Попробуй найти. Почему госкомпании остаются без топ-менеджеров

Попробуй найти. Почему госкомпании остаются без топ-менеджеров

LIGA.net разбиралась, почему кадровые конкурсы решили возобновить после длительного затишья и есть ли у них шансы на успех.

Сложная процедура

По состоянию на 2 августа 2017 года состоялись конкурсы на 19 особо важных для экономики предприятиях. Новых руководителей получили только девять компаний: Укргазбанк, Укргаздобыча, Укрнафта, Ильичевский морской порт, Укртранснафта, Международный аэропорт Львов, Укрзалізниця, Укрпочта и Международный аэропорт Борисполь.
В некоторых ГП не принесли успеха даже повторные процедуры. С чем связана задержка? Причин множество. Во-первых, в ходе конкурсов изменился механизм отбора. Поначалу руководителей назначали комиссии, созданные при профильных министерствах. С 2016 года ответственность за проведение конкурсов передали в Минэкономразвития.
Руководителей особо важных для экономики предприятий, как и раньше будет избирать Номинационный комитет. Но если во время первых конкурсов в состав комитета входило 5 министров и 5 наблюдателей, то с момента передачи конкурсов МЭРТ в состав комитета вошли 9 министров и 9 независимых международных экспертов. Такой порядок проведения конкурсного отбора утвержден правительственным постановлением №777.


При проведении конкурсов в сентябре 2017 года, по словам Кубива, кандидатуры утверждаются большинством голосов 9 министров, с учетом совещательного голоса 8 представителей МФО, международных экспертов по вопросам корпоративного управления. Как и ранее, отбор кандидатов будет происходить в два этапа. На первом этапе претендентов оценивает комиссия по назначениям при Комитете, которая отбирает от 2 до 5 финалистов. На втором этапе Комитет по назначениям выбирает среди финалистов наиболее квалифицированного претендента и рекомендует его кандидатуру на утверждение Кабмина.
Минэкономразвития называет такую процедуру лучшим инструментом назначения руководства крупных госпредприятиях. Оптимизм МЭРТ разделяют не все.
Подводные камни

Опрошенные LIGA.net участники отбора руководителей для стратегических госкомпаний скептически отзываются о механизме конкурсного отбора. Изначально идея конкурсов выглядела очень перспективно, рассказывает экс-чиновник, принимающий непосредственное участие в конкурсах. «Но мы столкнулись с тем, что рекомендовать руководителей комитет смог только на вакантные должности. Уволить тех, кто возглавлял то или иное ГП на принятия решение о конкурсном подборе оказалось практически невозможно», – говорит собеседник LIGA.net на правах анонимности.
Еще одним препятствием стала коррупция в судебной и правоохранительной системе. «Судебное решение или представление СБУ на того или иного кандидата могут заблокировать конкурс. Второе – это сферы влияния и политические интересы. Каждый чиновник хотел видеть во главе определенного ГП своего человека, на комиссию было сильно давление», – говорит экс-сотрудник МЭРТ. В качестве примера он приводит ГП Укрспирт. По разным причинам – то по решению суда, то из-за несогласованности действий комиссии, то из-за самоотвода кандидатов – безрезультатно завершились четыре конкурса на должность гендиректора.
«Манипулировать результатом можно на каждом этапе», – подтверждает на условиях анонимности один из членов номинационного комитета. По словам собеседника LIGA.net, процесс подбора кандидатов выглядит так: при министерстве создается комиссия первого уровня, которая отбирает кандидатов для подачи на комиссию второго уровня – Номинационный комитет. «Часто комиссия состоит из людей, которые ничего не понимают в бизнесе. И они формируют short-list. А в министерствах у каждого министра есть своя политическая квота. Соответственно, министр имеет большое искушение влиять на людей, которые формируют список кандидатов», – говорит он. Ключевое влияние на процесс имеют две фракции коалиции – БПП и Народный фронт.
«Как и выборы, конкурсы можно фальсифицировать по следующим схемам: кулуарныедоговоренности среди членов комиссии, давление на членов комиссии путемманипуляций, угроз, шантажа», – добавляет Владимир Коломоец, руководитель Киевского офиса Pedersen & Partners. По его словам, конкурсы неэффективны еще и потому, что не выдержана логика профессионального отбора. «Мы отбираем кандидатов на предприятия, у которых нет утвержденной стратегии на ближайшее время. Мы ищем просто здоровых мужчин и женщин, а потом решаем, отправлять их в космос или на подводную лодку», – отмечает он.
Отсутствие политики собственности – зачем государству нужно то или иное предприятие – является базовой проблемой, подтверждает управляющий партнер Odgers Berndtson Украина Роман Бондарь. «Принятая политика собственности даст возможность определить стратегии развития и конкретные цели предприятий. Это радикально поднимет качество найма СЕО, потому что будет понятно кого и для какой задачи нужно искать и как мотивировать», – говорит он.
Финансовый мотив
Изначально планировалось, что комиссии в конкурсах будут работать на волонтерских началах. В «новом сезоне» правительство решило платить рекрутерам. Правда, не из бюджета, а из кармана компаний-наемщиков или за счет донорских пожертвований. Соответствующая норма уже прописана в постановлении №777, говорит Бондарь.

При этом и экс-чиновники, и рекрутеры неофициально признают, что донорские средства уже использовались.
Официальный гонорар за проведение конкурса рекрутерам предложили только в ПриватБанке, рассказывает управляющий партнер компании Boyden Ukraine Алексей Долгих. «В данном тендере речь шла о серьезных гонорарах. Это огромный шаг вперед», – говорит он.
Удастся ли правительству осенью сдвинуть процесс с мертвой точки? Гарантий нет. Один из рисков – дефицит профессиональных кадров.
«Последним конкурсом, на который я согласился, был Электротяжмаш. Мы сформировали short-list, и ровно год Номинационный комитет не мог собраться. А неделю назад решили возобновить – мои кандидаты мне позвонили и сказали, что они в таком цирке участвовать не хотят», – рассказывает один из экс-участников процесса.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня