Путин и Эрдоган: сколько продлится очередной медовый месяц?

Путин и Эрдоган: сколько продлится очередной медовый месяц?

Президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган провели встречу в Анкаре.

Внешне все выглядело просто именинами сердца. Два президента осыпали друг друга комплиментами и не скупились на оптимистичные заявления о перспективах российско-турецких отношений. Столь же восторженно отнеслась к встрече и пресса. Правда — в основном российская, поскольку комментарии турецких масс-медиа были куда сдержаннее.

Что, разумеется, сразу вызывает вопрос: а столь ли все безоблачно в отношениях Москвы и Анкары? Поскольку крепкие объятия в политике зачастую представляют собой не выражение дружественных чувств, а попытку удушения одной из заключенных в эти объятия сторон.

Наступивший очередной медовый месяц в российско-турецких отношениях, без всякого сомнения, имеет огромное значение для России, умудрившейся своими «хитрыми» внешнеполитическими планами поставить себя на грань международной изоляции. Это ее «фига» Западу — вы, мол, нас давите, за полноценных партнеров не считаете, а вот остальной мир думает совершенно иначе. Более того, он готов заключать с нами всякие стратегические альянсы, обсуждать экономические мега-проекты и даже вступать в военно-технические связи.

Другой вопрос — а столь ли уж важны объятия с Москвой Эрдогану? И здесь все выглядит для Кремля далеко не в розовом цвете. И слова пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова о том, что визит для его шефа «имеет абсолютно прагматические цели», более справедливы скорее уж для Эрдогана, чем для российского президента.  То, что преподносится прессой как свидетельства нового медового месяца между Москвой и Анкарой, явно таковыми не являются. Судите сами.

Сирия и пресловутые зоны деэскалации — так о разделе страны на сферы влияния системные игроки конфликта, в числе которых Москва и Анкара «одни из», договорились далеко не в рамках состоявшейся встречи. На ней лишь был констатирован факт такого раздела.

Референдум в Курдистане — так кто не озабочен его результатами? Тем более что в «курдском вопросе» существует еще один достаточно острый аспект — автономия курдов сирийских. А здесь позиции Москвы и Анкары весьма существенно расходятся.

Реализация проектов Аккую и «Турецкий поток» — здесь тоже все ожидаемо. И нет никаких гарантий, что они не станут заложниками политических игр, если стороны вновь вступят в конфликт. Причем в этих проектах российская сторона заинтересована куда больше турецкой, да и многие вопросы по ним так и не сняты.

Больная тема — завершение «помидорной войны» — все еще окончательно не закрыта. Тот же Песков говорит, что «работа ведется… решение близится». Но вот вариант этого решения, предлагаемый Москвой, Анкару явно не устраивает. Министр экономики Турции Нихат Зейбекчи буквально вчера заявил, что экспорт томатов в Россию может быть возобновлен «хоть завтра». Однако, продолжил он, «правом импорта турецких томатов обладают лишь четыре компании в определенных городах России. Этот шаг, безусловно, затруднит торговлю и повысит затраты». И это Анкару явно не устраивает.

И пока высокие договаривающиеся стороны толкутся в этом вопросе на месте, турецкие производители, устав ждать политического решения помидорной войны, уже переориентируют экспорт в Юго-Восточную Азию — в Китай, Малайзию, Индию и некоторые другие страны. Что подтвердил на днях глава турецкой профильной ассоциации производителей Кемал Качмаз.

С потоком российских туристов в Турцию, 11-кратный рост которого — до 2.5 миллионов человек, Владимир Путин привел как свидетельство укрепления российско-турецких отношений, вообще все выглядит забавно для Анкары, но весьма печально для Москвы. Поскольку означает, что все заявления Кремля о превращении Крыма в туристический оазис завершились полным провалом. И получив такую возможность, российские граждане откровенно наплевали на призывы властей «выбирать свое».

Кстати, позиция Анкары в отношении того, что Крым не является российской территорией, так и осталась неизменной. И идти в этом вопросе навстречу России Эрдоган совершенно не намерен.

Многозначительно выглядит и то, что на встрече стороны обошли молчанием и вопрос об С-400, казалось бы — убойный аргумент возобновления стратегического партнерства. Анкара заявляла, что уже внесла первоначальный взнос по этой сделке. Но существуют серьезные подозрения, что данный взнос был сделан российскими деньгами, то есть теми средствами, которые Москва выделила на кредитование этого проекта. На том все пока и завершилось.

В итоге становится очевидным, что пресловутый «медовый месяц» с Москвой для турецкой стороны в целом и Эрдогана в частности носит скорее игровой, чем реальный характер. Демонстративным заигрыванием с Путиным турецкий президент просто шантажирует тот же Вашингтон и других партнеров по НАТО, выбивая из них всяческие преференции для Анкары.

Ни сам Эрдоган, ни турецкие элиты не намерены складывать все яйца в московскую корзину. А все заявления о «дружбе и партнерстве» стоят не больше, чем бумага, на которой они написаны.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня