Оппозиционный блок. Крах неизбежен

Оппозиционный блок. Крах неизбежен

Партия «Оппозиционный блок» пришла в парламент на волне политического кризиса и тотальной неразберихи 2014 года, когда растерянный электорат, в основном, южных и восточных областей Украины отчаянно искал политические силы, способные противопоставить что-то этноцентризму, евроатлантизму и ультраправой идеологии. «Оппоблок», кстати, быстро набрал необходимый рейтинг и прошёл проходной барьер на досрочных парламентских выборах, что показывает, насколько в отчаянном положении находились избиратели. С другой стороны, более половины населения юго-востока Украины тогда вообще на выборы не пришли, это тема другой истории. Иными словами, избиратели ожидали увидеть твёрдую и сильную оппозицию, даже несмотря на малое количество таких нардепов в Раде. Не числом, так качеством. Увы и ах.

Впрочем, лично мне расстраиваться нечего, ведь за «Оппоблок» я не голосовал. Во-первых, не хотел отдавать голос за тех, кто косвенно виноват в кровавых событиях зимы 2014-го. Во-вторых, прекрасно понимал, что ОБ представляет собой союз шести политических партий на тот момент, правда, их численность не влияла на уровень оппозиционности. В результате практически с самого начала 2015 года невооружённым взглядом просматривался союз между коалиционными силами и якобы оппозиционными. Большое количество экс-регионалов, вошедших в состав новосозданной политпартии, попросту решили заключить негласное соглашение о совместных действиях в парламенте.

О подобном альянсе заговорили сразу. Правда, сначала отсутствовали весомые доказательства, хотя тогда некоторые политики и эксперты предупреждали о варианте коалиции БПП—НФ—Оппоблок. Первый настоящий скандал разразился 16 февраля 2016 года, когда благодаря голосам «Оппоблока» Кабмин Яценюка не был отправлен в отставку. И пошло-поехало. В унисон с властью оппоблоковцы голосовали за скандальный законопроект № 6600, недостаточно активно «против» бюджетов 2015—2017 гг., обозлили электорат за президентские изменения процессуальных кодексов № 6232, № 6232-1, Конституционного суда (№ 6427, № 6427-1, №6427-Д). В августе 2016-го нардеп Дмитрий Добродомов сообщил, мол, «Оппозиционный блок» нельзя считать оппозицией. Апогеем цинизма стало недавнее голосование за проект судебной реформы, когда экс-регионалы дали 20 голосов из собственного кармана. Стратегия оппоблоковцев предельно понятна: они либо помогают власти лишними голосами, когда отказываются голосовать другие фракции, или же просто недостаточно активно голосуют «против» явно антиукраинских законов.

Между прочим, поступок Михаила Добкина меня несколько не впечатлил, так что я не присоединился к хороводу фанатов, чьи перлы можно прочесть на его официальной страничке в «Фейсбуке». В конце концов, Добкин почти три года состоял в «Оппоблоке», и одна такая акция не способна привлечь моё внимание. К тому же, ещё нужно посмотреть, выйдет ли Михаил Маркович действительно из фракции и партии, а то вдруг сделает ход конём, как, например, поступил тот же самый Рабинович.

Партия и фракция «Оппозиционный блок» представляет собой, скорее, союз представителей крупного капитала и финансово-промышленных групп южных и восточных регионов Украины. Народу, правда, от этого не легче. Рискну предположить, что как у власти, так и оппоблоковцев, есть друг на друга качественный компромат. Именно этим объясняется отсутствие конкретных уголовных сроков для представителей прошлого политического режима. Редкие случаи кратковременного ареста либо внезапные обыски фирм, связанных с Юрием Бойко, миллиардером Вадимом Новинским, давление на Добкина, Шуфрича, Лёвочкина, канитель со Штепой и Ефремовым — это простой шантаж, чтобы оппоблоковцы были более сговорчивыми на голосованиях.

Мораль сей басни такова: «Оппоблок» не может и не имеет права претендовать на статус парламентской оппозиции. За всё время пребывания в парламенте оппоблоковцы не организовали ни одной мощной оппозиционной акции протеста, они недостаточно активно посещают Раду своими визитами, прогуливают заседания, им явно не хватает радикализма в своих действиях. Другими словами, ОБ предал собственный электорат и украинский народ, продолжая вешать на уши лапшу, спекулируя на языковом вопросе. После Евромайдана многие смогли убедиться, что две банды просто поменялись местами. А это значит, что единственный выход из ситуации — посадить в соседние камеры представителей прошлого и сегодняшнего политического режима. Иначе никак.

P.S. Уважаемые читатели, я стараюсь читать ваши комментарии на мои статьи. Потому странно выглядят претензии, что якобы мне неизвестна дискуссия. Любые конструктивные отзывы вы можете присылать на мой электронный ящик [email protected].

Юрий Лукшиц


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня