Саудовская Аравия: смятение в королевском доме

Саудовская Аравия: смятение в королевском доме

То, что президент США Дональд Трамп предложил саудовскому наследному принцу Мухаммеду ибн Сальману американскую фондовую биржу в качестве площадки для первичного размещения акций Saudi Aramco, можно посчитать признаком «сумасшедшей любви», если учесть, что над Эр-Риядом висит обвинение Палаты представителей США в причастности к террористическим актам в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. И что эта страна – абсолютная теократическая монархия. И что она насаждает фундаменталистскую доктрину ваххабизма по всему миру (подсчитано, что если в 2007 году саудиты вложили в распространение этого учения 2 миллиарда долларов, то в 2015-м – уже 4). 

По некоторым подсчётам, неожиданная любовь «борца с глобальным терроризмом» Дональда Трампа измеряется цифрой в 100 миллиардов долларов: именно в такую сумму в Эр-Рияде оценили 5 процентов акций нефтяной компании Saudi Aramco, которые собираются продать иностранным инвесторам; в целях продажи вот уже два года подыскивают площадку для размещения IPO. Поэтому американский президент, отправляясь в азиатское турне, прямо с борта номер один послал миру твит: «Буду очень признателен, если Саудовская Аравия разместит IPO Aramco на Нью-Йоркской фондовой бирже. Важно для Соединённых Штатов». Конечно, важно! Saudi Aramco, крупнейшая нефтяная компания мира по показателю добычи нефти и размеру нефтяных запасов, будет нести «золотые яйца», если Трамп уложит её в американскую корзину. В битве за эту компанию участвуют также Лондон, Гонконг, Токио, другие крупнейшие мировые биржи. Трампа не насторожило даже то, что накануне того, как он отправился в турне, в Эр-Рияде за одну ночь были арестованы одиннадцать принцев королевского дома, четыре министра и десяток-другой чиновников пониже. 

В Эр-Рияде началось нечто, напоминающее политическую чистку. В минувшую воскресную ночь, всего через несколько часов после того, как король Сальман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд подписал декрет о создании антикоррупционного комитета (официальное название – Высший комитет по борьбе с незаконным обогащением) и назначил его главой своего сына Мухаммеда ибн Сальмана, объявленного в июне наследником престола, были арестованы: один из самых богатых людей в мире принц Аль-Валид ибн Татал, министр Национальной гвардии принц Мутаиб ибн Абдулла, бывший заместитель министра обороны принц Фархад ибн Абдулла и ряд других высокопоставленных лиц…

Как уточняет Reuters, данные WikiLeaks показывают, что каждый член королевской семьи пользовался разнообразными схемами получения средств для ведения роскошного образа жизни. «Аналитики утверждают, – пишет издание, – чистка потребовалась для преодоления коррупции и удаления оппозиции амбициозным реформам принца Мухаммеда, которые широко популярны среди подрастающей молодёжи, но встречают сопротивление старой гвардии, которая чувствует себя более комфортно при постепенных изменениях в политике и руководстве страной через круговую поруку». 

Поскольку на Востоке взяток нет, а есть подарки, Высший комитет по борьбе с незаконным обогащением предстаёт не столько карающим мечом, сколько средством убеждения (арестованных членов королевской семьи разместили в роскошном отеле Ritz-Carlton). Средство это находится в руках наследного принца, который готовится стать «настоящим королём». Тем не менее воскресную ночь в Эр-Рияде западные журналисты уже окрестили «ночью длинных ножей». 

А, собственно, что революционного готовит своему королевству наследный принц Мухаммед? Снять запрет на управление автомобилем для женщин? Шире открыть доступ в страну иностранным туристам? Продать 5 процентов акций Saudi Aramcо? Уменьшить государственные расходы? Для всего этого не обязательно сажать под арест дюжину двоюродных братьев. Похоже, будущий король больше думает не столько об искоренении коррупции, сколько о смене режима правления в крупнейшей нефтяной бочке мира. 

Два обстоятельства в комментариях западной прессы на «чистку» в Саудовской Аравии бросаются в глаза. Первое – это то, что антикоррупционный комитет получил широчайшие права: вести расследование, производить аресты, запрещать любые поездки подозреваемым, изымать собственность. И второе: аналитики в один голос говорят, что произведенные аресты – это превентивная мера наследного принца, заблаговременно удаляющего влиятельные фигуры и усиливающего собственный контроль над положением дел в стране. 

Принц Мухаммед уже не в первый раз показывает решительный нрав. В последний год он стал человеком, принимающим окончательные решения в сфере национальной обороны, во внешней политике, в экономике и социальной сфере, вызывая этим стремительным взлётом негодование в королевской семье (только двоюродных братьев королевской крови у принца Мухаммеда насчитывается больше двухсот). На счету Мухаммеда ибн Сальмана длящаяся уже третий год война в Йемене: с проиранскими боевиками, говорит принц, с хуситами, выступившими против ориентации Йемена на Соединённые Штаты, говорят арабисты. А ещё – конфликт с Катаром и организация его блокады. На Западе многие склонные видеть в 32-летнем принце авантюриста, подкрепляя это мнение тем, что на миллиарды долларов от продажи акций Saudi Aramcо будущий король собирается «подготовить страну жить без нефти». 

Как отмечает американское информационно-аналитическое издание The Intercept, появившееся в 2014 году для публикации первых материалов Эдварда Сноудена, «массовые аресты известных саудовских бизнесменов, представителей медиа и лиц королевской фамилии потрясли международное бизнес-сообщество; среди 11 принцев и 38 остальных арестованных загнан в сеть и принц Аль-Валид бин Татал, один из самых богатых людей в мире, владеющий значительной долей акций повсюду от Citibank и Twitter до Fox News». Причём, отмечает издание, «стремление наследного принца к консолидации власти слишком очевидно, чтобы его игнорировать, и это ставит обитателей вашингтонских исследовательских центров в трудную ситуацию, так как они очень зависят от завершения сделки с саудитами». 

Не потому ли так экстравагантно отреагировал на переполох в саудовском королевском доме Дональд Трамп, что не важно, кого и за что засадит в тюрьму будущий король, если он разместит акции Saudi Aramco на Нью-Йоркской фондовой бирже? Вот это действительно «важно для Соединённых Штатов». А Трамп обещает за это свою признательность.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня