Каталония - цена участия Испании в иракской войне

Каталония - цена участия Испании в иракской войне

Каталонский президент Карлес Пучдемон находится в таком же положении, как и бывший премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон после голосования по Brexit в июне 2016 г.. Инициировав выход Британии из ЕС, Кэмерон рассчитывал на преференции от блока. Но когда большинство проголосовали «за», он вынужден был подать в отставку. Каталонский лидер, рассчитывая на уступки от Мадрида, готов на определенный компромисс и 10 октября спустя 8 секунд после объявления независимости приостановил действие декларации о суверенитете. Как сторонники Brexit не допускают мысли о возврате в Евросоюз, так и для каталонских националистов немыслимо аннулирование независимости.

Пучдемон находится между «молотом» ультралевой партии Candidatura d`Unitat Popular (CUP), выдвинувшей ультиматум объявить независимость до 16 октября, и «наковальней» испанского правительства, грозящего лишить статьей 155 автономии региона. Хотя независимость поддерживают большинство каталонцев, уже них намного меньше возможностей, чем у британцев. Ведь государственность Испании выкована веками, а ЕС - явление конца XX века с ограниченными наднациональных функциями.

Брюссельская бюрократия, включая Еврокомиссию и представителей правительств стран-членов, за малым исключением, поддержали территориальную неделимость Испании. Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер разыгрывает экономическую карту - в случае выхода Республики Каталонии из состава Испании Барселона лишится и места в ЕС со всеми свободами, прописанными в Лиссабонском договоре. Так что, Пучемонда заставляют колебаться не только «дубинки» мадридского спецназа, но и риск потерять место в ЕС. Главный вопрос в разразившемся и перешедшим в горячую фазу противостоянии заключён не в том, сумеют ли решить конфликт мадридские власти, а на чьей стороне будет Брюссель и Берлин.

Когда-то Западная Европа вслед за США поддержала «парад суверенитетов», кульминацией которого стал развал СССР, а вслед за ней Югославии. Затем процесс продолжился на Ближнем Востоке, когда американское оружие бросило вызов единству Афганистана, Ирака, Ливии и Сирии. Ирония заключается в том, что референдум в Каталонии состоялся сразу после референдума в Иракском Курдистане. Напомним, что Испания вошла в «коалицию воли», которую сколотил Буш в 2003 г., чтобы свергнуть Саддама.

Кризис беженцев, теракты по всей Европе и расовый скандал в США показывают, что посеянные Западом «корни зла» возвращаются к нему самому. Поддержка ЕС и Германии имела бы решающее значение для исхода противостояния, но Брюссель выбирает меньшее зло. Признание Каталонии неминуемо приведёт к власти в Испании евроскептиков и выльется в ещё один Brexit. Меркель, потерявшая абсолютное лидерство в Германии и вынуждение делиться властью с бывшей оппозицией, нуждается в успехах на европейском направлении.

Поэтому, пока растёт противостояние с Восточной Европой из-за отказа делить миграционное бремя Италии и Греции, испанский премьер Мариано Рахой может опираться на Берлин и его союзника Париж. Признание независимости Каталонии особенно опасно и рискованно для престижа ЕС в тот момент, когда Меркель, Макрон и другие руководители стран блока защищают территориальную целостность Украины, включающей, по их представлению, и полуостров Крым.

И это только начало цепной реакции. ЕС придётся оправдываться перед остальными неправозглашенными республиками, как Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье и т.д. Тоже самое можно сказать и об Иракском Курдистане. С другой стороны, ЕС не может поддержать и Эрбиль, способный внести вклад в его энергетическую независимость. Это может усилить бескомпромиссность каталонцев в их борьбе за свою государственность.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня