Не хочу быть «форбсом»

Не хочу быть «форбсом»

Почему чиновники и депутаты застыдились своих доходов

Богатство для чиновника — под запретом. Народ, конечно, догадывается, что люди во власти с голода не умирают, но хвастаться своим достатком чиновник не имеет права. В мире российской политики владеть богатством надо крайне тихо, не привлекая внимания. А если заметили — тут же сказать, что деньги тебе «подбросили». В Красноярске, например, депутаты примерно так и сделали.

Рейтинг «женщин-чиновниц», представленный приложением русского Forbes, примечателен, пожалуй, двумя обстоятельствами.

Во-первых, восемь из десяти дам в нем – женщины в возрасте за 60, и это тоже яркая примета российского властного истеблишмента.

Во-вторых, в нем вообще-то практически нет чиновниц. В основном — члены Совета Федерации и Государственной думы. Парламентарии, конечно, приравниваются по статусу к министрам и вице-премьерам, но представляют особую, отдельную ветвь власти, а именно — законодательную. Когда автор рейтинга делает оговорку, мол, работники ЦБ не являются чиновниками, потому в рейтинг и не попали, то звучит это как минимум странно — будто депутаты и сенаторы чиновниками являются. Депутаты — в отличие и от собственно чиновников, и от служащих Центробанка — выборная должность.

Это замечание не к тому, чтобы как-то уязвить авторов рейтинга из уважаемого журнала, а к тому, что даже люди, которые профессионально занимаются политической аналитикой, зачастую воспринимают наш парламент в качестве оперативного придатка исполнительной власти, не делая различий между вице-спикером Госдумы и каким-нибудь замначальника департамента в Минэкономразвития.

Что же говорить о людях менее искушенных в тонкостях большой российской политики. Для них вся «властная вертикаль» — от президента до участкового — это просто «власть».

Она не делится на уровни, хотя, конечно, есть «наш губернатор», а есть «там в Москве». Она совершенно не разделена на ветви власти (не говоря об идее сдержек и противовесов), хотя базовое представление о том, что депутат отличается от начальника из мэрии, все же присутствует.

У этой единой и неделимой власти общие полномочия: карать, миловать, строить, воровать, давать деньги. И что еще важнее — коллективная ответственность.

Казалось бы, «Форбс» рассказывает о самых богатых россиянах не первый год. Тут тебе и традиционная «золотая сотня», и рейтинги самых богатых спортсменов, актеров и звезд шоу-бизнеса. Но рейтинг самых богатых чиновников (или женщин-парламентариев, как в данном случае) — особое дело. Где-то тихо, на заднем плане за его публикацией слышится «волна народного гнева». Ну как наш чиновник может быть богат? Он не может и ни в коем случае не должен быть богат. Никаких оправданий для относительного богатства человека у власти быть не может.

Даже логика «пришел из бизнеса» работает, скорее, по аппаратной линии, а у широких народных масс вызывает удивление или отторжение.

По типу реакции «олигархи захватывают власть». Такое не нравится никому.

Все, разумеется, понимают, что начальство — люди не бедные. И что привилегии появились не просто так. И что богатство само по себе ничего еще не значит — лишь бы человек был профессионалом. Но миллионы в декларациях чиновников и депутатов людей раздражают неимоверно. Особенно когда эти миллионеры докладывают с высоких трибун о росте бедности в России.

Чиновничество в массе догадывается о подобных умонастроениях, потому показное потребление госслужащих или депутатов у нас редкость. И всякий раз оказывается сопряжено со скандалом.

Пресс-секретарь российского премьера Наталья Тимакова зачекинилась в отеле, где ночь стоит 1200 евро — скандал. Депутаты владеют недвижимостью в Майами — Владимир Пехтин, один из старейших единороссов, вынужден покинуть Госдуму. А вслед за ним еще с десяток депутатов-бизнесменов сдают мандаты в рамках, естественно, той самой борьбы за очищение «от скверны» — то есть формального очищения рядов «власти» от богатства.

Считается, что чиновнику или депутату стыдно быть богатым — на этом играет оппозиция в своих разоблачительных фильмах.

Вот почему, когда в Красноярске местные депутаты поняли, что их решение поднять себе любимым зарплаты стало гласным, более того — что про них уже рассказывают новости федерального уровня, они немедленно сдали назад.

Один из депутатов заявил, что текст законопроекта подменили на совершенно другой — его подробностей голосующие парламентарии не знали.

«Законопроект вообще касался исчисления стажа службы, по нему было заключение Счетной палаты, что он денег не требует, он прошел комитет. А, оказывается, на сессии два депутата-единоросса внесли новую редакцию, никому об этом не сказали, никого не предупредили. По факту мы проголосовали, не зная этого нюанса, что там появились какие-то коэффициенты. Правда для многих вскрылась через неделю», — поведал депутат заксобрания Александр Глисков.

Его коллеги пояснили, что они-то хотели повысить довольствие библиотекарям и чиновникам мелкого уровня — и только коварное предательство заставило их поднять зарплаты себе.

И теперь красноярские депутаты обещают, что откажутся от лишних денег, приняв такой бюджет края, в котором денег на их зарплаты будет не больше, чем было.

Эта история проходит больше по разряду «анекдот из регионов», но она о том же — российский чиновник должен быть скромнее. Или, если выразиться точнее, лучше уметь прятать свои виллы в Майами, свои лимузины, своих друзей-олигархов (друзей детства и юношества, конечно) и своих супругов из списка «Форбс». Особенно накануне большой избирательной кампании.

Иначе за виллу ему могут настать полные вилы — причем не столько в прямом смысле (народ у нас ворчлив, но не буен), как в переносном — от СКР и прокуратуры. И вот последнее соображение людей государевых из различных министерств и ведомств, а также парламента особенно пугает.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня