Катар: дипломатия и финансы для сохранения суверенитета

Катар: дипломатия и финансы для сохранения суверенитета

В начале июня 2017 года внешнеполитическое положение богатейшего эмирата выглядело безнадёжным. Ближайшие соседи и региональные союзники назначили Катар единственным спонсором международного терроризма и эпицентром экстремистской идеологии. Прямо скажем – не без оснований. Мировой лидер по доходам на душу населения, по экспорту сжиженного природного газа и «арабских революций» был подвергнут обструкции и разноплановым санкциям.

05.06.2017 Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Бахрейн, марионеточные правительства частей Йемена и Ливии разорвали дипломатические отношения с «братским и горячо возлюбленным» Катаром. Саудовская Аравия прекратила товарообмен с эмиратом-изгоем, что весьма критично для поставок продуктов питания на полуостров. Полёты Qatar Airways были запрещены в десятки мусульманских стран, в том числе полёты транзитные. Телеканал Al Jazeera столь же стремительно утратил многомиллионные аудитории и доходы как рупор катарской пропаганды. В катарских супермаркетах наблюдался ажиотажный спрос, в обществе – признаки паники.

Поступали сообщения об ограничении морского сообщения с Катаром, запрете некоторых банковских операций с катарскими финансовыми учреждениями, о высылке подданных эмира из антикатарской коалиции. Правда, этим сообщениям недоставало системности и практической реализации. Они выглядели скорее пиаром, чем закручиванием санкционной пружины.

Список враждебно настроенных к Катару государств неумолимо пополнялся. Но уже по мере его роста проявлялся скепсис к способности Эр-Рияда быстро и решительно принудить эмират к капитуляции, безоговорочной или с привилегиями. Разрыв дипломатических связей – крайняя мера в межгосударственных отношениях. За ней следует либо война, либо изоляция и в любом случае длительная холодная враждебность.

Методика саудовского расширения коалиции против Дохи остаётся за кулисами событий. Однако рекруты второго призыва (Мавритания, острова Коморские и Мальдивские, Маврикий, один из осколков Сомали) выслали катарских дипломатов и отозвали собственные миссии целиком. Следующая волна поддержки (Иордания, Джибути, Нигер, Чад, Сенегал, Габон, Эритрея) ограничилась понижением уровня отношений или односторонним отзывом только послов. Подобные меры широко используются во внешней политике и деградации межгосударственных отношений не влекут.
Кроме того, в узком кругу Совета стран Персидского Залива целых два участника вообще дистанцировались от эскалации региональной напряжённости – это Кувейт и Оман. Серьёзно зависимый от саудовского финансирования Пакистан демонстративно воздержался даже от осторожных комментариев на официальном уровне. За пределами Ближнего Востока и Африки изоляция и показательная порка Катара не нашли ни понимания, ни одобрения.

Катарский кризис июня-2017 уникален двукратным вручением ультиматума назначенной жертве, её активным сопротивлением на дипломатическом фронте и труднообъяснимыми странностями саудовской внешней политики.
Уже 7 июня 2017 года Эр-Рияд озвучил требования к соседнему эмирату. Главными из них были: разрыв всех отношений с Ираном, Турцией, палестинским движением «ХАМАС» и рядом других группировок, причём одиозных антисирийских банд в этом списке не было. Телеканалу Al Jazeera предписывалась смена информационных и аналитических приоритетов. На выполнение саудовских указаний давались унизительные 24 часа. Столь малый срок исключает воплощение требований и служит прологом более жёстких принудительных мер.
Катарские эмиры к исходу 8 июня не выполнили ничего. Эр-Рияд ответил… смягчением сухопутной блокады и разрешением авиакомпаниям третьих стран выполнять полёты в Катар через воздушное пространство Саудовской Аравии.

Спустя две недели королевство с претензиями на регионально-религиозное лидерство выдвинуло Катару новый ультиматум. Хотя предыдущий не стоил бумаги, на которой был написан. Теперь от эмирата требовалось:

- Всё тот же полный разрыв отношений с Ираном.

- Прекращение военного сотрудничества с Турцией.

- Закрытие телеканала «Аль-Джазира».

- Выплата денежной компенсации участникам изоляции Катара, единым платежом через королевское казначейство.

Срок исполнения – 10 дней. Про спонсорство международных террористов в новом ультиматуме не упоминалось. Из-за последнего пункта?

Проблема ультимативных авторов и соискателей миллиардов Дохи в том, что катарская дипломатия с 05.06.2017 развила ураганную активность по всем возможным направлениям. Добившись серьёзных успехов, пока саудовские эмиссары пытались втянуть в свою коалицию очередной тропический островок.

Власти США призвали «арабских партнёров к уважительному диалогу» и напомнили о стратегической важности базы американских ВВС «Эль-Удейд», расположенной именно в Катаре. На этой базе размещено Центральное Командование США, около 100 самолётов ВВС США и персонал US Army численностью около 11.000 солдат и офицеров – что сравнимо со всей катарской армией вместе с полицией. За последние 20 лет в базу «Эль-Удейд» вложено свыше 1 млрд. $ из бюджета Пентагона. Отсюда пилотируемые самолёты и беспилотные дроны вылетают на внесудебное искоренение терроризма. Её дислокация на территории «главного спонсора международных террористов» есть сущая клевета.

Турецкие компании привезли в Катар крупные партии продовольствия, причём часть бесплатной гуманитарной помощью одному из богатейших государств планеты. Власти Анкары заявили об укреплении партнёрства в военной сфере. В Катаре размещено подразделение турецких войск и строится турецкая военная база. Оба процесса будут расширены и углублены при полном согласии сторон. Заявлено о доведении их персонала до 1.000 человек и переброску в Катар лёгкой бронетехники ВС Турции.

Наличие армейских контингентов сразу двух стран НАТО на небольшом полуострове – серьёзная гарантия купировать последний довод саудовских королей.

Наконец, с Ираном катарские контакты вместо разрыва активизированы, причём на высшем уровне. Если в начале июня сотрудничество двух стран объявлялось выдумкой, то в конце месяца оно обсуждается и одобряется президентом ИРИ и эмиром Катара.
В телефонной беседе руководителей государств подчеркнута «иранская поддержка народа и правительства Катара… готовность эмирата к сотрудничеству с Тегераном для устранения региональных противоречий».
Катар заплатил за сохранение суверенитета и заплатит ещё больше, но отнюдь не самовлюблённым соседям по Аравийскому полуострову.

Как и в йеменской войне (она идёт мимо триумфов третий год!), в катарском обострении явно проявилась оторванность амбиций Эр-Рияда от возможностей эти амбиции реализовать хотя бы частично. У королевства отсутствует стратегия конфликтного взаимодействия. Её заменяют надежды на капитуляцию противников, дополненные цветастыми одами у подножья трона и тактикой подкупа обременительных попутчиков. Готовых сбежать из коалиции при первой возможности или сразу после задержек с выдачей зарплаты. Второй ультиматум после игнорирования первого – вообще шедевр внешнеполитической бездарности.

«Обречённый» эмират заручился поддержкой Ирана и Турции – двух мощных региональных держав с опытом позитивного (пусть и сложного) сотрудничества в ходе урегулирования сирийского конфликта. У Ирана есть такой опыт выживания под настоящими санкциями, что для катарских нужд и 1% будет много. Всего за несколько недель Катар добился дружественного нейтралитета США и нейтралитета обыкновенного от всех постоянных участников СБ ООН, а также Индии, Пакистана и большинства мусульманских стран.

Второй ультиматум эмират официально отклонил через три дня после вручения, объявив его положения «нереалистичными, противоречащими международному праву и принципам суверенитета».

Попытки военного давления на Доху могут привести к более позорным разгромам саудовских войск, чем в Йемене. Инструментов финансового давления на Катар у Саудовской Аравии нет, как и средств серьёзно усложнить судоходство в Персидском заливе. Запугать эмират изоляцией не удалось, как не удалось организовать эту изоляцию даже на пограничном переходе между двумя монархиями. Реакция на строптивое неповиновение Катара находится в стадии лихорадочного формирования. Первоначальные обвинения в террористическом спонсорстве благополучно позабыты…
Возможно – по причине грядущего устранения региональных отступников именно террористическим методом.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня