Сулакшин: страна корчится

Сулакшин: страна корчится

Страна корчится. В экономике, во внешних отношениях, в гуманитарном пространстве. Так корчатся, когда очень больно, или когда жизнь уходит. Или когда над тобой занесен башмак врага, готовый опуститься и раздавить. Эти корчи пронизывают, как метастазы, и жизнь народную, и голос народный.

Где он слышен, этот голос? Практически, только в интернете. Корпус журналистов, за редчайшим исключением, вообще не отражает жизнь страны. Он отрабатывает зарплаты, выполняет политические заказы в конвертах всех сортов.

Голос народный — в интернете, в сетях. Но если бы хотя бы там он был действительно народным! Тролли, боты, роботы, платные писаки, политтехнологические трюки и интриги. Иной раз сомнение берет, чего здесь больше — искреннего мнения людей или политических наносов?

Различить их, тем не менее, можно, сужу по собственным коммуникациям и реакции на свои выступления в интернете. Одна из групп идентифицируется четче всего: от них всегда исходят грязные, матерные, облыжные обвинения, ругань, инсинуации. Включается весь этот понос по команде, это отчетливо видно. Кто-то нажимает на кнопку, и срывается с цепи свора борзописцев. Это неприятно, но очень заметно, и потому можно отследить и обезвредить.

Вторая группа менее громкая, менее активная. Группа стыдливых. Они понимают, что я хочу сказать, и в принципе с этим согласны, но выступить в поддержку, возвысить свой голос — не могут. Боятся, т.к. рациональны, прагматичны. Отчетливо ощущают риски, и это для них важнее. Пишут мне приватно, что поддерживают и уважают, но публично и активно включаться в борьбу не будут — слишком опасно. Проще говоря, «своя рубашка ближе к телу».

Есть еще несколько групп. Группа неумных и неадекватных: чем глупее, тем обычно громче и активней. Исторически и политически такие активируются в сложные времена, особенно перед социальными переменами. Примерно как тоже определенная группа весной и осенью. Так что увеличивающееся сегодня их количество — даже хороший признак, примета грядущих перемен. Другой вопрос — что принесут эти перемены… И наконец, еще одна группа. Ее облик, в который хочется верить, который хочется обнаружить — это умные, дельные, состоявшиеся люди, профессионалы, способные уважать профессиональность других. Настолько умные, чтоб понимать, что твоя собственная квалификация либо уже, либо не настолько фундаментальна, как у других. Настолько, чтобы различить среди общей толпы тех, кому стоит помогать, кого стоит поддерживать.

У представителей этой группы я сталкиваюсь с двумя мнениями. Первое: «Степан Степанович, вы мужик умный, но выкиньте всю свою лабуду и поддерживайте мою программу!». С интересом знакомлюсь с программой. Обычно это отдельное узкое начинание, вырванное из общего контекста устроения страны. В лучшем случае этот проект корреспондирует с нашим Большим проектом устроения страны, разработанным за десятки лет, который является идейной основой Партии нового типа и моей предвыборной программой. В худшем это экзальтированная претензия на открытие, с которой непонятно что делать: ни приклеить некуда, ни модифицировать ее нельзя. Что-нибудь вроде: «Отменяем денежное обращение, заменяем его каким-нибудь современным аналогом первобытных ракушек». Поразительный эффект и явление наблюдаю — страна как будто резко поглупела. Есть и совсем полуживотные: расисты, нацисты, фашисты, которые тоже находят своих приверженцев. Настолько больна страна, настолько больно ее общественное сознание, что просто диву даешься: когда же и как активируется ее иммунная система, когда и как активируются умные, квалифицированные, профессиональные и дееспособные патриотичные люди? Они ведь есть, и их большинство!

Прогноз такой: через некоторое время эта волна поднимется. Когда надежды толковых людей выжить и получить крошку с барского стола, как-то избежать рисков, не заниматься политикой — будут исчерпаны. Когда сам вопрос выживания сольется с вопросом активного политического выступления и протеста.

Невольно приходит на ум историческая параллель. Когда-то в июне, июле, августе 1941 года миллионы советских солдат выходили из окружения. Кто-то шел сам по себе, кто-то объединялся и находил себе лидеров-командиров внутри групп. Группы сливались. В итоге там сформировались даже целые партизанские армии со своим руководством.

Вот так сегодня и мы. Вроде бы живем в своей стране, а на деле — оккупированы. Начинаем вроде бы понимать, что надо выходить из окружения, надо собираться, формировать сопротивление и думать уже о победе.

Вот такая историческая стадия. Следующий год станет уже иным, 19-й — еще более крутым, а в 20-м страна начнет становиться другой. Вот на это нацелены наши выступления, наш Большой проект перемен, переустроения страны и новой Конституции.

Но как же больно, когда гадят на голову, кусают за ноги, пытаются клюнуть со всех сторон.

Надо выстоять, вытерпеть всё. Быть предельно критичным к самому себе, в то же время понимая, что за тобой правда, за тобой настоящая любовь к Родине, у тебя в руках единственный проект, который может вылечить страну. Во что бы то ни стало надо выстоять и идти своим путем! Идти своим путем.

Вот такие мысли в эти дни окаянные…


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня