Польша ставит заслон украинцам

Польша ставит заслон украинцам

 Власти Польши намерены запретить въезд в страну для лиц, придерживающихся антипольской позиции. Об этом в эфире Польского телевидения рассказал глава МИД республики Витольд Ващиковский.


По словам министра, у Варшавы и Киева «разные концепции примирения».

 «Мы осознаем, как важна для нас Украина по геополитическим соображениям… Но украинцы, зная об этом значении своего государства для нашей безопасности, считают, что в таком случае вопросы, которые нас разделяют, в особенности исторические, должны отойти на второй, третий план. Но так быть не может», — заявил глава польской дипломатии.

«В настоящее время мы запускаем процедуры, которые не позволят людям, занимающим крайние антипольские позиции, приехать в Польшу. Люди, которые демонстративно надевают мундиры „СС Галичина“, в Польшу не въедут», — пообещал Ващиковский.

 

По его словам, речь также идет о тех, кто на административном уровне не позволяет, к примеру, восстанавливать польские места памяти. «Те лица, которые демонстрируют и используют административные инструменты против Польши, также столкнутся с последствиями», — отметил министр.

«Мы не согласимся с аннексией украинской территории, нарушением международного права и агрессией со стороны России, однако, в двусторонних отношениях мы будем спрашивать с Украины», — заключил Ващиковский.

В данном контексте глава польского МИД также заявил, что сомневается в целесообразности возможного визита президента Польши на Украину. «Если это произойдет, это будет чисто рабочий визит… не политический», — подчеркнул он.

В тот же день польский сенатор и историк Ян Жарин в интервью wPolityce заявил о том, что Украине, чтобы не потерять связи с Польшей, придется взять на себя ответственность за культурное и историческое наследие.

«Украина не хочет принадлежать римской цивилизации. Она ведет себя как варвар в вопросах исторической памяти», — подчеркнул историк.

По его убеждению, взаимные отношения будут очень неглубокими, «если Украина не поймет, что гораздо более глубокие отношения происходят из культурного измерения». Кризис в отношениях Киева и Варшавы историк объяснил «серьезными и глубокими культурными различиями» между этими странами, и решение этой проблемы, по его убеждению, должна найти украинская сторона.

«Решение сейчас — на стороне Украины. В ней есть ключ к тому, хочет ли она быть с Польшей, с польской культурой. Украина должна ответить, хочет ли она взять на себя совместную ответственность за древнюю материальную культуру в современной Украине», — отметил он.

Напомним, ранее на Украине произошло несколько актов антипольского вандализма. Один из них произошел во Львовской области, где был взорван памятник полякам, убитым боевиками дивизии СС «Галичина». Второй произошел на польском кладбище на территории национального историко-мемориального заповедника «Быковнянские могилы» в Киевской области. Неизвестные нарисовали краской символику дивизии СС «Галичина» на мемориале. МИД Польши отреагировал на эти два случая нотами протеста, МИД Украины также осудил действия вандалов.

Говоря о препятствиях в восстановлении польских мест памяти, глава МИД имел в виду отмену Киевом в июне этого года проведение поиска и эксгумацию поляков, захороненных на территории страны. Польские СМИ тогда сообщали, что вопрос пытались решить во Львове на переговорах директора Бюро сохранения памяти о борьбе и мученичестве Института национальной памяти Адама Сивека с представителями украинского Института национальной памяти, однако прийти к какому-либо соглашению не удалось. Переговоры завершились безрезультатно. По словам Сивека, украинцы заняли позицию, которая «неприемлема для польской стороны».

По некоторым данным, Киев отозвал разрешение после того, как в апреле в окрестностях Перемышля с разрешения местных властей активистами националистических организаций был снесен памятник Украинской повстанческой армии*.

Как понимать громкие заявления польских политиков? Почему так долго ждали? Это очередная попытка надавить на Киев или процедура действительно будет запущена? Насколько серьезно можно оценивать эти заявления?

— Это и то, и другое, — уверен обозреватель ИА REGNUM Станислав Стремидловский.

— Действительно, в отношении Украины внешняя политика Польши иногда выглядела непоследовательно. Если президент правящей польской партии «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский в декабре 2016 года выдвигал претензии президенту Украины Петру Порошенко по части прославления украинских националистов, говорил, что Украина с Бандерой не войдет в Европу, то уже в августе этого года Ващиковский, кстати, в интервью российской газете «Коммерсантъ» утверждал, что «у нас нет информации о растущем национализме на Украине».

Заявления, которые глава польской дипломатии сделал сегодня, свидетельствуют, что национализм на Украине он наконец приметил. Возможно — выскажу версию — в этом ему «помогла» канцелярия президента Польши Анджея Дуды. Ведь наряду с Ващиковским ситуацию прокомментировал шеф президентской канцелярии Кшиштоф Щерский, который сказал, что он «видит негативную эволюцию исторической политики и идентичности Украины». А это уже серьезно.

— Чего так долго ждали? Наболело наконец?

— Как я понимаю, спусковым крючком стало решение украинских властей, в данном случае Института национальной памяти во главе с Владимиром Вятровичем, отказать полякам в работах по эксгумации и идентификации жертв Волынской резни. Сенатор Ян Жарин, представляющий «Право и Справедливость», по этому поводу высказался даже в том духе, что «Украина не хочет принадлежать римской цивилизации, она ведет себя, как варвар в вопросах исторической памяти». В то же время я бы не исключал, что в Польше пришли к выводу, что антироссийский тренд стал в украинской политике доминирующим и необратимым. А значит с Украиной можно не церемониться. Ведь Варшава не позволяла себе такого с Киевом, когда Украиной руководил Виктор Янукович, да даже Виктор Ющенко.

— Кто может попасть под запрет? Только ли националистические активисты? Не будет ли тут перегибов и злоупотреблений?

— Обращаю ваше внимание на статью авторитетной польской газеты Rzeczpospolita, в которой говорилось: «Создается впечатление, что тон украинской внешней политики, по крайней мере в отношении Польши, задает Владимир Вятрович, глава Института национальной памяти Украины, националист, панегирист УПА. То есть все украинские политики и чиновники, имеющие отношение к внешней политике, таким образом теоретически подводятся под удар. Хотя, на мой взгляд, поначалу Варшава не будет проявлять особой активности, ограничится, скорее всего, каким-нибудь общественными деятелями, активистами, намекая, впрочем, что за ними могут последовать и государственные служащие.

— Насколько такое решение осложнит отношения между Варшавой и Киевом? Ващиковский заявил, что в настоящее время он «подумает, рекомендовать ли польскому президенту совершать визит на Украину». Состоится ли этот визит? В какой атмосфере он пройдет?

— Господин Вятрович уже сравнил действия Польши с действиями России и выразил опасение, что Варшава может пойти еще дальше, чем Москва. Соответственно, многое будет зависеть от Киева, насколько он далеко зайдет, насколько будет готов к ответным мерам. Имея некоторое представление о персонажах, которые ныне представляют украинский политикум, приписывать им здравый смысл и дальновидность будет большим преувеличением. Так что можно ждать развития эскалации.

Что касается визита президента в Киев, то как сказал сам же министр, если визит и состоится, то он будет исключительно рабочим и не окажется актом выражения политической поддержки.

— По словам Ващиковского, Варшава «не согласна с аннексией украинской территории, нарушением международного права и агрессией со стороны России, однако, в двусторонних отношениях мы будем спрашивать с Украины». Насколько в качестве давления на Киев может быть применена угроза пересмотра позиции по России? Как далеко Киев должен зайти для этого?

— Насколько я понимаю, тем самым Ващиковский объяснил Украине, что Киев не сможет использовать в отношениях с Варшавой «российский аргумент», то есть польско-российский диалог, когда он начнется, будет опираться исключительно на повестку польско-российских сложных вопросов, исключая третьи страны.

— Варшава всегда болезненно реагировала на факты реабилитации бандеровщины на Украине, — напоминает директор центра евразийских исследований Владимир Корнилов.

— И вполне логично, что по мере развития этого процесса реакция становится все более жесткой и переходит в практическую плоскость. По мере притока украинских мигрантов в Польшу (а не надо забывать, львиная их доля — выходцы из Галичины, наиболее подверженной болезни бандеровщины) проблемы будут только нарастать, а Варшаве придется прибегать к строгим ограничительным мерам

— По словам министра, у Варшавы и Киева «разные концепции примирения». В чем они заключаются? Почему нет единого осознания необходимости решения проблемы?

— Да, как бы формально и Киев, и Варшава активно выступают за это примирение. Но при этом и Польша, и Украина хотят достичь этого на своих условиях. После победы «Майдана» и тотального отказа Киева от своего исторического прошлого, в основном связанного с Россией и СССР, украинские власти не нашли ничего лучшего, чем героизировать бандеровцев — мол, больше нечем заполнить образовавшуюся историческую лакуну. Не способные изобрести ничего больше, они сами загнали себя в ситуацию, при которой не смогут найти идеологического единства с поляками.

— Почему украинские власти ничего не предпринимают для того, чтобы остановить хотя бы акты вандализма? Или они уверены, что Варшаву можно злить до бесконечности?

— Нынешние украинские власти, безыдейные по своей сути, вынуждены заигрывать с идейными бандитами, которых они использовали для победы на «Майдане», вооружили и снабдили инструментом для распространения ультраправых радикальных идей. Порошенко теперь вынужден заигрывать с этими радикалами и не может предпринять активных действий против них и их идей.

— Если такой запрет будет введен, по ком он ударит на Украине? Только ли по активистам националистических организаций?

— Я думаю, этот запрет будет использован поляками как барьер для сдерживания миграции из Галичины — уж больно глобальных масштабов сия миграция достигает. Поэтому ограничения могут касаться и рядовых жителей Западной Украины, без особого разбора их «пропольской» или «антипольской» позиции. Но в конечном итоге не удивлюсь, если какой-нибудь Вятрович, пропагандирующий бандеровщину, узнает о том, что въезд в Польшу ему заказан.

— Насколько эта мера в целом отразится на рабочие отношения двух стран?

— Украина и Польша обречены на ухудшение отношений между собой. И причина здесь не только в исторических или идеологических разногласиях, но и в том, что по мере роста миграции с Украины в Польше будут расти антиукраинские настроения и конфликты на бытовом уровне…


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня