Кащеева игла реинтеграции Донбасса

Кащеева игла реинтеграции Донбасса

Самое интересное в украинских законах о Донбассе – это переходные и заключительные положения. Зачастую именно там скрывается их цель и смысл, как игла в кащеевом яйце
Это касается, в первую очередь, законопроекта «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», обычно именуемого законом о реинтеграции Донбасса. Самое важное в нем — это слова о том, что данным законом Рада «одобряет решение Президента об использовании Вооруженных сил и других воинских формирований, которое принимается в соответствии с п. 19 ч. 1 ст. 106 Конституции Украины для сдерживания российской вооруженной агрессии в Донецкой и Луганской областях».

Теперь посмотрим на Конституцию. Соответствующий пункт находится в ряду перечисления полномочий главы государства и предполагает, что президент «вносит в Верховную Раду Украины представление об объявлении состояния войны и, в случае вооруженной агрессии против Украины, принимает решение об использовании Вооруженных Сил Украины и других образованных в соответствии с законами Украины воинских формирований». Ну а Рада, согласно статье 85, на которую закон ссылается, должна одобрять все эти решения.

 


Вооруженную агрессию со стороны России закон о реинтеграции Донбасса признает многократно. Но следует ли с учетом отсылки к статье 106 Конституции, что тем самым признается и состояние войны (естественно с Россией)? На этот вопрос логически можно ответить по-разному? Да, оба понятия выглядят взаимосвязанными. Но ясно, что закон не отвечает на этот вопрос напрямую, ибо его автор, президент Порошенко, хочет избежать такого ответа.

Однако правовые последствия агрессии детально прописаны в базовом для сферы безопасности законе — «Об обороне Украины». Там есть статья 4 «Отпор вооруженной агрессии против Украины». Она звучит так: «В случае вооруженной агрессии против Украины или угрозы нападения на Украину Президент Украины принимает решение о всеобщей или частичной мобилизации, введении военного положения в Украине или отдельных ее местностях, применении Вооруженных Сил Украины, других военных формирований, образованных в соответствии с законами Украины, подает его Верховной Раде Украины на одобрение или утверждение, а также вносит в Верховную Раду Украины представление об объявлении состояния войны».

По логике этого закона и представление Раде о состоянии войны и введение военного положения, и мобилизация являются в случае агрессии обязанностью президента, а не правом. Он должен принимать перечисленные в законе меры, при этом формы таких мер, как мобилизация и военное положение он вправе выбирать.


Да, в законе не употреблено слово «должен». Но этот глагол не принято употреблять в законодательстве, когда речь идет о полномочиях президента и органов власти. Ведь когда в Конституции написано, что президент, например, вносит в Раду кандидатуру премьера, или назначает тех или иных госчиновников, эти слова означают, что президент должен совершать эти действия. А вот налагать вето на законы и распускать Раду при возникновении ситуации, позволяющей ее роспуск, президент не обязан — в Конституции прямо написано что он «имеет право» на такие решения. Следовательно, может этим правом воспользоваться, а может и не воспользоваться.

Фол последней надежды для Порошенко

Разумеется, не нужно предполагать, что сразу после принятия закона о реинтеграции Донбасса будет объявлено военное положение и внесено представление о состоянии войны с Россией. На практике украинская власть, где ей выгодно, будет действовать, как будто война есть, а где выгодно — как будто ее нет. Но официально будут употребляться не слова «состояние войны», а слова «государство-агрессор». Что же касается мобилизации, то напомню, что юридически она существует, так как президентом в Раду не вносился указ о демобилизации, а при освобождении ранее мобилизованных военнослужащих Порошенко использовал в указе термин «увольнение в запас».

А правовые нюансы, о которых говорилось выше, могут сработать примерно через год. Сценарий таков — группа озабоченных депутатов обращается в КС, чтобы тот прояснил сомнительные нормы Конституции и законов, относительно правовых последствий агрессии. Ну а КС делает вывод, что раз у нас юридически признана агрессия, в связи с чем и принят ряд положенных Конституцией мер, то президенту и Раде надлежит принять и другие меры: ввести военное положение и признать состояние войны. Впрочем, о состоянии войны можно и умолчать, поскольку ни к каким правовым последствиям это состояние не ведет. А вот военное положение влечет отмену каких-либо выборов.+

Ну, а законопослушному президенту Украину ничего не остается, кроме как выполнить решение суда. И тогда в 2019 году не будет выборов президента и Рады. И не только в 2019-м, но и вообще до окончания «российской агрессии».

Я уже писал о такой перспективе в июне, когда о законе о реинтеграции Донбасса были только слухи, причем настойчиво муссировалось, что он будет предполагать введение военного положения. В итоге военного положения в нем не оказалось. Однако все сделано тоньше: создаются правовые условия, при которых объявить это положение будет проще. И президенту для объявления такого положения надо быть не его формальным инициатором, а лишь исполнителем судебного решения.

Не факт, что все произойдет именно так. Если Западу активно не понравится идея с отменой выборов, реализовать ее Порошенко не сможет. Однако правовое поле для их отмены ему пригодится. И закон его как раз создает. 

 


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня