Сирия 3. Террор

Сирия 3. Террор

25 февраля в сирийском городе Хомс – одном из четырех крупнейших во всей стране, была совершена серия терактов, в результате которых было убито больше 40 человек, в их числе председатель городского отделения военной разведки генерал Хасан Даабул. Как мог произойти подобный теракт в самом сердце правительственной территории, и какие последствия он может повлечь за собой?

В первую очередь, стоит сказать, что город Хомс, хоть и находится практически в центре удерживаемых правительством территорий, с момента своего освобождения от боевиков-исламистов в 2014 году и до сегодняшнего дня всегда находился под угрозой подобных атак по следующим причинам.

Дело в том, что в 2014 году у конгломерата проправительственных формирований хватило сил и ресурсов лишь на возвращение под свой контроль основного жилого массива Хомса и некоторых критически важных объектов вокруг него. В то же время один из густонаселенных районов города – квартал Аль-Ваер – так и не был отбит, а к северу от него в районе Растанского озера до сих пор заблокирована крупная группировка «революционеров» и исламистов всех мастей. Конечно, их связь с своеобразной «большой землей» террористических группировок в провинции  Идлиб крайне затруднена, если не прервана вовсе, но они тем не менее все эти три года сохраняли высокую активность: совершали налеты на правительственные шоссе, прерывая на время поставки оружия и подкреплений на север страны, обстреливали и взрывали важные инфраструктурные объекты данного района – например, их атакам неоднократно подвергалась чуть ли ни единственная здесь электростанция Зара.

Так вот, по информации правительственных медиа, и те бомбисты-смертники, которые атаковали город в прошлую субботу, тоже пришли либо из района озера Растан, либо из квартала Аль-Ваер.

Примечательно, что все шестеро из них – подростки, возрастом максимум до 20 лет. Все мы знаем, что в восточных городах шатающаяся по улицам без дела нищая молодежь или играющие дети являются нормой, что уж говорить об изуродованном войной городе. Именно поэтому шансы сил безопасности вычислить смертника в подростке на порядок ниже, чем если бы им пришлось иметь дело со взрослыми мужчинами. 

 

Трое из совершивших самоподрыв 25 фераля

Атака была хорошо спланирована: все шесть человеко-бомб практически синхронно либо вошли в здание Управления военной полиции и совершили самоподрыв, либо, вычисленные за несколько секунд до подрыва, взорвались у его ворот. В результате было убито до 40 человек офицеров и солдат сил безопасности – гражданских среди жертв почти не было, в том числе крайне важная фигура – генерал Даабул, прибывший ранее из Дамаска с заданием умиротворения освобожденного Хомса. На его счету  - сведение на нет таких же, только гораздо более массовых атак с применением смертников, которые организовывало здесь год назад «Исламское Государство» (запрещенная в РФ организация). Навскидку можно сказать, что сирийских чиновников подобного уровня не убивали с 2012 года. 

Генерал Хасан Даабул

Ответственность за произошедшее взяла на себя единственная исламистская группировка – та самая, что руководит «революционерами» в Аль-Ваере, у озера Растан, да и практически по всей стране – сирийское крыло «Аль-Каиды» - «Джебхат ан-Нусра», сейчас именующая себя как «Хаят Тахрир аш-Шам».

Буквально на днях редко появляющийся на людях лидер группировки – Мохаммад Джолани выступил с длинной речью, в которой субботнему теракту посвятил особое внимание. Все это, вкупе с очередным ребрендингом «Джебхат ан-Нусра» наталкивает на вывод о том, что самая влиятельная сила джихадистов в стране, а за ней и остальные «борцы за свободу» в ближайшее время могут коренным образом изменить свою стратегию борьбы с Дамаском.

В самом начале сирийских событий именно тактика многочисленных – исчисляющихся десятками в день и сотнями в неделю, нападений и терактов по всей территории страны позволила разношерстным «революционным» силам сразу нанести крайне тяжелый удар по отлаженной, «зацементированной» военной машине сирийского режима, которая всерьез готовилась к войне с передовым в военном отношении государством – Израилем. Причем тогда те самые «революционные» силы еще не обладали такой мощной социальной, организационной и снабженческой базой, какой сейчас обладает «Хаят Тахрир аш-Шам».

С другой стороны, тогда им, безусловно, широчайшую поддержку в вопросах планирования и разведки оказывали спецслужбы США и стран Персидского залива, чего сейчас не наблюдается. Наверное, справедливо будет полагать, что именно благодаря этой поддержке и этим данным «революционные» силы сумели нанести действующему режиму наиболее ощутимый удар за всю войну. 18 июля 2012 года прямо во время заседания кабинета министров и важнейших функционеров сирийских спецслужб в правительственном комплексе прогремел мощный взрыв, убивший, среди прочих, министра внутренних дел Мохаммада Шаара, вице-президента Хассана Туркмани, министра обороны Дауда Раджиху (член арабской православной общины Сирии) и зятя президента Асада - Асефа Шавката. Так в одночасье силовой блок страны был фактически обезглавлен, управление армией дезорганизовано, спецслужбы заняты эвакуацией и обеспечением безопасности выжившего президента. А тем временем уже готовые, вооруженные, с четко определенными целями и инструкциями, силы «революции» начали полномасштабный штурм Дамаска. 

Силовики – жертвы теракта 18 июля 2012 года

То есть лето 2012 года можно назвать неким «часом X» и для действующего режима, и для сил оппозиции. Наверно, только тогда за все время конфликта у конгломерата лояльных США и странам Залива группировок появилась реальная возможность захватить столицу страны, свергнуть режим Асада и притом сохранить Сирию более-менее в довоенных рамках. Потом – в 2013 и 2014 годах, правительство хоть и потеряло львиную долю страны, но начало получать масштабную поддержку со стороны Ирана и частично России, к тому же на сцену вышел новый игрок, не желающий ни с кем мириться и никому уступать – «Исламское Государство»(запрещенная в РФ организация). Его приход и последующая борьба с ним сильно ослабила проамериканские силы и частично маргинализировала их, заставив пойти на союз с «Аль-Каидой».

Таким образом, режим сумел вынести одну волну скоординированных атак и терактов по всей стране и сохранил свою внутреннюю структуру достаточно стройной и адекватной. Одну. Сейчас война президента Асада что с «Исламским Государством», что с оппозицией целиком и полностью является позиционной войной на истощение, хоть и кажется порой, что, по сравнению с конфликтом на Донбассе, она протекает крайне динамично.

И в подобной войне, несмотря на многочисленные тактические поражения, шансы Дамаска со временем задавить оппозицию и уничтожить основные силы ИГ в Сирии очень велики. Но сможет ли расшатанная войной система, выстроенные на скорую руку структуры безопасности в освобожденных городах и новое, не имеющее большого опыта поколение низших и средних офицерских чинов противостоять подобному удару снова? Конечно, нужно учитывать, сейчас группировка «Хаят Тахрир аш-Шам» уже не пользуется столь всесторонней поддержкой стран Запада. Но с другой стороны, и те силы, которыми располагает сегодня Дамаск, тоже уже не являются полностью армейскими дивизиями и бригадами с прозрачной субординацией и четкой иерархией. Им уже нельзя отдать короткий и однозначный приказ на выдвижение и зачистку некоей точки, взятие под охрану некоего объекта и т.д.

Львиной долей той работы, которую сегодня выполняют полупустые дворцы и министерства Дамаска, является сохранение тончайшего баланса между различными проправительственными группировками, каждую из которых нужно вовремя задобрить, наградить, похвалить, и каждая из которых не готова всецело подчиняться генералам Башара Асада.

Следовательно, в случае продолжения практики, подобной той, которую мы увидели в субботу, нельзя однозначно гарантировать слаженность и быстроту реакции разношерстных отрядов Дамаска. А значит, снова допускается возможность хаоса и неразберихи, которая в крайнем случае может свести на нет даже усилия различных войск ССО РФ, уже патрулирующих улицы Алеппо и Дамаска.

В заключение приведу оригинальные слова шейха Джолани: «Этот режим настолько бессилен, что в самых охраняемых местах не чувствует себя в безопасности и не способен обеспечивать безопасность своих офицеров, главарей своих отделений. По воле Аллаха, те, кто смогли проникнуть в эти учреждения, способны проникнуть в еще более укрепленные места! Каждый, кто относит себя к этому преступному режиму и посягнул на честь одного мусульманина, наши руки доберутся и до тебя. Это всего лишь вопрос времени. Эта операция является всего лишь одной из тех операций, которые будут и дальше, по воле Аллаха».

Есть ли у сирийского крыла «Аль-Каиды» - «Хаят Тахрир аш-Шам», - материальные, организационные и человеческие ресурсы для проведения серии таких атак по всему западу страны? Есть. Есть ли реальные планы? Посмотрим.


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня