Георгий Жуков – Маршал Победы

Георгий Жуков – Маршал Победы

В истории XX века Георгий Константинович Жуков – реальный человек, навсегда занявший своё место как в советской, так и в российской истории. Его имя лучше всего стыкуется с понятием «Маршал Победы». Как Представитель Ставки ВГК, Маршал Жуков намного превосходил по своим военным способностям, силе характера, уму и практическим действиям остальных Представителей Ставки, что по праву сделало его Заместителем Верховного Главнокомандующего.

Это надо помнить тем, кто сравнивает Маршала Жукова с другими командующими фронтами и даже, армиями. Уровень власти соответствует своему уровню задач, игнорировать этот принцип, сосредотачиваясь на личных и других качествах, говорит о произвольном подходе. Сравнивать надо сравнимое. Маршала Жукова сравнить ни с кем в течение Великой Отечественной войны не удастся, поэтому, только он воспринимается нами как «Маршал Победы».

Не надо быть слишком дотошным, чтобы изучить биографию Георгия Константиновича достаточно подробно. О нём написано очень много, в том числе, к сожалению, и нелицеприятного, что выдаёт попытки отдельных деятелей унизить величайших людей в нашей истории. Но главное, что у нас есть, это его собственная книга «Воспоминания и размышления», которая воспринимается как личный разговор с этим великим человеком.

После такого разговора остаются вопросы, на которые придётся искать собственные ответы. Они бывают очень неожиданные, когда сам погружаешься в подобную обстановку. Серьёзные «подсказки» дают другие источники, где видна твёрдая рука Жукова и его острый ум в решении тактических, оперативных и стратегических вопросов. Но основное, что надо держать в голове, это мера титанической ответственности, которую брал на себя этот человек в своих решениях.

Выкладывая для себя логику, понимаешь, что этот путь многократно был пройден нашими предками в истории. На разных уровнях каждый из нас, полагаясь на свой опыт и науку находит решения с разным успехом и старается не повторять ошибок. Конечно, самым сложным путь принятия решений был на самом верхнем уровне управления. И мы знаем, кто стоял в самое трудное время на самом верху и не ошибся в своих действиях.

Георгий Константинович Жуков в должности Начальника Генерального штаба начал войну сложно, система обороны, на которую рассчитывало советское военно-политическое руководство разваливалась как карточный домик. Принимаемые меры по организации новых рубежей обороны второго и третьего стратегических эшелонов себя не оправдывали. Жуков один из первых понял, насколько ход войны в первые дни, недели и месяцы развивался для нашей армии и страны трагически.

Враг уверенно навязывал свою волю, преодолевал возникающие сложности и упорно продвигался вглубь, нанося поражения всё новым группировкам наших войск, встававшим на его пути. Гибель армий Западного и Юго-Западного фронтов, потеря вооружения и территорий угнетающе действовало на все звенья военного командования. Противопоставить врагу удавалось только мужество генералов, офицеров и солдат, часто находившихся на грани отчаяния.

Реальность показывала, что всё происходит не по нашей воле и эту тенденцию надо было непременно переломить. Отсюда, первые жёсткие приказы контратаковать, чтобы хоть на отдельных участках стабилизировать обстановку. Затем, фронтам и армиям ставилась задача на жёсткую оборону, но немцы достаточно легко находили более слабые участки и снова прорывались. Во что бы то не стало, надо было становиться адекватными новому характеру ведения войны.

Самое страшное, с чем столкнулась Красная армия, - потеря управления войсками. Практически любое наступление немцев, а особенно энергичные прорывы приводили к потере контроля боевой обстановки. Это объяснялось не отсутствием стойкости в обороне, так как примеров самого высокого героизма и самоотдачи было на каждом шагу. Важнее было то, что самые высокие штабы и самые энергичные полководцы не владели обстановкой и не умели свою волю навязать противнику.

На известном совещании у И.В. Сталина 29 июля 1941 года эмоциональное раздражение от неуспехов выразилось в том, что генерал армии Жуков был освобождён от должности Начальника Генерального штаба за предложение оставить Киев и вывести Юго-Западный фронт за Днепр. Оставаясь Представителем Ставки ВГК, Жуков возглавил Резервный фронт с задачей срезать Ельнинский выступ.

Этот выступ сложился после Смоленского сражения и представлял плацдарм для удара  на Московском направлении. Жуков сам настаивал на проведении армейской операции, чтобы вернуть город Ельня, так как считал плацдарм привлекательным для развёртывания сильной немецкой группировки. Теперь представился случай сделать это собственными руками, головой, руководя войсками на этом направлении.

Жукову было важно не только добиться выполнения поставленной задачи, но и разобраться самому, как воевать с немцами в этой войне, как переломить ситуацию, как навязать такому противнику свою волю. То, что не получалось потребовать у подчинённых, теперь нужно было научиться делать самому. И никаких учителей, кроме противника, который не показывал своих слабых мест.

Можно только представить, какой волей, самообладанием, выдержкой и настойчивостью надо было владеть, чтобы найти решения, которые мало кто представлял. А потом, этому искусству обучить подчинённых и добиться от них результатов уже на другой основе, чтобы уверенно побеждать противника и ставить его самого в невыносимые условия. Это задача для Великого полководца и генерал армии Жуков с ней справился.

На Ельнинском выступе предстояло основную роль играть соединениям 24-й армии. Эта армия прибыла из Сибирского военного округа и возглавил её Командующий округом, генерал-лейтенант Калинин С.А. После нескольких телефонных разговоров с Начальником Генштаба, он был снят со своей должности за нерасторопность и другие промахи. На его место был назначен только недавно ставший Командующим 31-й армии генерал Ракутин К.И.

Генерал-майор пограничных войск Ракутин был моложе многих своих комдивов и не имел опыта командования общевойсковыми соединениями. Но что-то Жукову подсказывало, что для его целей на Ельнинском выступе это лучшая кандидатура, чем Командующий округом, который должен был бы справляться с задачами фронта. Жуков понимал чётко, что успех в бою решают командиры, солдаты не проигрывают бой...

Вступив в командование Резервным фронтом, Георгий Константинович деятельно приступил к подготовке операции. Помимо подготовки своих войск, он досконально изучал противника, его группировку, принципы его обороны, искал в ней слабые места. После первых боёв, оказалось, что неуспех связан с малой результативностью нашей артиллерии, надо было срочно менять способы её применения по надёжному прорыву обороны противника с учётом её особенностей.

Раз за разом, атакуя противника, приходилось делать поправки и исправлять ошибки, которые вчера ещё были нормой. Приходилось отвечать самому себе на жёсткие вопросы. Почему, обладая большей численностью, техническим оснащением, волей к победе и решительным командованием, результаты так ничтожны, а потери так громадны? Тяжело давалась эта наука не только офицерам и генералам, но и Командующему Резервным фронтом.

Что точно понимал генерал армии Жуков, - начинать надо с себя, чтобы потом было чему учить подчинённых командиров. Считается, что сражение за Ельню продолжалось 50 дней, с 18 июля по 5 сентября, дуга была срезана. 20-й армейский корпус вермахта отошёл от Ельни, понеся огромные потери. Четыре дивизии Красной армии впервые получили Гвардейские наименования и знамёна.

Опыт сражения за Ельню сыграл свою роль в 1941 году, приведя к поражению германских группировок под Ростовом и Тихвином, где они были не только остановлены, но и отброшены. Роль Жукова Г.К. в Московской битве хрестоматийна и говорит только о росте его полководческого сознания в этой войне. К 1942 году Красную армию готовили к наступательным действиям не только технически, но и морально.

То, что произошло в мае 1942 года под Харьковом напоминало катастрофу 1941 года с тем отличием, что прорыв к Волге и Кавказу, произошёл только на одном стратегическом направлении и крупных котлов удалось избежать. Способность Красной армии побеждать вновь была поставлена под сомнение, чего-то не хватало в наработанном и оплаченном большой ценой опыте. Оставалось слабое звено, не позволявшее все военные усилия замкнуть в одну систему, которая приведёт к победе.

В самый разгар отступления, после второго оставления Ростова, что привело к прорыву немцев на Кавказ, 28 июля 1942 года выходит Приказ Народного Комиссара Обороны Союза ССР «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций» №227. В войсках этот приказ в войсках был известен как «Ни шагу назад» и сыграл он самую необходимую роль, после чего стало возможным устоять в Сталинграде и повернуть вспять весь ход войны.

В «Воспоминаниях и размышлениях» Георгий Константинович упоминает об этом Приказе, но основную роль в его появлении отдаёт политработникам во главе с генералом Щербаковым. Не будем забывать о руководящей роли партии, которая была не только во время Отечественной войны, но и во времена написания мемуаров. Приказ подписан лично Сталиным И.В., а он полагался не только на политработников.

Авторитет генерала армии и маршала Жукова в глазах Верховного Главнокомандующего в течение войны был настолько велик, что с ним не мог конкурировать даже Генштаб. Георгий Константинович был исключительно прямым человеком, что мог себе позволить откровенно излагать свои взгляды на войну и свой опыт Верховному в личном общении. Сталин дорожил такими отношениями, сложившимися во времена тяжёлых поражений и славных побед.

Такие Приказы, как №227, «Ни шагу назад!», появляются не из красивых слов и не у талантливых пропагандистов. Это кристаллизованный опыт войны, пропущенный через понимание тех, кто принял на себя максимальную долю ответственности. Потом эти мысли преобразуются в слова, понятные и доступные не только солдатам, но и всему народу. Такой опыт бесценен, а Приказ №227 на все времена.

Мы не задумываемся, а мог ли такой приказ появиться в Российской императорской армии в 1-ю Мировую войну? Однозначно нет. В том числе и оттого, что военачальников масштаба маршала Жукова не было. Такие люди создали Советскую военную школу новой формации, которая превзошла германскую, а тем более российскую дореволюционную, которая развивалась за европейской с опозданием, и была вынуждена компенсировать отставание потерями людей и территорий без особых успехов.

Советская военная школа тоже начала с жестоких поражений, но способность к перерождению и переорганизации поразительна. Жуков в полной мере это понял и освоил по-максимуму. Такого подхода не хватало царским генералам, чтобы на победы не молиться, а добывать своей волей и энергией. Возможно, тогда бы и победу не увели из-под носа и революция бы не понадобилось.

Роль и участие лично Жукова в отлаживании советской военной машины грандиозна. Он и исследователь, и экспериментатор, новатор, который жёстко и быстро приводил в жизнь новые установки и реорганизации. Конечно, Жуков имел ограничения, но даже Сталин их имел и раздвигал их рамки только своими запредельными усилиями, предоставляя возможности реального. Жуков в полной мере, вместе с Генеральным штабом их использовал во имя Великой Победы.

Можно скорбеть о заплаченной цене, не задавая себе больше никаких вопросов, а можно и должно относиться к этому, как к исключительно нашему опыту, который ложится в основание наших последующих действий и опытов. Такие люди, как маршал Жуков открывают в нас самих не только возможности, но и учат, как переходить на новые уровни решений, в чём мы нуждаемся во все времена.

В заключение, хотелось бы спросить «критиков» Маршала Победы: - А вы можете представить, что ход войны бы не изменился, если бы в Красной армии не было бы такой личности как Жуков? Ну и второй вопрос: - Представляете, как развивалась бы война, если бы среди гитлеровских фельдмаршалов был такой как Жуков?

Об этом думать не хочется, не то, что представлять. Но можно почувствовать себя счастливым, что наша земля рождает таких людей, как Георгий Константинович Жуков. Низкий поклон, товарищ Маршал Советского Союза!


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня