Европейские финансы и марокканка Фатима

Европейские финансы и марокканка Фатима

На фоне преобладающего на Западе оптимизма по поводу состояния экономики Евросоюза трудно услышать голоса, предупреждающие о том, что радоваться рано. Действительно, кто бы ни говорил о европейских финансах, первым делом настаивает, что в еврозоне сегодня «всё хорошо», экономические показатели растут так, что Европейский центральный банк (ЕЦБ) принял «историческое решение» свернуть программу финансовой поддержки еврозоны путём скупки проблемных активов. Другими словами,  прекратить вливать в экономику ЕС каждый месяц по 60 миллиардов евро. 

Аналитики Forex тут же отметили, что после заседания ЕЦБ «акции взлетели на 2 процента не потому, что сокращение объема покупки активов подтверждает экономическое благополучие Европы… Трейдеры получили посыл, который так хотели услышать, но боялись надеяться». Попросту говоря, европейский финансовый регулятор ловко сыграл на позитивной евростатистике, показывающей рост, но гарантировал трейдерам дальнейшие вливания, разогревающие экономику и разгоняющие инфляцию в Европе. Чего Марио Драги не сказал журналистам на своей пресс-конференции по итогам заседания совета директоров ЕЦБ, так это то, что восстановление экономики идёт крайне неравномерно по регионам, а это только подчёркивает хрупкость Европейского союза и углубление регионального финансового расслоения в ЕС.

Действительно, сокращение с января 2018 года объёма ежемесячного выкупа облигаций с 60 до 30 миллиардов евро было обещано давным-давно. Однако «перенастройка», как пиашет Euronews, программы количественного смягчения продлевается ещё на год, а «ключевые ставки ЕЦБ остаются без изменения, и, согласно нашим прогнозам, они останутся на текущих уровнях продолжительный период времени и значительно дольше горизонта программы выкупа активов», обрадовал инвесторов «горячих денег» председатель ЕЦБ. Так что работа банка, направленная на ускорение инфляции и поддержку роста экономики, пока не завершена. И по-прежнему базовая процентная ставка по кредитам остаётся на нуле, ставка по депозитам – на уровне минус 0,4 процента, ставка по маржинальным кредитам  – на уровне 0,25 процента. Бери – не хочу!

Правда, экономика живёт по законам, которые трудно отменить, и против возможных финансовых пузырей в Европе едва ли сработает запланированное только на третий квартал 2019 года мизерное повышение ставки на 15 базисных пунктов. Более того, из уст главы ЕЦБ прозвучала фраза о том, что регулятор по-прежнему готов и далее продлить покупки активов в случае необходимости. 

Вслед за заявлением Марио Драги котировки пары евро/доллар рухнули, доходность десятилетних гособлигаций Германии упала ниже 0,5 процентного пункта, а разница в ставках с доходностью американских казначейских облигаций на этом фоне резко выросла, достигнув максимумов с апреля.

Впрочем, вся эта финансовая цифирь подвижна, и она не учитывает главную, на наш взгляд, опасность, растущую в Европе. Причём растущую из штаб-квартиры ЕС в Брюсселе. Там только что Европарламент проголосовал за введение программ обеспечения минимального дохода, чтобы сократить к 2020 году число европейских бедняков со 120 миллионов до 20. Не надо большого ума, чтобы сообразить, что сегодня в эти 120 миллионов бедняков Евросоюза только в Германии за год вписаны 1,3 миллиона мигрантов. Таких, как Фатима Мустейн, разведённая женщина из Марокко, живущая в Брюсселе с тремя детьми. «Она получает государственное пособие в тысячу евро в месяц на интеграцию в бельгийское общество», – пишет Euronews. Однако Брюссель решил, что ей этого мало. И собирается поддержать проект MIRIAМ, в рамках которого в брюссельской коммуне Фатиме и остальному миллиону с лишним помогут трудоустроиться, «дадут житейские и бытовые советы», так как MIRIAМ собираются вывести на уровень всей Бельгии и даже Европы. Понятно, что для этого нужно не только желание Фатимы, но и средства из  бюджета. «Подобный проект может функционировать на практике, если его субсидировать. Такие проекты нуждаются в финансировании, – пишет издание. – Их бенефициарами являются потенциально бедные люди. Мы хотим дать им возможность самим улучшить свою жизненную ситуацию». Конечно, за чужой счёт. Одним из средств достижения этой цели Европарламент считает введение и укрепление программ обеспечения минимального дохода, что нашло отражение в принятой депутатами резолюции.

Приложим это брюссельское великодушие к тысяче евро в месяц у Фатимы и подумаем, заставит ли это её искать себе работу. Брюссельский экономист Миккель Барслунд предупреждает, что «увеличение минимального дохода уменьшает заинтересованность людей в поиске работы, а дополнительная нагрузка ляжет на бюджеты». И добавит стимулов тем, кому уже сейчас невмоготу от такого радушия. На прошедшей неделе венгерский премьер-министр Виктор Орбан с полным основанием и не без гордости назвал «Восточную и Центральную Европу зоной без мигрантов». Каждые новые выборы в Европе демонстрируют, что жители хотят сами решать свою судьбу и держать политическую ситуацию в своих руках. «Мы хотим безопасную, справедливую, христианскую и свободную Европу», – заявил венгерский премьер. Вместе с ним этого хотят поляки, чехи, словаки, румыны… Что может заставить их добавить ещё сотню-другую евро к тысяче в месяц для Фатимы?

Кроме того, на наших глазах в Европе быстро растёт нежелание богатых территорий кормить бедные регионы и брюссельскую бюрократию. Расщепление интересов неизбежно отразится на финансовой и налоговой политике ЕС. Как справедливо замечает Project Syndicate, «если конфликт в Испании продолжится, возвращение кризиса в Европу станет неизбежным… Каталонский кризис подчеркнул ограниченность евросоюзной модели интеграции, основанной фактически на союзе национальных государств… Когда большая часть правительств ЕС погружается во внутренние раздоры, модель достигает своего предела». 

Похоже, что в самом Брюсселе это понимают только в Центре исследований европейской политики. Его директор Даниел Грос (Daniel Gros) также считает, что главная финансовая проблема ЕС в том, что «статус Европейского центрального банка предусматривает проведение его финансовой политики национальными центробанками. Такая структура не была бы проблемой, если бы это было одинаково  для всех банков, а полученная прибыль и потери были бы общими. Однако сегодня этого нет. И поэтому еврозона не имеет единой финансовой политики. Мало что можно сделать в этой ситуации, остаётся только ждать, пока не закончится программа финансовой поддержки».

В итоге в выигрыше от политики Брюсселя останется только Фатим


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня