Держи карман шире: Как в Украине планируют регулировать биткоин

Держи карман шире: Как в Украине планируют регулировать биткоин

Регуляторы в зависимости от юрисдикции на законодательном уровне закрепляют, считают они криптовалюту товаром или все-таки валютой, какими налогами и в какой момент ее следует облагать (в процессе майнинга, обмена на фиатные валюты (традиционные) или оплаты товаров), как избегать двойного налогообложения, регулировать или нет деятельность бирж.

В мировой практике первые попытки госрегулирования криптовалют начались пять лет назад, и пионером в этом направлении стал Европейский Союз – в 2012-м ЕЦБ признал биткоин конвертируемой децентрализированной виртуальной валютой.

Пока не все государства мира определились с правовым статусом, и не все среди тех, кто уже определился, относятся к криптовалютам благотворительно. Основная законодательная активность началась в 2014 году, и с каждым годом набирает обороты. Параллельно с Украиной прямо сейчас планы по регулированию криптовалют обсуждаются в России.

В феврале текущего года юристы Axon Partners и криптовалютная консалтинговая компания ForkLog Research опубликовали собственный большой независимый отчет о статусе криптовалютного бизнеса в мире в наиболее благоприятных для него юрисдикциях – «Правовое регулирование криптовалютного бизнеса». Если вы интересуетесь вопросом, рекомендуем ознакомиться с этим документом, он на русском языке и доступен бесплатно.

Если говорить о мировой практике, то, согласно данным отчета, с точки зрения закона и ведения бизнеса хорошее положение у криптовалют в Австралии, Великобритании, США, Канаде и Японии. В Австралии с 2015 года криптовалюты не являются финансовым продуктом, при этом все операции с ними, кроме инвестиций, облагаются налогом. Схожая ситуация в Сингапуре, где налогами облагаются покупка и продажа, но не долгосрочные инвестиции. В Великобритании с конца 2016 года существует «регуляторная песочница» – место, где финтех-стартапы могут разрабатывать и тестировать свои продукты, взаимодействуя с реальными пользователями. На момент, обозначенный в отчете, в нем находится 9 стартапов в области криптовалют.

В США, по данным отчета, благоприятные условия для ведения криптовалютного бизнеса, при этом ситуация с правовой точки зрения сложная, так как страна децентрализирована, и в каждом штате может быть свой подход. В пределах одной страны криптовалюта считается и аналогом денег, и собственностью, и биржевым товаром. В США распространены биткоин-банкоматы и много где за децентрализированную виртуальную валюту можно приобрести реальные товары.

Китайцы майнят биткоины Фото из открытых источников

Европейский Союз тоже в целом благосклонен к криптовалюте, но законодательство отличается от страны к стране. В 2015 году Европейский суд постановил не облагать налогами операции по купле-продаже фиатных валют за биткоины, и это постановление актуально для всех стран Союза. Верхом лояльности в ЕС можно назвать Швейцарию, где один из городов (Кьяссо) даже разрешил своим жителям оплачивать налоги биткоинами. Довольно лояльна к криптовалютам Австрия – в феврале в стране открылся биткоин-банк, где можно получить консультации по вопросам криптовалюты, открыть кошелек и обменять на биткоины евро или доллары. Власти Швеции приняли биткоины в качестве компенсации задолженности, аргументируя это тем, что актив ничем не хуже, например, автомобиля.

Островное государство Вануату, больше половины доходов которого приходится на офшорные операции, на днях анонсировало продажу гражданства за биткоины. Транзакции будут проводиться через австралийскую биржу по австралийскому законодательству.

Среди государств с развитыми экономиками есть как противники криптовалют, так и те, кто ограничивает некоторые процедуры. Так, власти Гонконга считают, что и блокчейн, и биткоин могут быть использованы в преступных целях, поэтому не выводят его в правое поле. Жители Китая, после снижения правительством курса юаня, заинтересовались инвестициями в криптовалюты. В итоге осенью этого года власти страны вознамерились приостановить деятельность бирж и признали вне закона ICO (это повлекло за собой существенное снижение курса биткоина). Южная Корея также запретила ICO (форма привлечения инвестиций в виде продажи инвесторам фиксированного количества новых единиц криптовалют), но при этом легализовала международные переводы биткоина.

В целом, вопрос безопасности, отмывания денег и финансирования терроризма волнует власти даже тех стран, где лояльно относятся к криптовалютам. Великобритания, Китай, Россия, США, Украина и другие говорят об этих рисках и необходимости их регулирования.

В России планируют принять закон о криптовалюте до конца 2017 года. На данный момент есть законопроекты, которые предлагают лишать свободы за майнинг на 4 или 7 лет. Также майнеров хотят внести в реестр и облагать налогом (размер налога не определен), а еще – пресекать «процесс завлечения граждан в майнинг», блокируя доступ к соответствующим интернет-ресурсам. Искать обладателей ферм рассчитывают по большим счетам за электроэнергию.

Биткоин-ферма в Китае Фото из открытых источников

Президент страны (а его слова зачастую позволяют понять, куда повернет мысль законотворцев) акцентирует внимание на том, что криптовалюты способствуют мошенническим схемам, отмыванию денег и, вероятно, являются «очередным мыльным пузырем», и в децентрализованной системе не будет «юридически ответственного субъекта», если пузырь лопнет. Против легализации криптовалют выступает Центробанк РФ, который сравнивает их с пирамидами из 90-х. Вероятно, соседнее государство примет не слишком радужные для поклонников технологии законы. Также известно, что Министерство финансов РФ планирует ограничить покупку криптовалюты, но пока не определилось с суммой.

Что предлагают украинские законопроекты?

Оба законопроекта дают собственное определение криптовалюте, майнингу и другим специфическим терминам, оговаривают, кто имеет право заниматься майнингом, как регулируется деятельность бирж и сопутствующие моменты вроде юридической ответственности и специфики налогообложения. Позитивный момент в том, что украинские законотворцы не запрещают криптовалюты. Но оба проекта существенно отличаются друг от друга. Законопроект № 7381-1, по мнению экспертов (о них – дальше), выглядит более проработанным по сравнению с № 7381.

Ключевые положения ЗП 7381 (от 6 октября):

Криптовалюта – предмет мены, к которому применяются общие положения договора мены. Государственное управление в сфере обращения криптовалюты осуществляется НБУ. НБУ регулирует деятельность криптовалютных бирж, через которые должны проводиться все операции. Криптобиржа обязана осуществлять мониторинг всех транзакций, идентификацию и персонификацию субъекта криптовалютних операций в порядке, установленном НБУ. Владеть и майнить криптовалюту имеют право в том числе физические лица. Для майнинга могут использоваться как собственные, так и арендованные мощности. Намайненная криптовалюта облагается налогом (размер не оговаривается). Доход, полученный криптовалютной биржей от осуществляемых операций, облагается налогом. К криптовалюте применяются общие нормы как на право частной собственности. Майнер может распоряжаться ею на свое усмотрение – менять на другие криптовалюты, электронные деньги, ценные бумаги, валютные ценности, товары и услуги. Криптовалюта не может применяться против основ национальной безопасности Украины, для призывов к свержению конституционного строя, нарушению территориальной целостности Украины, совершения террористических актов, финансирования терроризма, легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, обращения наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров и других противоправных действий. Данные про криптовалютные операции хранятся в системе блокчейн и являются открытыми. Субъект криптовалютных операций обязуется хранить данные обо всех транзакциях на протяжении 5 лет.

Ключевые положения ЗП 7381-1 (от 10 октября):

Криптовалюта считается финансовым активом. Криптобиржа – юридическое лицо, имеющее статус финансового учреждения и предоставляющее все виды финансовых услуг на рынке криптовалюты. Майнингом может заниматься только юрлицо или ФЛП. Регулировать рынок криптовалют будет Регулятор – специально созданный для этого орган. Регулятор будет заниматься выдачей лицензий на осуществление деятельности криптобирж и криптообменних операций, обеспечивать контроль за их деятельностью; запрещать или останавливать деятельность финансовых учреждений, предоставляющих услуги на рынке криптовалют; устанавливать правила и стандарты предоставления услуг, осуществлять пруденциальный надзор за финансовыми учреждениями и т.д. Государство стимулирует деятельность майнеров и развитие рынка криптовалют. В том числе путем финансовой поддержки инновационных проектов в области майнинга, через регулирование цен на электроэнергию (льготные тарифы ночью), льготное налогообложение и другие формы в соответствии с законодательством Украины об инновационной деятельности. Криптобиржей может быть только юрлицо с минимальным размером статутного капитала не менее 5 млн грн (исключительно денежными средствами, не заемными и происхождение которых можно доказать) на момент получения лицензии. Не менее 51% статутного капитала должно принадлежать гражданам Украины, а в состав участников криптобиржи могут входить также государственные органы и органы местного самоуправления, неприбыльные организации и нерезиденты Украины. Финансовое учреждение, которое предоставляет услуги на рынке криптовалют, должно иметь сайт в доменной зоне верхнего уровня .ua, название должно совпадать с зарегистрированной на территории Украины ТМ. Анонимные счета в криптовалюте запрещены. Криптовалютные операции могут осуществляться только через криптобиржи и пункты обмена криптовалют. С них необходимо уплачивать сбор на пенсионное страхование. Запрещается майнинг с полным или частичным использованием вычислительных и других средств, принадлежащих третьим лицам, без согласия третьих лиц.

Что говорят эксперты?

В Bitcoin Foundation Ukraine (профильная украинская общественная организация, состоящая из представителей бизнеса и экспертов в области криптовалют, в частности, майнингового бизнеса, стартапов, венчурных фондов, разработок, связанных с блокчейном и т.д.) позитивно оценивают намерение украинского парламента на законодательном уровне закрепить криптовалюты как часть гражданских свобод. «Приятно осознавать, что украинские парламентарии видят в развивающейся криптоэкономике важную инновационную и прогрессивную составляющую и, в целом, подходят к вопросу с либеральных позиций», – говорится на официальной Facebook-страничке BFU.

Вместе с тем, организация отмечает сырость обоих ЗП, а также популизм, неполноту терминологии и утверждает, что в работе над обоими проектами украинские эксперты рынка криптовалют не привлекались. «Оба законопроекта изобилуют законодательными несостыковками, недостаточной степенью понимания отраслевой специфики, “белыми пятнами”. Самое главное, что в них отсутствует – это цель принятия. Из сформулированных положений невозможно понять, на какой социальный эффект рассчитывают депутаты, кроме того, чтобы попасть в ленты новостей», – говорится в официальной позиции организации.

В частности, в первом проекте BFU обращает внимание на то, что определение термина «криптовалюта» ставит ее в один ряд с произведениями искусства, на которые есть права интеллектуальной собственности, а значит, и роялти, и сроки охраны авторского права. Также нелогично выглядит перспектива регулирования бартерных отношений (которые подразумевает обмен) Нацбанком – то есть финансовым регулятором.

На это же обращают внимание юристы. «По украинскому законодательству НБУ обязан обеспечивать стабильность только национальной валюты – гривны, единственной денежной единицы и законного средства платежа на территории Украины», – объясняет Елизавета Белей, юрист фирмы «Антика».

Есть нюансы и с определением криптовалюты как способа мены. «Согласно действующих норм, договор мены является видом договора купли-продажи и регулируется всеми положениями, которые обозначены для договоров купли-продажи. Таким образом, стороны такого договора могут столкнуться с массой норм правового регулирования, которое не рассчитано на криптовалюты», – объясняет правовой нюанс Сергей Паперник, глава практики банковского и финансового права /fintech ЮФ «Evris». Также юрист обращает внимание, что из законопроектов непонятно, возникают ли еще какие-нибудь права граждан на криптовалюту, кроме последствий договора мены. Например, можно ли ее оставить в наследство, делить как имущество супругов или передавать в залог.

Эксперты BFU указывают на то, что во втором ЗП есть заявления о стимулировании майнинга, но нет механизмов для его реализации, в вопросах налогообложения оба проекта ссылаются на Налоговый кодекс, куда изменения только планируют вноситься.

По мнению юриста “Evris”, ЗП 7381-1 привносит в сферу криптовалют чрезмерное регулирование, а норма, что биржами могут быть только украинские компании, отрезает страну от действующего рынка мировой торговли криптовалютами и снижает инвестиционную привлекательность.

Оба ЗП игнорируют ICO. «Бум проведенных в последнее время ICO говорит, что часто токены имеют сугубо продуктовое значение, не имея общего ничего с валютами как таковыми. Даже само понятие криптовалюты, возможно, отойдет в прошлое в ближайшие годы. На его место выйдут многофункциональные токены более современных блокчейн-платформ, – говорит Сергей Паперник. – Забыв о регулировании токенов других видов, которые также могут майниться и продаваться, мы рискуем породить новый правовой вакуум и новую череду злоупотреблений от контролирующих органов».

Руководитель практики интеллектуальной собственности и IT-права и практики антимонопольного и конкурентного права в Spenser & Kauffmann Татьяна Харебава говорит о важности легализации криптовалютных отношений в Украине: «Учитывая недавние обыски майнинговых ферм правоохранителями, для нашей страны это положительно, поскольку вносит ясность в отношения между заинтересованными участниками рынка и государственными органами». Что касается концепции ЗП, то нельзя сказать, что Украина в вопросе регулирования криптовалюты перенимает опыт какой-то страны: «Скорее всего, в них просматриваются элементы заимствования с регуляторного опыта разных государств в этой сфере».

Представители Bitcoin Foundation Ukraine отметили, что надеются на дискуссию с парламентариями в вопросах регулирования криптовалют перед принятием законов.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня