Прибытие поезда: В прокат выходит «Убийство в «Восточном экспрессе»»

Прибытие поезда: В прокат выходит «Убийство в «Восточном экспрессе»»

9 ноября 2017 года в российский прокат выходит «Убийство в «Восточном экспрессе»» Кеннета Брана (прокатчик – «Двадцатый Век Фокс СНГ»), новая экранизация знаменитого романа Агаты Кристи, в которой Брана еще и сам сыграл главную роль. Его Пуаро – немножко Гамлет и немножко Бэтмен, сыщик с роскошными усами и маленькими серыми клеточками, но никак не потешный человечек, каким казался он другим персонажам в романах госпожи Кристи. И все же это интересное и довольно адекватное прочтение первоисточника, больше драма, чем конструктор, история не только про загадку убийства, но и про отвращение к нему.

Железнодорожная симфония


Работа над новой версией романа Кристи началась несколько лет назад, был долгий процесс оформления прав на адаптацию, привлечение в продюсеры Ридли Скотта, причем, быстро стало известно, что сам снимать он не будет, в сценаристы – Майкла Грина (сегодня он известен по «Логану» и «Бегущему по лезвию 2049»). А затем Fox, вдохновленная коммерческим успехом «Золушки», пригласила в режиссеры сэра Кеннета Брана. Славный своими шекспировскими постановками, Брана в последние годы увлекся еще и работой на крупнейших игроков индустрии – кроме диснеевской «Золушки», были «Тор» и «Джек Райан: Теория хаоса» для Marvel и Paramount. С самого начала к проекту подключились и потомки Агаты Кристи, Мэттью и Джеймс Причарды (внук и правнук писательницы и руководители наследственного фонда Агаты Кристи). Правнук фигурирует и в списке продюсеров, он, кстати, в свое время изучал творчество Брана в рамках университетской дипломной работы, относился к нему с большим чувством и потом во всех официальных релизах и интервью нахваливал его идеи по поводу адаптации прабабушкиного романа. В общем, этот клубок фактов и людей, а также в целом работа гигантской студии над наследием уютной британской писательницы очень интриговали.

Итак, полтора десятка человек в замкнутом пространстве вагона первого класса роскошного поезда, остановленного на территории Балкан снежной лавиной, обнаруженный поутру труп одного из пассажиров, Пуаро, решивший найти убийцу до того, как до поезда доберется югославская полиция. Фильм, как и книга, начинается с предотвращенного кровопролития, но в несколько буффонадной форме. В этих же начальных эпизодах Брана демонстрирует свои комические навыки и на мирном поприще, оценивая соразмерность куриных яиц, доставленных ему шустрым ближневосточным мальчиком. Тут, надо сказать, авторы против истины не погрешили, Пуаро в целом зацикливался на еде, однажды в одном из романов Агата Кристи даже посвятила целых пару абзацев подряд его сентенциям по поводу неодинаковости и бесформенности поданных к завтраку булочек. 


Далее все развивается более или менее в соответствии с литературным первоисточником (минус – бэкграунд самих героев, а также непосредственно некоторые из них). Отдельно хотелось бы отметить любовно созданный материальный мир фильма. Все эти шуршащие платья, много твида разной степени клетчатости, интерьер поезда, мебель ар-деко, фарфор, изысканное меню, томик Диккенса, само основательное отношение пассажиров к путешествию, проявлявшееся во всем, от дорожных нарядов до взятых в путь дорогих сердцу фотокарточек. Снимали фильм на Мальте и в студийном павильоне на западе Лондона, с декорациями, которые проектировали инженеры-строители, причем снимали на пленку 65мм. Четко выраженные ключевые моменты – обнаружение трупа Рэтчетта, неожиданно снятое откуда-то сверху, восхитительная и грустная сцена убийства. Наконец, финал, здорово отдающий театральностью – героев вывели из пространства поезда и рассадили за огромный стол практически под падающим снегом и на фоне снежной горы. Эта надсадная театральность немного смущает, но общего впечатления все равно не портит.

Интересно, как мутировали персонажи. Мэри Дебенхэм, гувернантка и секретарь (Дэйзи Ридли), в общем, изменилась мало – она все та же передовая молодая женщина, разработавшая в деталях план убийства. Зато над остальными поработали на славу. Похожая на овцу шведская миссионерка Грета Ольсон превратилась в Пилар Эстравадос, религиозную фанатичку южных кровей со шрамом на лице (Пенелопа Крус), она умеет орудовать кулаками и явно пережила насилие. Чета дипломатов Андрени, хоть и остающаяся графом и графиней, стали артистами балета (Сергей Полунин и Люси Бойнтон). Частный детектив Хардман (Уиллем Дефо) притворяется не коммивояжером, а профессором, и его взгляды достойны Гитлера. Полковник Арбэтнот (Лесли Одом мл.) вообще сменил расовую принадлежность. Начальник пассажирских перевозок компании месье Бук (Том Бейтман), старый знакомый Пуаро, сильно помолодел, теперь он похож на эффективного менеджера, в основном занят хождением по всевозможным женщинам и даже свой интерес к замкнутой жизни в ходе длительного путешествия объясняет возможностью вступать в ни к чему не обязывающие эротические связи.


Самый значительный образ создала Мишель Пфайффер, сыгравшая миссис Хаббард (она же – великая трагическая актриса Линда Арден). Вместо толстой американки, которой всегда слишком много и которая всех раздражает своими разговорами о дочери, появилась великолепная дама, которая не прочь найти в поезде нового мужа. Это именно Пфайффер так изящно удается по пути в вагон-ресторан разыграть флирт, на который другим потребуются недели. Ее внешность всегда была притягательной, но сегодня в свои почти 60 лет на крупных планах она впечатляет, как никогда. В этом году после долгого перерыва актриса дважды заставила говорить о себе. Первый раз случился после выхода на мировые экраны «мамы!» Даррена Аронофски, где, как только она заходит в кадр, сразу можно забыть обо всем остальном. Это определенно настоящий полноценный comeback.

Один дядя с большими усами


Интересно и то, как изменился сам Пуаро и его знаменитые усы. Брана долгие месяцы растил их, а также разнашивал обувь, специально пошитую для фильма на заказ, учился хитро завязывать галстуки, тренировал бельгийский акцент. Усы действительно выдающиеся и неожиданные. Да и Пуаро Брана совсем не подходит под описание маленького потешного человечка, каким показывала его глазами пассажиров поезда Агата Кристи. Таким, впрочем, не выглядели и Альберт Финни из фильма 1974 г. от Сидни Люмета, и тем более Альфред Молина с его стремящимся к двум метрам ростом и с вполне традиционными усами - ему довелось сыграть бельгийского детектива в американской телеверсии. Пожалуй, только Дэвид Суше визуально походит на канонический образ, в целом кажется образцовым Пуаро и, наверное, понравился бы самой писательнице (известно, что фильм Люмета, который она успела увидеть, ее не впечатлил). 

Дело, впрочем, не во внешнем сходстве или несходстве с литературным образом. Кристи, которую один из ее британских коллег-последователей назвал «Стивом Джобсом криминального романа», славилась многим и помимо созданных ей конструкций разных типов убийств. Ее экономичный, но эффективный стиль письма позволял создавать характер буквально парой фраз. По этой же причине лаконичности стиля ей не надо было проговаривать то, что вытекало из самой ткани ее истории. Несмотря на созданный ею уютный мирок, нарушаемый преступлениями, Кристи была человеком авантюрным, ярким и способным судить о событиях эпохи просто потому, что ей многое довелось повидать. Она была на войне медсестрой, ненавидела кровь – по этой, причине, кстати, в ее книгах чаще речь идет об отравлениях - смерть скорее хитрая, чем жестокая. Хотя даже в этом смысле «Убийство в «Восточном экспрессе»» - кровавая история, учитывая количество ножевых ранений, обнаруженных на теле жертвы. Роман заканчивается примерно такой фразой Пуаро: «на этом разрешите откланяться», но все киноверсии идут дальше и еще сильнее концентрируются на идее о допустимости убийства как за рамками закона, так и внутри правовой системы, ответственности за исполнение роли палачей. Что такое суд присяжных, как не переложение ответственности за убийство, пусть и справедливое, пусть убийство-наказание, но убийство - со всего общества на двенадцать избранных его членов, и принимающих решение? 


Сидни Люмет, чей фильм стал коммерческим успехом, получил шесть номинаций на «Оскар» (а Ингрид Бергман выиграла одну из них за роль шведской миссионерки Греты Ольсон) завершался совместным распитием шампанского и в целом намекал на то, что месть приносит облегчение. Хотя честно говоря, больше в нем впечатляет актерская игра да очаровательная Люметовская геометрия, все эти проходки персонажей по перрону, одного за другим, в окружении торговцев сувенирами, безупречный ритм, с которым герои чокаются бокалами с шампанским в финале. Версия с Дэвидом Суше, серия сериала «Пуаро», была в этом смысле размышления об узаконенном или почти узаконенном убийстве гораздо более мрачной. И вроде бы все вопросы тут решались под скрип перьевой ручки, Пуаро не ходил, а скользил в пространстве, и в целом все выглядело очень тактичным. Даже несмотря на начальный эпизод с забиванием камнями провинившейся женщины, смерть которой герои видят перед своим путешествием. Но в финальной части тактичность сменилась едва ли не истерикой, а полковник Арбэтнот чуть не пристрелил маленького бельгийца. Новая экранизация получила пока смешанную критику. Но определенно Брана очень удачно продолжает линию версии с Суше в том смысле, что размышляет о том, как человек идет на сделку с собственными принципами. Как даже самый честный и бескомпромиссный герой способен принять мысль о допустимости смерти вне закона, если закон бессилен.

«Убийство в «Восточном экспрессе»» в российском прокате с 9 ноября 2017 года.



Автор: Марина Латышева




Самое читаемое сегодня

Главные новости дня