Почему торговый профицит Германии угрожает миру

Почему торговый профицит Германии угрожает миру

На завершившемся в Гамбурге саммите G20 четко проявилось принципиальное различие между протекционистской Америкой и выступающей за свободную торговлю Германией.

Президент Дональд Трамп уже вышел из одного торгового соглашения (Транстихоокеанское партнерство) и требует пересмотра другого (Североамериканское соглашение о свободной торговле). Он также не исключает введения таможенных пошлин на импортируемую в Америку сталь, что почти наверняка вызовет ответные меры. Угроза торговой войны присутствует с самого начала президентства Трампа.

Канцлер Германии Ангела Меркель на контрасте активно поддерживает свободную торговлю. Явно имея в виду нынешнего главу Белого дома, она в конце июня в своей речи резко осудила силы протекционизма и изоляционизма в мире. Реальным шагом ее политики стало заключенное на прошлой неделе соглашение о свободной торговле между Японией и Европейским союзом.

Совершенно очевидно, у кого более убедительная позиция. Доктрина Трампа об обязательном балансировании торговли, для того чтобы она была более справедливой, экономически безграмотна. Его вера в то, что таможенные пошлины уравняют правила игры, наивна и опасна: они только всем ухудшат благосостояние.

Однако в одном Трамп прав. Он постоянно критикует Германию за ее торговый профицит, который в прошлом году достиг почти $300 млрд, он самый большой в мире (даже у Китая он лишь $200 млрд).

Его предложение - остановить продажу немецких автомобилей в Америке - скорее всего, обречено на провал, но Германия действительно слишком много сберегает и слишком мало тратит. А размер и стремительный рост сбережений компрометируют Германию как главного защитника свободной торговли, полагает британский журнал The Economist.

По сути, положительное сальдо торгового баланса - это превышение национальных сбережений над внутренними инвестициями. В случае с Германией профицит не результат меркантилистской политики немецкого правительства, как считают некоторые иностранцы. Не отражает он и сильное желание стареющего населения страны как можно больше сохранить: уровень сбережений домохозяйств остается неизменным в последние годы. Где он на самом деле излишний, так это у частных компаний и у правительства.

Основная причина торгового профицита Германии - сохраняющееся уже не одно десятилетие соглашение между бизнесом и профсоюзами о сдерживании роста зарплат для сохранения конкурентоспособности ориентированных на экспорт секторов экономики. Подобное ограничение очень помогло экспортоориентированной экономике в послевоенные годы восстановления и позже.

В германской модели есть чему позавидовать. Гармония между компаниями и рабочими - одна из основных причин бурного развития экономики. Фирмы могут свободно инвестировать, не опасаясь, что профсоюзы потребуют от них выкуп. Государство вносит свой вклад через поддержку системы профессионально-технического обучения, которая заслуженно считается одной из лучших в мире.

В Америке перспективы для рабочих без университетского образования ухудшились вместе со снижением количества рабочих мест в промышленности, на чем во многом базируется экономический национализм Трампа. Германия отчасти также пострадала от этого, но она продолжает опираться на рабочие профессии, которые в Америке стремительно исчезают. Это одна из причин, почему популистской партии Альтернатива для Германии (AfD) не удается получить более широкую поддержку среди немецких избирателей.

Но в этой модели также очевиден отрицательный побочный эффект. Она привела к тому, что экономика Германии и глобальная торговля оказались несбалансированными. Сдерживание роста заработной платы означает небольшие внутренние расходы и маленький импорт. Потребительские расходы сократились до 54% ВВП по сравнению с 69% в Америке и 65% в Великобритании. Немецкие экспортеры не инвестируют огромную прибыль у себя дома.

Каким же образом можно решить эту проблему? Возможно, торговый профицит Германии уменьшится точно так же, как в Китае, с ростом зарплат. Сегодня уровень безработицы ниже 4%, а количество граждан трудоспособного возраста неуклонно снижается, несмотря на большую миграцию.

После нескольких десятилетий падения стоимость жилья пошла вверх, а это означает, что зарплаты будут с трудом покрывать все необходимые расходы. Институты, поддерживающие сдерживание роста заработной платы, теряют былое влияние. Евро может также резко укрепиться. Но немцы по природе чрезвычайно осторожные. В прошлом году зарплаты выросли всего на 2,3%, что ниже, чем в предыдущие два года. Если ничего не делать, то потребуется много лет для снижения профицита до приемлемого уровня.

Между тем, правительство может помочь с помощью увеличения расходов. Баланс структурного бюджета Германии из дефицита в более чем 3% ВВП в 2010 г. превратился в небольшой профицит. Чиновники называют это бережливостью, но на фоне излишних сбережений частного сектора подобные заявления выглядят неубедительными. В Германии более чем достаточно проектов (в первую очередь инфраструктурных и социальных), на которые можно было бы потратить значительные средства.

Но самое главное - Германия отказывается признать, что излишние сбережения - это слабость. Меркель права, когда защищает свободную торговлю. Однако она и ее соотечественники должны понять, что профицит Германии сам по себе является угрозой легитимности свободной торговли.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня