Российский военный советник — главная угроза мировому порядку

Российский военный советник — главная угроза мировому порядку

Кто такие российские военные советники и почему именно они являются самой большой угрозой?

Многие оценивают гибридную войну как некий симбиоз интернет-троллинга и тяжёлой бронетехники, а основным орудием считают хакерские атаки и артиллерийские обстрелы. Но при этом в упор не замечают значимость информации и аналитики на поле боя. Сейчас уже ни для кого не секрет, что в локальных конфликтах по всему миру активную роль принимают военнослужащие регулярных Вооружённых сил Российской Федерации, которые в большинстве случаев пытаются скрыть своё присутствие под термином «военные советники».

Кто же такие «военные советники» и почему они стали самой большой угрозой в условиях гибридной войны?

Если не брать во внимание случаи, когда под термином «военный советник» пытаются скрыть присутствие реальных военных контингентов, то основная задача таких консультантов — подготовка и обучение войск и дальнейшее управление ими. По сути, эти военные специалисты занимаются становлением вооружённых сил с нуля. 

Один из самых многочисленных корпусов российских военных советников сейчас находится в Сирии, где он осуществляет не только функцию обучения и консультирования местных вооружённых сил, но и берёт непосредственное участие в боевых действиях наряду с сирийскими вооружёнными силами и военным контингентом ВС Российской Федерации. По последним оценкам, в Сирии по состоянию на 2016 год находилось около 1750 российских военнослужащих, которые выполняли роль военных советников (без учёта военнослужащих военного контингента). Самое большое количество специалистов задействовано в обеспечении совместных действий Военно-воздушных сил Сирийской Арабской Республики (ВВС САР) и Воздушно-Космических сил Российской Федерации (ВКС РФ), а также в артиллерийских подразделениях. Меньшая часть обеспечивает деятельность сил противовоздушной обороны Сирии и прямое управление, координацию наземных подразделений сирийской армии и лояльных ассадовскому режиму добровольцев. Военные советники принимают участие в управлении войсками на всех уровнях, что обеспечивает обширный обхват и хорошую осведомлённость. Такая схема работы позволяет проводить целые операции без привлечения сил российского военного контингента. Если говорить по-простому, то проводят опасные операции, не рискуя собственными солдатами.

На первом этапе прямой интервенции российского военного контингента было невозможно грамотно использовать армейские подразделения самой Сирии, и все стратегически важные миссии были возложены на подразделения российской регулярной армии и ВКС. В то же время почти параллельно со строительством новых военных баз и началом активной военной кампании было начата подготовка профессиональных кадров и формирование нового облика Вооружённых сил Сирии. Это решение позволило путём задействования военных специалистов достаточно быстро подготовить боеспособные соединения из состава сирийской армии, и уже к концу 2016 года в большинстве случаев в бой шли уже хорошо подготовленные и знающие свои задачи отряды под руководством всё тех же советников. Такое решение позволило вывести часть российских военных и сократить их потери.

Помимо формирования национальных вооружённых сил, координации и непосредственного управления на поле боя, корпус военных советников в Сирии постоянно изучает опыт, полученный во время сражения с отрядами боевиков и повстанцами. За последний год в рамках знаний, полученных в Сирии, был принят ряд изменений в структуре снабжения, размещения на линии фронта войск и передовых сил. Были внесены изменения в подготовку войск с учётом так называемой угрозы со стороны смертников и непредсказуемого появления противника. Также был изучен опыт боевиков по штурму укреплённых позиций регулярных войск. Как пример наследования такого опыта можно привести то, что российские морские пехотинцы взяли на вооружение методику, применяемую боевиками в Сирии, при которой три малые штурмовые группы (по три человека) заходят с трёх разных направлений в одно и то же время на блокпост или укреплённый район, и в этот момент по самой укреплённой точке наносится удар артиллерией ближнего радиуса действия. Такие удары оказываются молниеносными и не позволяют обороняющимся эффективно вести бой, что приводит к подавлению сопротивления и захвату точки.

Что же касается Украины, то, по нашим данным, в отдельных районах Луганской и Донецкой областей сейчас находится порядка 600 военных советников, которые отвечают за подготовку кадров и координацию действий сил сепаратистов и соединений Вооружённых сил Российской Федерации. Благодаря тому, что после активной фазы боевых действий 2014–2015 годов было оформлено так называемое «Минское перемирие», военным советникам удалось подготовить два полноценных армейских корпуса уже из местных новобранцев и наёмников. Несмотря на многочисленные заявления украинских военных экспертов и ряда политиков, большая часть российских военных была выведена с территории Украины и размещена в приграничных районах.  

За два года российским военным удалось подготовить из местных полноценную военную силу. За это время многие прошли обучение в высших военных вузах на территории России, побывали на сборах и учениях в полевых лагерях в Ростовской области и натаскивались по тактике и стратегии у специалистов одной из самых воюющих в последнее время армий мира. Сейчас уже с уверенностью можно сказать, что на неподконтрольных Киеву территориях были созданы полноценные армейские корпуса наподобие российских с полностью укомплектованным штатом и обеспеченные не самой современной, но исправной военной техникой. Они имеют серьёзные резервы с возможностью последующего развёртывания сил усиления со стороны российской армии. При этом во время подготовки был учтён опыт ряда локальных конфликтов, в том числе в Чечне, Дагестане, Грузии, Сирии, Ираке и в самой Украине. Всё же руководство и управление войск осуществляется теми самыми военными советниками, которые всё это время проводили подготовку войск и хорошо осведомлены об их возможностях и потенциале.

Институт военных советников в российской армии впитал всё лучшее от эпохи Холодной войны и трансформировался в некий инструмент новой гибридной войны. Начиная с 2015 года российские средства массовой информации стали активно использовать в своих сводках термин «военные советники» при рассказе о действиях кадровых военных в Сирии. Кроме этого, по центральным российским телеканалам был показан целый ряд передач и документальных фильмов об истории корпуса военных советников советской эпохи и их вкладе в становление советской империи. На практике оказывалось, что советники участвовали в военных переворотах, помогали тоталитарным режимам удержать свою власть или, наоборот, захватить новые территории. Среди самых ярких эпизодов можно выделить участие военных советников в конфликтах в Анголе, Вьетнаме и на Корейском полуострове.

Сам термин даёт некий гуманитарный характер применения военных, скрывая от общественности истинное назначение и основную цель присутствия военного контингента в других странах. Заголовок новостей о том, что в некой стране погиб российский военный советник, не вызывает острых общественных дискуссий как в самой России, так и в других государствах. Тем самым можно списывать многочисленные потери среди военного контингента, который непосредственно участвовал в боевых действиях на территории другой страны.

Сейчас российские военные советники также воюют в Ираке, Ливии, Судане и несут службу в Венесуэле. По большей части военные советники — это офицеры с огромным опытом работы и участвующие в реальных боевых действиях. По своей значимости и эффективности действий они являются самой большой угрозой, так как имеют доступ к обширной базе данных и номенклатуре вооружений, способны быстро готовить профессиональные кадры и, при необходимости, вступать в бой.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня