Тьерри Фремо: «Фильмы братьев Люмьер – достояние всего человечества»

Тьерри Фремо: «Фильмы братьев Люмьер – достояние всего человечества»

10 августа 2017 года на российские экраны выходит документальная лента «Люмьеры!» - киноальманах из 108 коротких фильмов родоначальников кино братьев Люмьер, составленный Тьерри Фремо (дистрибьютор - Capella Film / Пионер). Директор Каннского кинофестиваля и Люмьеровского института в Лионе рассказал порталу ПрофиСинема о работе над лентой, актуальности работ братьев Люмьер для современного зрителя, важности возвращения к истокам кино, почему этот фильм стал для него шагом в вечность и многом другом. 


Корреспондент: 
Ваш фильм – не первое обращение к творчеству братьев Люмьер в кино. Я видела, к примеру, замечательный фильм Марка Аллегре, который также называется «Люмьеры». Были и другие работы. Как вы считаете, что нового удалось сказать по этой теме?

Тьерри Фремо: 
Марк Аллегре в свое время сделал блестящий документальный фильм о Люмьерах, он, как и многие другие, был влюблен в их творчество. Раньше мне много раз приходилось комментировать для публики показы фильмов братьев Люмьер на различных мероприятиях в Лионе, а также за границей, и я всегда знал, что должен сделать из этого документальный фильм. Я ставил своей задачей показать публике, что Люмьеры были последними изобретателями кино и первыми режиссерами. Это был акт кино, это была режиссура, а не только изобретение киноаппарата. «Люмьеры!» - это фильм, поставленный не Тьерри Фремо, я на этом настаиваю, это не мой фильм, это фильм братьев Люмьер. Все, конечно, хотят видеть меня режиссером фильма. Мне это не нужно. Для меня это был труд любви, мой долг. И моя цель – показать, что фильмы Люмьеров достойны восхищения. Тьерри Фремо составитель и комментатор этого фильма, но не режиссер. 

Корреспондент: 
Но ваш комментарий, голос за кадром – очень важная часть фильма!

Тьерри Фремо: 
Да, потому что вообразите, что я представлю на суд публики полтора часа немого кино братьев Люмьер. Никто ничего не поймет, никто не уловит те важные вещи, на которые следует обратить внимание, и всем просто будет скучно на это смотреть. Как историк я не поддерживаю моих коллег, которые пытаются показывать фильмы, снятые в эпоху детства кино в чистом виде – так, как они были сделаны. Сейчас 2017 год, и я не хочу имитировать киносеанс конца XIX века. Мне приходилось устраивать такие сеансы в Лионе, но здесь была другая цель, - вернуть Люмьеров в кинотеатры XXI века, в наши сегодняшние реалии. Может быть вы скажете, что комментария или музыки слишком много, – я не знаю. Когда выйдет DVD, любой желающий сможет выключить звук и смотреть фильмы в первозданном виде. Этим фильмом я обращаюсь к зрителю, – посмотрите, вы думаете, что они только изобрели кино и ничего более? Нет. Это кино для сегодняшнего дня. 


Корреспондент: 
Каково во Франции отношение к феномену братьев Люмьер? Гордятся ли ими французы?

Тьерри Фремо: 
От изобретения кино и до 20-х годов братья Люмьер, и особенно Луи Люмьер, потому что именно он изобрел киноаппарат и больше был вовлечен в процесс создания фильмов, были окружены славой. Затем наступила тишина – с 30-х и до 1995 года, 100-летнего юбилея кино. Тогда мы поняли, надо что-то делать. Но с другой стороны, Анри Ланглуа – основатель французской синематеки – с середины 50-х регулярно устраивал показы фильмов братьев Люмьер. Ланглуа – выдающаяся фигура движения за возвращение кино. И особенно для глупых критиков во Франции, которые иногда вообще неспособны мыслить самостоятельно. Такие люди, как Ланглуа, как Жан-Люк Годар, которые привлекали внимание к творчеству Люмьеров, сыграли огромную роль в сохранении и популяризации их наследия. Они очень помогли мне. Я начал работать как волонтер в институте братьев Люмьер в Лионе, когда был еще студентом. На первой пресс-конференции в день открытия института заявил, что хочу помогать. Я никогда не сдавался, не покидал институт, и когда его возглавил, то первое, на чем решил сосредоточить свои усилия –  вернуть Люмьерам заслуженное место в истории кино. Это не правда, что первым режиссером был Жорж Мельес. Конечно, Мельес внес огромный вклад в кино, как и Дэвид Уорк Гриффит, Сергей Эйзенштейн и другие. Но моя задача была доказать, что режиссура в кино началась с Люмьеров. И я хотел сделать фильм, который сможет выйти сегодня в кинопрокат. Потому что фильмы Люмьеров с началом эпохи Мельеса, студий Гомон и Пате, примерно с 1905 года ушли из кинотеатров на долгие годы. Конечно, проводились различные мероприятия, и в Лионе мы постоянно организуем показы. Но впервые во Франции Люмьеры стали так успешны. Более ста тридцати тысяч зрителей в течение 6 месяцев. 

Корреспондент: 
То есть вы довольны результатами проката фильма во Франции?

Тьерри Фремо: 
Очень доволен. Потому что этот фильм – не кинолаборатория, не выставка, это просто фильм. Вернитесь в кинозал и испытайте те же эмоции, что испытывали зрители более ста лет назад. Для меня этот фильм, как шаг в вечность. Возможность отдать Люмьерам должное. Луи Люмьер был скромным человеком. Он не хотел, чтобы о нем много говорили. А я хочу говорить о нем! Вы знаете, фильм вышел в прокат во Франции 25 января 2017 года – в тот же день, что и «Ла-ла ленд». И это прекрасно, потому что «Ла-ла ленд» продолжает традиции, заложенные фильмами Жоржа Мельеса, Жака Деми и прекрасных мюзиклов 50-х годов. И с другой стороны - «Люмьеры!». Не стоит противопоставлять их Мельесу, как это часто делают, как игровое направление кино противопоставляют документальному. Мельес врывался в мир и придумывал его снова в своих фильмах. Как позже делали Феллини, Жак Деми, как поступает Голливуд. Люмьеры же – это другая школа, которая показывала жизнь такой, какая она есть. Школа, из которой вышли Дзига Вертов, Жан Ренуар, Морис Пиала. Это два пути кинематографа. И получилось весьма органично, когда два фильма вышли в прокат одновременно. 

Корреспондент: 
Вопрос к вам, как к историку кино. Это правда, что на первом показе фильмов братьев Люмьер 28 декабря 1896 года в Гранд кафе присутствовал Жорж Мельес и что он был настолько впечатлен, что немедленно захотел приобрести аппарат синематограф, но Луи Люмьер отказал ему? 

Тьерри Фремо: 
Да, но это был не Луи, а отец братьев Антуан. Он дружил с Жоржем Мельесом и, приехав в Париж, пригласил его в Гранд кафе: «Приходи, я покажу тебе что-то экстраординарное». И Мельес был так впечатлен, что тут же захотел купить синематограф. А Антуан сказал – нет, нет, это изобретение не для продажи, у него нет будущего. Это была ложь, он просто хотел оставить изобретение для семьи. Но он помог Мельесу создать собственный киноаппарат с тем же механизмом, как синематограф. Конечно, вы найдете много людей, которые скажут, - нет, Люмьеры не были первыми в изобретении кино, было много  ученых – Эдисон, Складановский и другие. Многие ломали голову над изобретением кино. И вы найдете целый ряд имен до Люмьеров, но после не найдете ни одного имени. Потому что, когда они изобрели кино, дело было сделано. Мы увидели кино. Результат был превосходным – сам аппарат, черно-белое изображение, рамка кадра. Поэтому день, когда Люмьеры изобрели кино, ознаменовал собой конец эпохи изобретений и начало эпохи художественных поисков. 


Корреспондент: 
Я читала о том, что в Париже нет мемориальной таблички на доме, где располагалось Гранд Кафе и был устроен первый показ фильмов Люмьеров? Так ли это?

Тьерри Фремо: 
И да, и нет. В то время там располагалось кафе, а затем открылся отель «Скриб». Вы можете прийти в этот отель на бульваре Капуцинок, и вас проведут в комнату в подвале, где прошел первый киносеанс братьев Люмьер. Мы очень гордимся тем, что в Лионе есть улица Первого фильма, где был снят фильм «Выход рабочих с фабрики», и тем, что в Париже сохранилось помещение, где был проведен первый киносеанс.  

Корреспондент: 
Люмьеры и их операторы сняли более 1400 картин. Как вы выбрали именно эти 108? И планируете ли делать продолжение?

Тьерри Фремо: 
Да, я думаю об этом. У меня есть материал для создания 3-4, может быть даже 6 таких фильмов. И это мой долг. Фильмы Люмьеров – это не только мое достояние, или достояние Лиона, французов, это достояние всего человечества. Когда вы видите снятую оператором Люмьеров улицу Тверская, – то это становится частью вашего наследия. И я хочу вам вернуть ваше наследие.

Корреспондент: 
В институте Люмьеров в Лионе вы проводите с 2009 года Grand Lyon film festival. Я не ошибусь, сказав, что это событие для вас не менее важно, чем Каннский фестиваль?

Тьерри Фремо: 
Каннский кинофестиваль для меня безусловно более важен, потому что это самый крупный в мире фестиваль. И этой работе я отдаю очень много сил. Но люмьеровский фестиваль, который мы проводим в Лионе, для меня также имеет большое значение, так как с его помощью мы укрепляем репутацию Лиона как города кино. Но важно и другое, что этот фестиваль – противоположность Каннскому. Потому что Каннский фестиваль – это смотр современного кино, а фестиваль в Лионе посвящен истории кино. Я должен знать историю кино, чтобы отбирать, показывать и судить современное кино в Каннах.


Корреспондент: 
В рамках фестиваля в Лионе вы показываете, в основном, старое кино, найденные фильмы, ретроспективы, верно?

Тьерри Фремо: 
Да. Это как с музыкальным фестивалем. Если у вас выступают Роллинг Стоунз, они исполняют не только новые песни, но и классические хиты. Здесь то же самое. Мы, к примеру, показываем ретроспективу фильмов известного мексиканского режиссера Гильермо дель Торо, но также представляем и его новый фильм. Показываем фильмы Уильяма Фридкина, Вонга Кар-Вая – китайского классика, который получил у нас приз им. братьев Люмьер за вклад в киноискусство. Мы создали эту награду в противовес Каннам и Оскару, потому что они вручают приз лучшему фильму года, а для нас важно отмечать достижения кино в прошлом, настоящем и в будущем. 

Корреспондент: 
Представлены ли у вас в программе фестиваля также российские картины?

Тьерри Фремо: 
Да, я хочу, чтобы вы знали, что классическое русское кино очень ценится в Лионе, это то, чему мы уделяем много внимания. Но мы стараемся представлять и творчество молодых российских режиссеров. Я считаю, что наши связи недостаточно тесны, так как Россия – это страна великого кино. И надеюсь, что в ближайшем будущем мы обязательно сделаем вместе с Россией какой-то крупный проект. 

Корреспондент: 
Хотели бы вы передать какие-то слова российским зрителям? 

Тьерри Фремо: 
Мой месседж таков: не думайте, что фильмы братьев Люмьер – это что-то старое и скучное. Иногда стоит вернуться в прошлое, чтобы промыть глаза. Сегодня наши глаза загрязнены интернетом, новыми технологиями, которые манипулируют нами. Когда вы смотрите фильмы братьев Люмьер – это путь назад к чистоте, невинности и красоте жизни. Это фильм не для специалистов, это фильм для всех. Люди часто говорят о закате кинематографа. Не верьте этому. Кино никогда не умрет. Вопреки интернету, Нетфликсу, всем этим интернет-платформам. Для меня было очень важно показать фильмы Люмьеров на большом экране. Потому что кино на большом экране – это то, что никогда не умрет.  




Автор: Ксения Сахарнова специально для ПрофиСинема




Самое читаемое сегодня

Главные новости дня