление сделал в понедельник министр энергетики РФ Александр Новак по итогам переговоров с вице-президентом ЕК по энергосоюзу Марошем Шефчовичем.

Новак подчеркнул, что все решения Еврокомиссии по поводу OPAL были приняты на основе европейского законодательства и в первую очередь отвечают интересам европейских потребителей.

Конфликт, связанный с газопроводом OPAL (сухопутное продолжение российского газопровода «Северный поток» мощностью в 36 млрд кубометров), начался еще в прошлом году. Изначально ЕК запрещала «Газпрому» использовать более 50% мощностей OPAL, вторая половина была зарезервирована под других поставщиков, которых, впрочем, с 2011 года, когда был запущен «Северный поток», так и не появилось. Россия неоднократно обращалась к ЕК с просьбой предоставить «Газпрому» дополнительные мощности OPAL, и в октябре 2016 года Брюссель наконец пошел навстречу.

«Газпрому» было разрешено выкупать на аукционах еще до 40% мощностей трубы, но почти сразу же в дело вмешалась Польша, подавшая иск с требованием отменить решение Еврокомиссии.

Польская PGNiG считает, что расширенный доступ «Газпрома» к OPAL нарушает ее интересы, кроме того, по мнению польской стороны, при вынесении решения ЕК были неверно применены положения европейского законодательства. В декабре суд Европейского союза в рамках рассмотрения дела временно приостановил действие решения Еврокомиссии.

В начале марта украинский «Нафтогаз» заявил, что намерен присоединиться к иску PGNiG. Ранее глава компании Андрей Коболев говорил, что предоставление «Газпрому» еще 40% OPAL лишит Украину 13,5–14,5 млрд кубометров транзита российского газа, что означает потерю доходов в размере $395–425 млн.

«Расширенный доступ «Газпрома» к OPAL действительно соответствует интересам европейских потребителей, — комментирует замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. — Поставки по «Северному потоку» менее затратны, чем через Украину, они позволяют «Газпрому» проводить более гибкую ценовую политику».

По расчетам ФНЭБ, затраты на транспортировку 1 тыс. кубометров российского газа через украинскую территорию составляют в среднем около €28. Тогда как при поставках через «Северный поток» — €22–23.

И это при условии, что доступ к OPAL у «Газпрома» будет ограничен. При снятии ограничений и полной загрузке «Северного потока» затраты, по словам Гривача, снижаются уже до €16 на 1 тыс. кубов. Отчасти это связано с тем, что «Газпрому» принадлежит 51% «Северного потока», так что затраты частично компенсируются. И более низкая стоимость транспортировки дает «Газпрому» возможность снижать цены. Это особенно актуально в свете недавних заявлений «Газпрома» о том, что в 2017 году цены на российский газ по сравнению с прошлым годом вырастут.

Между тем Украина в настоящее время пытается оспорить в Стокгольмском арбитраже в том числе транзитные тарифы, являющиеся, по мнению Киева, слишком низкими. Эти расценки прописаны в транзитном контракте, действие которого истекает с началом 2020 года, но если суд сочтет аргументы украинской стороны более весомыми и повысит ставку, транспортировка через Украину станет еще менее выгодной по сравнению с «Северным потоком».

Окончательное решение по OPAL будет иметь ключевое значение не только для «Северного потока», но и для его трубы-близнеца, носящей название «Северный поток – 2», его мощность, как у первой трубы, должна составить 55 млрд кубометров. Этот проект уже сейчас столкнулся с активным противодействием (причем главными противниками являются те же Украина и Польша).

Запретить прокладку труб по Балтийскому морю европейская администрация не может. Как раз в понедельник об этом заявил глава германского сетевого регулятора Bundesnetzagentur Йохен Хоман. В его письме в адрес Еврокомиссии, которое цитирует газета Frankfurter Allgemeine Zeitung, говорится, что морские газопроводы под европейское регулирование не подпадают и применение к СП-2 иных требований было бы «очевидной дискриминацией».

Но, как и в случае с первым «Северным потоком», подводной трубе потребуется сухопутное продолжение.

И если сейчас Европа окончательно запретит «Газпрому» использовать дополнительные мощности OPAL, шансы на то, что в будущем ЕК разрешит строительство инфраструктуры для СП-2, становятся близкими к нулю.

С экономической точки зрения для Европы выгоднее поставки через Балтику, но существует еще и политический аспект проблемы. Два полностью загруженных «Северных потока» снизят транзит через Украину до минимума, а если Россия введет в строй еще и трубу «Турецкий поток» (мощность первой ветки 15,75 млрд кубов), то украинский транзит полностью «пересохнет», чего Европа старается не допустить из политических соображений.

Ранее ЕК и Марош Шефчович персонально неоднократно выступали за сохранение украинского транзита. «Мы считаем, что после 2019 года Украина должна играть ключевую роль как страна — транзитер российского газа, экспортируемого в ЕС», — говорил Шефчович в конце прошлого года.

«Еврокомиссия, скорее всего, не будет идти на открытый конфликт с судом Евросоюза и отстаивать свое решение по делу OPAL, — полагает адвокат Виктор Наумов. — Учитывая, что ЕК неоднократно отказывала «Газпрому» до принятия решения в его пользу, ей будет легче вернуться к своим первоначальным решениям, чем сейчас доказывать свою правоту».

В то же время исход судебного разбирательства, по словам юриста, во многом будет зависеть от того, смогут ли юристы «Газпрома» найти контраргументы для Польши и Украины.

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин отмечает, что Еврокомиссии сейчас приходится маневрировать между интересами не столько ЕС и «внешних» стран, сколько между странами самого Евросоюза, чьи интересы зачастую не совпадают или даже полностью противоречат друг другу.

«И сложно сказать, на чью сторону встанет Еврокомиссия в споре о газопроводах, той же Польши или, например, Германии, которая поддерживает СП-2, — говорит политолог. — Вероятнее всего, будет найден какой-то компромисс, в частности, возможен вариант запуска второго «Северного потока» при частичном сохранении украинского транзита».

Но здесь возникает большой вопрос, устроит ли такой сценарий Россию, предупреждает политолог. «Все будет зависеть от отношений с Украиной, а они все более ухудшаются», — констатирует Макаркин.


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня