Новые санкции США парализуют экономику России

Новые санкции США парализуют экономику России

В ночь на пятницу госсекретарь США Рекс Тиллерсон подписал распоряжение о публикации пояснений к применению закона о санкциях, под которые попадают российские граждане и компании. Согласно списку, опубликованному Государственным департаментом США, новый пакет санкций затронет госкорпорацию «Ростех», ведущие российские оборонные предприятия — концерны «Калашников» и «Ижмаш», корпорации «МиГ» и «Тактическое ракетное вооружение», компании «Сухой» и «Вертолеты России», а также многие другие учреждения, предприятия и компании России.

 Кремль, естественно, сделал вид, что ничего особенного не произошло. И действия администрации Белого дома Москве повредить никак не могут. Она ведь «встала с колен», а потому любые враждебные шаги со стороны США для нее — булавочные уколы, на которые можно совершенно не обращать внимания.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя список Тиллерсона, изобразил олимпийское спокойствие: «конечно, мы следим за этим самым пристальным образом». Не более того.

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров заявил, что российские предприятия уже адаптировались к санкциям, а потому какие-то дополнительные телодвижения Вашингтона Москву не волнуют.

В чем его горячо поддержал заместитель председателя комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, выразивший уверенность в том, что вред российским предприятиям от списка Тиллерсона будет «незначительным».

Ну, а поскольку население России, министрам и депутатам традиционно не доверяет, Кремль для пущей убедительности, привлек к обсуждению вопроса «эффективных менеджеров ОПК» и экспертов. Так, первый заместитель председателя Союза машиностроителей России Владимир Гутенев публично заверил граждан РФ в том, что новые санкции США неэффективны. Более того, «…непосредственно на возможности нашего ОПК, в том числе и на экспортные возможности, данные санкции не способны как-то серьезно повлиять». А прокремлевские «эксперты» спустя всего несколько часов после публикации списка попадающих под санкции российских компаний стали утверждать, что «Западу не стоит ожидать реального результата санкций раньше какого-нибудь 2030 года». И вообще, уже введя себя в экстаз, резюмировали они, «в той же Москве влияние санкций не чувствуется совсем, а то, как чувствуются санкции в столице страны — это очень важно».

<hr/>

ИЛЛЮЗИИ И РЕАЛЬНОСТЬ

С советских еще времен существовало разделение на тех, кто, как говаривал покойный российский премьер Виктор Черномырдин, «может только языком», и тех, кто занят в производстве.

И вот как раз работающие в реальном секторе экономики оптимизма Кремля и обслуживающих его экспертов совершенно не разделяют. Российские финансовые компании уже говорят, что санкции скажутся на некоторых системообразующих предприятиях даже в том случае, если они и не указаны в списке Тиллерсона. В частности, в обзоре Sberbank CIB говорится, что меры «могут оказать негативное влияние на „АвтоВАЗ“, „КамАЗ“, ВСМПО-АВИСМА и Объединенную авиастроительную корпорацию (ОАК)».

В оценке последствий американских санкций кремлевские эксперты «заходят с туза», утверждая, что список Тиллерсона совершенно не отразится на «священной корове» российской экономике — нефтегазовом секторе. Но, воистину, вышние силы шельму метят. Не успели прокремлевские пропагандисты этого туза вбросить, как он оказался крапленым. Спустя всего сутки после публикации санкционных списков, пришло сообщение, что Роснедра приостановили на пять лет действие лицензии Роснефти на разведку и добычу нефти и газа на Южно-Черноморском участке недр. И одной из основных причин этого решения стали американские санкции, препятствующие привлечению буровой техники для освоения месторождений на шельфе.

Причем, это уже не первый звонок. После введения Западом санкций против России в 2014 году были приостановлены или прекращены совместные проекты российских компаний с иностранными партнерами по разработке трудноизвлекаемых запасов нефти на Баженовской свите. Французская Total вышла из проекта разработки трех участков (Ташинского, Восточно-Ковенского и Ляминского) в Ханты-Мансийском автономном округе. Американская ExxonMobil приостановила свое сотрудничество с «Роснефтью» в рамках СП — где у американцев было 49% акций — по разработке 17 участков в Западной Сибири. Англо-голландская Shell приостановила сотрудничество в проекте «Ханты-Мансийский нефтяной альянс» с «Газпром нефтью».

То есть — санкции уже бьют по всем секторам российской экономики. И дальше будет только хуже.

Разговоры о том, что большинство компаний в списке 39 изгоев уже находятся под санкциями, а потому ничего страшного не произошло, они, дескать, уже адаптировались — это «разговоры в ползу бедных». Действительно, американские компании и физические лица все же могут кредитовать российские подсанкционные банки. Но теперь — только на 14 дней вместо 30. И компаниям из энергетического сектора, входящим в санкционный список, все же можно будет получать финансирование. Но — только на 60 дней вместо трех месяцев.

А главная неприятная новация списка Тиллерсона заключается в том, что Вашингтон вводит так называемые «вторичные санкции». То есть, под пресс попадают даже те компании, которые не являются американскими, но сотрудничают российскими корпорациями и учреждениями, перечисленными в списке.

Аналогичная ситуация и в банковской сфере. Поскольку теперь любой банк, вне зависимости от того, в какой стране зарегистрирован, может попасть под американские санкции за сотрудничество с российскими компаниями-изгоями. Источники сообщают о панике в среде российских банкиров, которые прекрасно понимают, что теперь от сотрудничества с ними будут отказываться не только американские, но и европейские банки.

<hr/>

ПЕЧАЛЬНЫЙ ПРОГНОЗ

Вторичные и секторальные санкции, которые вводятся против России, направлены на то, чтобы нанести удар сразу по нескольким столпам российской экономики. Финансовой сфере, жившей на спекуляциях ставками (на Западе кредиты берем дешево — внутри страны продаем втридорога). Экспорту вооружений, поскольку теперь любой контрагент Москвы десять раз подумает перед тем, стоит ли вообще связываться с российскими оружейными контрактами. И нефтегазовой отраслью, которая в самый критический момент оказалась лишенной возможности модернизировать свое оборудование.

Кремль достаточно успешно убеждает внутреннюю аудиторию в том, что «санкции не нанесут нам ущерба», что «справимся и без Запада», но в реальности все обстоит куда как печальнее. Всего пару лет назад российские представители с изрядной долей высокомерия отвергли предложение Тегерана поделиться опытом противостояния калечащим санкциям США и Евросоюза — «нам это не нужно, никакой угрозы российской экономики возникнуть не может». А зря. Поскольку анализ иранского опыта выявляет одну закономерность — чем больше санкций вводится в одних отраслях, тем быстрее зарубежные партнеры уходят из других, никак под ограничения не попадающих. Поскольку никто не может дать гарантий, что ограничения не коснутся тех сфер экономики, которые не внесены еще в санкционные списки. Россия уже столкнулась с этой закономерностью, когда о своем уходе с рынка заявил химический гигант Dupont. Топ-менеджеры которого прямо заявили: «Мы не понимаем, что будет завтра, а потому — никаких совместных предприятий, никакого серьезного сотрудничества, никаких капиталовложений, никаких больших проектов».

Об аналогичном шаге уже заявил и германский Siemens. И не столько из-за истории с появлением его турбин в Крыму — это можно было бы пережить, в конце концов деньги не пахнут — сколько из-за отсутствия гарантий, что завтра он не попадет под пресс тех, кто будет следить за исполнением списка Тиллерсона. Коварство которого заключается еще и в том — чего Вашингтон не скрывает — что он в любой момент может быть расширен.

Ну и еще одним крайне неприятным известием для Москвы является то, что в экономической войне, которую Белый дом объявил Кремлю, у нее нет сколько-нибудь серьезных союзников. Китай, на которого так рассчитывала российская элита, с 2014 года последовательно дает понять, что не намерен из-за России вступать в конфликт с США. А следовательно — ни на китайские кредиты, ни на помощь Пекина в обходе санкций Москва рассчитывать не может.

Путин и Си разошлись

Аналогичной позиции придерживаются и европейские государства, и партнеры России по ЕАЭС- те же Казахстан и Беларусь, и некоторые страны СНГ. Они, конечно, готовы подзаработать на «сером экспорте», но — только через подставные фирмы, не более того.

Как результат — прогноз прокремлевских экспертов о том, что реальный результат антироссийских санкций станет заметен только к 2030 году, выглядит уж слишком оптимистичным. Откровенно говоря — шапкозакидательским. Российская экономика попросту не обладает таким запасом прочности. Развязка наступит гораздо быстрее. А кроме того, если темпы экономического потрошения Москвы будут отставать от утвержденного в Белом доме графика — у Вашингтона в запасе припасен «козырный туз» — обрушение цен на нефть, к примеру — долларов так до 30–35. Недавняя демонстрация возможностей ядерной триады России выглядела, конечно впечатляющей, но в этом случае она будет совершенно бесполезной.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня