Россия возвращается в темные века

Россия возвращается в темные века

В разных регионах России возбуждаются уголовные дела «за оскорбление чувств верующих», борцы с фильмом «Матильда» поджигают кинотеатры и киностудии, а вполне себе светский губернатор называет противников постройки храма на городском пруду «террористами».

Показательно и то, что в этом году лауреатом премии ТЭФИ в номинации «Просветительская программа» стала передача «Военная тайна» (РЕН ТВ), которую ведет Игорь Прокопенко. Этот же Прокопенко, к слову, по совместительству является автором программы «Самые шокирующие гипотезы». Один из сентябрьских выпусков этой передачи под названием «А Земля-то плоская!», по сообщениям российских СМИ, вызвал «значительный резонанс».

Означает ли это, что Россия превращается в некий «православный халифат», основанный на принципах религиозного фундаментализма?

На самом деле, такая теория высказывалась еще два года назад, притом даже не российскими, а западными авторами. Именно тогда в немецкой прессе появилась статья под заголовком «Россия возвращается в темные века». В тексте перечислялись акты вандализма, совершенные членами радикальной православной группы «Божья воля», в частности разрушение барельефа Мефистофеля в Санкт-Петербурге, а ранее — скульптур Вадима Сидура на выставке в Манеже. Помимо этого, статья делала акцент на безнаказанности вандалов, которая, по мнению автора, свидетельствует как минимум о снисходительном отношении государства к подобным выходкам, если не об их негласном санкционировании.

Однако ситуация не так проста, как кажется на первый взгляд. Сегодня, как и несколько лет назад, большинство из тех, кто именует себя православными, ходит в церковь только по праздникам, не знает содержания христианского вероучения и не собирается менять свою жизнь под воздействием церковных канонов. Для таких людей официальная церковь играет сегодня примерно ту же роль, какую играла КПСС во времена застоя.

 К заявлениям высокопоставленных церковных иерархов «путинское большинство», чаще всего, не относится всерьез. Если в «светскую» телепропаганду многие люди, в отличие от брежневских времен, верят вполне искренне и воодушевленно, то к речам «церковников» они относятся снисходительно. Такие люди готовы лояльно относиться к Русской православной церкви, когда та, в их понимании, «защищает русскую идентичность от агрессии бездуховного Запада». Они искренне гордятся, когда патриарх Кирилл (Гундяев) громогласно заявляет об исключительности и особой духовности русского народа, однако тех же самых людей очень раздражает, когда им пытаются запретить аборты или «гражданские браки» (неоформленное юридически совместное проживание).

Однако при этом сам факт необходимости ведущей роли православия «путинским большинством» под сомнение не ставится. Церковь воспринимается как важный государствообразующий элемент, как основа национальной идентичности и, следовательно, ментальная защита от «деструктивного внешнего влияния». Именно потому ее привилегии и безнаказанность сторонниками власти не оспариваются. Соответственно, когда таким людям говорят об угрозе для православных святынь за рубежом (в Украине или на Балканах), это вымышленное «посягательство на наши святыни» воспринимается скорее как удар по некоему государственному элементу, по символу присутствия России на территории Украины.

Такое положение вещей вполне устраивало Кремль, который регулярно натравливал настоящих религиозных фундаменталистов на интеллигенцию и оппозицию, а наиболее рьяных из них использовал в «спецоперациях» за рубежом: к примеру, в виде «добровольцев», воюющих на Донбассе. При этом подобные действия чаще всего сопровождались поддержкой пассивного большинства, поскольку посягательства на РПЦ воспринимались «путинским электоратом» как атака на один из столпов «сильной России» со стороны общего для всей страны «врага» — нацпредателей и «агентов Запада».

В этом ключе ряд судебных процессов, формально направленных на «защиту чувств верующих», носил в чистом виде политический характер. Сюда относится и дело Pussy Riot, и приговор уральскому блогеру Руслану Соколовскому, и некоторые другие процессы, жертвы которых не воспринимаются светским большинством общества как «свои», а потому не вызывают его сочувствия. При этом по мере того, как РПЦ окончательно превращалась в механизм государственной пропаганды, основной ее задачей, помимо помощи в расправе над неугодными, стало максимальное обожествление власти, притом в такой форме, в которой она устроила бы людей самых разных взглядов.

 Именно поэтому в последнее десятилетие внутрицерковные течения, считавшиеся ранее в церкви довольно маргинальными, были вынесены в мейнстрим. Речь идет в первую очередь о монархистах, сталинистах и разного рода «борцах» (с современным искусством, «обновленчеством», «оранжевыми революциями» и прочим). Если еще десять лет назад в российской православной среде считалось естественным говорить о жертвах сталинских репрессий, то несколько лет назад патриарх Кирилл уже заявил про Сталина, что «успехи того или иного государственного руководителя… нельзя подвергать сомнению, даже если этот руководитель отмечен злодействами». Это заявление вполне объяснимо, если учесть, что и сталинисты, и почитатели Николая II равно необходимы государству как инструмент сакрализации власти как таковой, охватывающий максимальное количество населения: как тоскующих по СССР, так и романтизирующих дореволюционную Россию.

При этом Кремль не готов отказаться ни от одной из этих групп, поскольку на тех, на кого не действуют «православные искандеры» и шествия с георгиевскими ленточками, вполне могут повлиять умилительные крымские фотографии последнего императора вперемешку с призывами к «объединению русского народа» и легендами о «сакральной Корсуни». Именно поэтому на «Аллее правителей» во дворе Российского военно-исторического общества вместе с Рюриковичами и Романовыми недавно примостились бюсты Ленина и Сталина, а в ближайшее время ожидается «прибытие» Брежнева, Андропова и даже Горбачева с Ельциным. Требование к этим взаимодополняющим элементам мифологизации сознания только одно: вожди империи разных эпох должны сосуществовать друг с другом максимально мирно.

Однако практика показывает, что с последним пунктом у наиболее истовых поклонников того или другого культа периодически возникают проблемы, притом как на федеральном, так и на региональном уровне. Так, в прошлом месяце в Новосибирске произошел конфликт между сторонниками установки памятника Сталину и поклонниками Николая II, поставившими памятник последнему на территории собора Александра Невского. Тем временем на федеральном уровне депутат Госдумы Наталья Поклонская уже пошла на прямой конфликт с министром культуры Владимиром Мединским — тем самым, который, собственно, и отвечает за пропаганду и идеологию в сфере культуры и является, по мнению некоторых публицистов, главным идеологом нынешнего «победобесия» и советского реваншизма.

<small>© РИА Новости, Макс Ветров | Перейти в фотобанк</small>

Бюст Императора Николая II в Крыму

Впрочем, Поклонская и другие «царебожники», равно как и сталинисты, стали отнюдь не единственными активно используемыми Кремлем радикальными группами, которые начали выходить из-под контроля. Еще в 2015 году верный «пехотинец Путина» Рамзан Кадыров предложил разрешить многоженство на Кавказе, чем поставил в неловкое положение других охранителей, ратующих за нерушимый семейный союз. Однако ревнители «православных скреп» в долгу не остались. Не посмев открыто выступить против грозного Кадырова, они переключились на борьбу с верованиями малых коренных народов России — включая те, которые законодательно закреплены на региональном уровне.

Так, летом 2016 года в Чувашской Республике ярко и торжественно прошел народный праздник Всечувашский Симек. Как отмечает Радио Свобода, это мероприятие, посвященное чувашским землячествам и районным отделениям краеведов, органично продолжило празднование Дня Чувашской Республики, состоявшееся накануне. Однако праздник был омрачен жалобой из Чувашской митрополии с призывом его запретить. Православные обвинили Союз чувашских краеведов, организовавший празднество, в язычестве и сепаратизме.

«Власть и церковь много веков огнем и мечом борется с этнорелигиями. Чувашскую религию сардаш они загнали в подполье. Безжалостно сожгли все керемы и выставили стражников у разоренных киреметей. Мучаваров — эптерей, эльменей, мамале, ламшаров и всех других служителей веры — живьем закапывали под землю. Это одна из самых несусветных шовинистических глупостей местных крестовиков. Они, именно чувашские попы, всё еще не унимаются. Расстреляли, сожгли Юба (столб) в парке 500-летия Чебоксар, на днях измывались над Юба у причебоксарского Альгешево», — сообщил прессе руководитель Центрального совета чувашских старейшин, почетный председатель Союза чувашских краеведов, кандидат филологических наук, доцент Виталий Станьял.

При этом руководитель отдела по работе с молодежью Чебоксарской епархии священник Максим Курленко честно признался: в его негативном отношении к язычеству присутствует и политический контекст.

«Например, от отстаивания чувашской веры наблюдается переход к желанию соблюсти чистоту крови, то есть в религиозный круг включаются только чуваши по крови. Затем заявляется, что этот край, где живут чуваши, — только их территория, а остальные пусть убираются. Далее следует предложение отделиться от государства… Язычество тесно связано с национализмом. Языческо-националистические организации, по сути, все — сепаратистского настроя. В итоге они ведут к развалу единой России», — заявил он.

В то же самое время на Урале тоже начался конфликт местных язычников с церковью: в частности, православные потребовали снести статую Перуна, установленную в природном парке. Шаманизм, официально признанный одной из трех доминирующих религий Тувы, тоже регулярно жалуется на притеснения.

В текущем году заполярные казачьи организации развернули борьбу против ненецких идолов, установленных в безлюдном месте близ Пустозерска. Скульптурная группа Хэбидя Тен («священная память») была установлена в память о предках всех ненецких родов, в разные годы казненных на этом самом месте. При этом казакам покровительствует местный епископ Иаков, в тон ему на одном из местных порталов появилась статья под заголовком «Баренц-секретариат против Православия», автор которой утверждал, что международные организации и журналисты под видом помощи коренным народам устраивают в Арктике «религиозный майдан».

Челябинская епархия пошла еще дальше и возмутилась проведением Фестиваля красок, заявив, что у него есть инорелигиозная подоплека. Словом, складывается впечатление, что вместо того, чтобы противостоять «сепаратизму», РПЦ делает все, чтобы подтолкнуть регионы к отделению и лишь усилить межрелигиозную рознь.

<small>© РИА Новости, Алексей Мальгавко | Перейти в фотобанк</small>

Всероссийский фестиваль красок в Омске

Статья об оскорблении чувств верующих, как чеховское ружье, тоже норовит «выстрелить» не только тогда, когда это выгодно Кремлю, но и в тех случаях, когда поведение отдельных людей, никак не связанных с оппозицией, тем не менее задевает чувства отдельных «ревнителей благочестия». В частности, под действие закона уже попали несколько человек, «оскорбившие» соответственно христиан, буддистов и мусульман, а также «магистр магии вуду» Антон Симаков, в итоге отправленный на принудительное психиатрическое лечение. В начале текущего года уголовное дело по этой статье было возбуждено также против 19-летнего жителя Иркутска и против жительницы Белгорода — за публикацию фотографии, на которой она прикуривает сигарету от свечи в храме.

Недавно в Екатеринбурге разразился новый скандал, мишенью которого вновь стала не оппозиционная активистка, а обыкновенная многодетная мать, двое из детей которой, к тому же, были взяты из детского дома и находились в процессе усыновления. Юлия Савиновских лично занималась реабилитацией сирот, а параллельно воспитывала двоих родных детей. Как женщина пояснила прессе, после последних родов она страдала от шишек и маститов на груди, а также мучилась от ее непомерного размера и боялась возможного рака. В результате Юлия решилась на операцию по удалению молочных желез, после чего к ней нагрянули органы опеки и изъяли приемных детей, а теперь угрожают отобрать и родных. Чиновники заявили многодетной матери, что она «сделала незаконную операцию» и «собралась менять пол». Суд в своем решении поддержал органы опеки.

Для любой цивилизованной страны абсурдность этой ситуации очевидна, как очевидно и то, что прессинг многодетной матери, не замеченной ни в какой протестной активности, властям попросту невыгоден. Однако с точки зрения российских чиновников и судей, воспитывать детей, не имея груди, уже «нескрепно» и не соответствует «традиционным ценностям». Напомним — такая точка зрения исходит не от воинствующих казаков, протестующих против «Матильды», а от самых обычных государственных служащих. К слову, сама Юлия настойчиво доказывает в различных инстанциях, что «была и остается женщиной», но «благочестивые» судьи и чиновники, похоже, не очень ей верят.

При этом смещение мракобесия из сферы «функционального» в область повсеместного, как и следовало ожидать, не вызывает восторга даже у вполне лояльного к РПЦ «путинского большинства». Против строительства храма-на-воде в Екатеринбурге, к примеру, выступают самые разные, а не только либеральные активисты, точно так же как многие прогосударственные СМИ заступились за Юлию Савиновских. Россияне вполне спокойно относились к насаждению «традиционных ценностей» где-нибудь в пыточных подвалах Донецка или Горловки, но, как оказалось, совсем не готовы были отказываться от каких-то привычных им удовольствий и прав у себя дома.

Пока общественности в редких случаях удается отбивать натиск религиозного фундаментализма, однако создается впечатление, что государство уже само не справляется с порожденными им демонами, и все больше идет на поводу у прикормленных фундаменталистов. Однако ажиотаж, с которым «духоносные» россияне скупали билеты на фильм «Матильда» все же оставляют надежду на то, что здравый смысл пока еще побеждает мракобесие.

Хотя оно продолжает наступать. Так, на днях премьер Медведев утвердил новые правила пользования кадилом и лампадами. Самая актуальная задача для правительства клерикальной империи!

 


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня