Нужна ли плановая экономика России?

Нужна ли плановая экономика России?

 

Плановая или рыночная?

Валерий Писарев: В настоящее время Россия отказалась от плановой экономики в том в том виде, как она применялась в СССР. Некоторые страны по-прежнему продолжают успешно применять эти формы, например, Китай. Известно, что и многие страны Запада тоже применяют элементы плановой экономики. Насколько эффективным может быть совмещение плановой экономики и современных рыночных форм?

Юрий Гузов: Элементы плана в экономике присутствуют всегда. В нижнем плане рыночной экономики – это бизнес-планирование. Оно предполагает осознание внешнего окружения рынка фирмы и понимание как лучше встраиваться в рыночную ситуацию.

Ключевым элементом бизнес-плана является маркетинговый план, благодаря которому компания понимает что стоит производить, продавать, кому продавать, и вообще, нужна ли эта продукция и продаётся ли это.

К сожалению, советская плановая система эту маркетинговую чувствительность имела очень ограниченно. Складывалась такая парадоксальная ситуация, когда спланировать можно было что угодно, и даже задействовать большой ресурс. Но нужно ли было это рынку? И в этом на первый план выходит государство как посредник. Обладая огромными ресурсами, оно становилось посредником, причём, в гигантском масштабе. А так как оно не имело механизма чувствительности к потребительскому спросу, то создавались такие ситуации, когда продукции производилось крайне много, а спроса на нее не было. Вот и создавался эффект посредника, когда заказчик не являлся потребителем.

Государство успешно вписывается экономические процессы, когда оно является заказчиком только определённой продукции, например, вооружения. Тогда оно может заказывать его в большом объёме, ведь одна из важных функций государства – это защита. Поэтому оружия производилось много, а для рынка это безболезненно.

Однако другой продукции, особенно товаров народного потребления, производилось либо крайне мало, либо много, но она не потреблялась рынком. Не было связи ни прямой, ни обратной между обществом и государством, поэтому были такие экономические перекосы.

Например, я против «зековского» строительства недвижимости. Сначала государство строило деревянные бараки, затем каменные. Наша страна, имея 1/6 часть суши земного шара, умудрилась расселиться на территории в таком же отношении как в Японии. Вместо освоения земель и освоения территорий, мы расположились на очень ограниченном пространстве.

Такое плотное заселение сейчас создаёт проблемы с транспортом, пробки в городах, высокая плотность создаёт много проблем, в том числе влияет на социальные проблемы и даже на психику и психологию людей.

Форсайт - современный опыт стран Запада

Валерий Писарев: Можно ли и нужно ли сейчас использовать элементы плановой экономики в России? Стоит ли возвращаться к ней более активно? Насколько плановая экономика или её элементы будут способствовать развитию экономики в стране?

Юрий Гузов: В СССР были развиты определённые экономические приёмы, и они развивали промышленность. Но на Западе пошли другим путём, там вводили элементы планирования, но с опорой на посредника. Предлагались стратегии, а также зарубежные экономисты старались заглянуть дальше стратегии – это форсайт - оценка долгосрочной перспективы технологий, науки, общества и экономики, которая производится систематически.

Практически, это новая идеология современного планового хозяйства в рыночной экономике – это взгляд на три поколения вперёд и идея форсайта – развитие общества, трёх базовых сил: государство, бизнес и население.

Эти три субъекта взаимодействуют в ближайшие 50 лет и этот период оценивается специалистами, экономистами в том числе. Задача форсайта - контроль и действия, уменьшающие конфликты между этими тремя субъектами (государство, бизнес, население).

Необходимо всякими способами предотвращать конфликты между ними, создавать среду, чтобы они взаимно усиливали друг друга. То есть, поддерживали платежеспособность и спрос населения. Создавать возможность производить бизнесу товары и услуги, а государство в рамках этих взаимоотношений контролирует налоговую базу, формирование и исполнение бюджета страны, участвует и в других направлениях, отличных от сферы бизнеса, а также работает над улучшением благосостояния в обществе.

Крупнейшее нарушение форсайта – это грубые вмешательства в интересы населения. Например, во Франции произошла подобная ситуация, когда страну стали насаждать иностранной рабочей силой и одновременно внесли изменения в трудовое законодательство.

В Греции произошел кризис из-за нарушения платёжеспособности страны. Все европейские страны пошли по пути создания системы форсайта с соблюдением баланса между государством, бизнесом и обществом.

Экономику в России в настоящее время надо осовременить. Та жесткость планирования на удовлетворение мечтаний посредника (государства) она должна уйти в прошлое. Надо работать над тем, чтобы все три субъекта (государство, бизнес, население) успешно взаимодействовали. Для этого надо привлекать науку, ведь осознать интересы населения и бизнеса непросто. Есть малый бизнес, есть средний и крупный бизнес. Перед компаниями разного объёма бизнеса стоят разные задачи и интересы.

Население тоже различается по многим критериям, у разных групп разные интересы, разная платёжеспособность и разные возможности.

Государство тоже неоднородно, есть, как минимум, три уровня: федеральный, региональный, муниципальный. На каждом уровне надо решать соответствующие задачи.

Поэтому регулирование этих процессов на долгосрочный период – это одна задача. Но есть еще и задачи на среднесрочные и краткосрочные периоды. В такие периоды могут применяться элементы планирования, но в рыночной экономике происходит планирование с приоритетами, на которые надо ориентироваться. То есть, происходит точечная настройка, а не жёсткие плановые задания. Жёсткие планы можно давать, но только в том случае, когда планирование происходит с уже известным потребителем, когда известен спрос на продукцию.

А так как государство не является потребителем многих товаров народного потребления, поэтому в этой части лучше довериться элементам рыночной экономики. И в этом случае поможет точечная настройка, когда должны взаимодействовать реальные контрагенты без посредников. Тогда видны реальный спрос, запрос производства и рыночная стоимость. Понятно, что это тоже непростая работа, которая требует определённые ресурсы, например, качественные маркетинговые исследования.

В странах Запада маркетинговые исследования являются одним из самых дорогих компонентов услуг. А именно они направлены на выявление необходимости в создании определённых производств на ту или иную группу товаров.

На рынке периодически возникает много рисков, которых в советской системе не учитывали, их просто не было. Например, выбрали приоритет построить 20 тысяч танков, спланировали сколько для этого надо выплавить стали, изготовить деталей. Заводы работают, производят для этой цели детали, собирают готовую продукцию. Но для производства продуктов, которое потребляет население, стоят другие задачи. Лучше всего надо опросить само население, что им необходимо.

Маркетинговые исследования дают возможность познать потребности определённых срезов общества, выявления предпочтений и введения каких-либо новых продуктов.

СПбГУ в настоящее время занимается этим, выясняет чувствительность взаимодействий бизнеса и общества.

Валерий Писарев: Надежды есть, что будет гибкий подход в применении элементов плановой и рыночной экономики в России?

Юрий Гузов: Эти элементы не противоречат друг другу, главное противоречие – посредничество. Когда производитель и потребитель взаимодействуют напрямую на основе маркетинга, тогда идёт развитие экономики. Тогда создаётся система гибкого реагирования, индикатор, который показывает уровень потребности в том или ином товаре.

Раньше при плановой экономике мы жили без обратной связи, не учитывались реальные потребности рынка. Вернёмся к теме недвижимости в России. При таких территориях мы должны их осваивать строить дороги, заниматься коттеджным строительством и инфраструктурой. Это естественный фон развития нашего общества. Человек должен жить на земле и у нас есть возможность проживать в малоэтажных домах.

Почему 80% жилого фонда Лондона застроено секционными односемейными домами с земельными участками, а у нас нет? На наших огромных территориях выстроены города с многоэтажными домами, которые в принципе являются сами по себе опасными техногенными объектами. При любом пожаре, взрыве газа или землетрясении сам дом несет опасность жизни и здоровью людей. 


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня