Берлинале и EFM 2018: Женщины против мужчин – дамы начинают и выигрывают

Берлинале и EFM 2018: Женщины против мужчин – дамы начинают и выигрывают


В первые дни проходящего в столице Германии 68-го Берлинского международного кинофестиваля и Европейского кинорынка (EFM) неоднократно на деловых мероприятиях поднималась тема борьбы с харрасментом в киноиндустрии. Впрочем, она имеет два разнонаправленных вектора. В то время как организованные смотром дебаты в поддержку движений #MeToo и Speak Up демонстрируют решительный настрой женщин-кинематографистов искоренить «историческую несправедливость» в виде неравенства (и даже начать финансировать кинопроизводство по схеме 50/50, половину государственных субсидий предоставляя режиссерам-мужчинам, а другую половину – режиссерам-женщинам), многие недовольны полумерами. Есть даже те, кого не устраивает цвет ковровой дорожки Берлинале. 


По мере того, как движения #MeToo и Speak Up набирают обороты, в киноиндустрии начинают происходить изменения. Кинематографисты все чаще перерабатывают проекты, ориентируя их на женщин, иногда ради этого меняется пол главного героя. Эксперты полагают, что это означает признание важности женской аудитории. Дни мужчин, доминирующих, как по количеству главных ролей, так и по величине гонораров, вполне могут быть сочтены, если проекты, заявленные в этом году на Европейском кинорынке, окажутся резонансными. 

Несколько фильмов, находящихся в производстве, отражают эту тенденцию – в них есть роли, которые первоначально были написаны для мужчин, но позже переработаны для женщин, причем иногда на переменах настаивают дистрибьюторы. Раньше такие примеры можно было пересчитать по пальцам одной руки – из фильмов последнего десятилетия на ум приходит разве что «Солт» (планировалось, что главную роль исполнит мужчина, но сценарий переписали под Анджелину Джоли). А на нынешнем EFM их сразу три, и каждый кажется весьма перспективным. 

Так было в случае с проектом Hummingbird после многочисленных отзывов байеров, которые отказывались видеть главным героем Александра Скарсгарда (в итоге эта роль досталась Сальме Хайек). «Мы постоянно слышали от дистрибьюторов, что проект слишком мужской, - комментирует управляющий директор HanWay Гэбриэл Стюарт. - На одном из кадров Хайек пугающе наклоняется над Скарсгардом, который находится в гидромассажной ванне. Идея была в том, что если вы собираетесь кого-то запугать, поймайте его, когда он голый. Но я сказал: «Будет еще более пугающим, если это женщина!»

В The Burnt Orange Heresy - еще один проект, который сейлз-агент HanWay представляет на рынке. Главный герой, в оригинальной книге 1971 года, - мужчина, на экране предстанет женщиной. «Когда мы говорили о кастинге с продюсерами, то пришли к выводу, что женщина в этой роли была бы гораздо интереснее и сделала бы картину более сбалансированной», - говорит Стюарт.

Два центральных персонажа «сменили пол» в ремейке оскаровского номинанта «После свадьбы» Сюзанны Бир: героев Мадса Миккельсена и Рольфа Лассгарда в новой версии играют Джулианна Мур и Дайан Крюгер соответственно. «Как только кто-то предложил эту идею, ее все единогласно поддержали», - говорит соруководитель британского сейлз-агента Cornerstone Марк Гудер. «Что особенно интересно, так это то, что сейчас зрители, писатели, режиссеры, кастинг-директоры и финансисты очень легко соглашаются с тем, что женщины могут иметь власть и богатство», - подчеркивает он.

Движение #MeToo и стремление к равенству могут сделать такую деятельность особенно актуальной. «Наконец, всем стало ясно, насколько важна женская аудитория, - говорит Стюарт. - В целом, у продюсера незавидное положение, если его фильм не привлекает женщин».

Драйвером этой тенденции, по мнению экспертов, является кассовый успех фильмов с сильными женскими актерскими работами: Марго Робби в роли звезды фигурного катания Тони Хардинг в фильме «Тоня против всех» (сборы $26 млн. в североамериканском прокате), Фрэнсис Макдорманд в роли матери, которая жаждет отмщения за смерть дочери в «Трех биллбордах на границе Эббинга, Миссури» (сборы $100 млн. в мировом прокате) и Джулия Робертс, сыгравшая мать ребенка с необычной внешностью в картине «Чудо» ($286 млн. мировых сборов).

Подобный сдвиг в пользу женских персонажей можно было наблюдать и раньше – об этом говорит запуск в производство таких картин, как «Охотники за привидениями», «Восемь подруг мисс Оушен» и «Неудержимые красавицы». Впрочем, говорить об успешности таких лент пока рано – в прокат на данный момент вышла только первая, и финансовые результаты разочаровали как создателей, так и дистрибьютора.

Тем не менее, невозможно отрицать, что со временем подход продюсеров к аудитории и таргетированию меняется. Если раньше основными потребителями кинофильмов считались мужчины в возрасте 18-34, то сейчас акцент смещается на женщин. «Мы делаем фокус на женское кино», - говорит президент Millennium Films Джеффри Гринштейн. Он отмечает, что раньше компания ориентировалась на мужчин, которые приведут в кино своих подруг, теперь же отчасти сменила стратегию и обратила внимание на девушек, которые приведут своих парней, или женщин, которые придут на показ сами.

Не отстают от американских и европейских коллег женщины-кинематографисты из Южной Африки (на EFM второй год подряд работает колоритный павильон African Hub, расположившийся неподалеку от Martin Gropius Bau). Они запустили кампанию #ThatsNotOk, направленную против сексуальных домогательств, и планируют строго регламентировать взаимодействие между членами съемочных групп кинофильмов, чтобы исключить саму возможность неподобающего обращения с женщинами.


Однако свою лепту в борьбу против харассмента в киноиндустрии вносит не только EFM, но и сам Берлинале – так, смотр учредил серию инициатив в поддержку движения #MeToo. В субботу на Берлинале прошли напряженные дебаты, во время которых ведущие европейские кинематографисты призвали к более активным действиям по борьбе с гендерным неравенством в отрасли. Дебаты развернулись на фоне известий о том, что 190 женщин из ТВ-, кино- и театральной индустрии подписали открытое письмо, призывающее «положить конец притеснениям, жестокому обращению и безнаказанности». Среди подписавшихся – Наоми Харрис, Кира Найтли, Кэри Маллиган, Эмма Томпсон, Барбара Брокколи и Эмилия Кларк.

Кроме того, в ходе субботних прений, организованных Шведским киноинститутом и организацией Women in Film and Television, снова всплыла спорная тема о квотировании финансирования на основе гендерного признака. Был рассмотрен вопрос о том, что можно сделать в структурном плане для обеспечения равенства женщин с точки зрения финансирования их проектов. Генеральный директор Шведского киноинститута Анна Сернер сказала, что активные действия в сочетании с образовательными программами по повышению осведомленности о гендерной предвзятости среди мужчин и женщин являются единственным способом изменить ситуацию.

«Мы объявили, что будем стремиться к 2015 году прийти к показателю 50/50, и если это не удастся, наложим квоту на деньги, которые выделяет наша организация», - сказала Сернер о действиях института за последние несколько лет. По ее мнению, ситуация начала меняться, но необходимый показатель не достигнут до сих пор. Производственные компании, которые были заинтересованы в финансировании, пришли к выводу «если нам нужны деньги, значит, нужно привлекать к работе женщин», и это отразилось в получаемых Шведским киноинститутом заявках на финансирование кинопроизводства – женщин-режиссеров стало больше. Однако Сернер считает, что, несмотря на прогресс в Швеции, можно и нужно и дальше работать в этом направлении: «Мы все еще не добились цели, потому что женщины по-прежнему не получают большие бюджеты. Если ситуация в шведской киноиндустрии не изменится, мы введем жесткие квоты».

Кристин Берг, глава German Federal Film Board отметила, что ее организация в прошлом году ввела пятидесятипроцентное гендерное деление для жюри, решающего, как будет осуществляться финансирование кинофильмов. Хотя этот шаг пока еще не привел к увеличению более ориентированных на женщин проектов – последнее десятилетие доля женщин-режиссеров остается на уровне 20%. «Это только первый год новой практики. Мы надеемся на изменение ситуации», - сказала Борг.

Однако, несмотря на кажущуюся солидарность с движениями #MeToo и Speak Up, многие критикуют руководство Берлинале за полумеры. Так, например, вызвал недовольство тот факт, что организаторы смотра не отозвали из программы Панорама новый фильм Ким Ки Дука – недавно актриса (ее имя не называется) обвинила режиссера в том, что он ударил ее по лицу во время съемок одной из своих предыдущих картин (суд признал, что инцидент имел место, но постановил, что действия постановщика нельзя рассматривать как сексуальные домогательства). Впрочем, у европейских кинематографистов не такое категоричное отношение к теме харассмента, как у американцев (стоит вспомнить открытое письмо французских актрис во главе с Катрин Денев, призвавших не «грести под одну гребенку» всех мужчин-киношников, огульно обвиняя их в домогательствах и жестоком обращении). В воскресенье на эту тему высказалась и актриса Ханна Шигула, которая приехала на Берлинале с конкурсным фильмом The Prayer (режиссер Седрик Кан). Она вспомнила начало своей карьеры и съемки у Райнера Вернера Фассбиндера. «Он дал мне пощечину, сказав, что я должна принять это. Я знаю, что сейчас на такие действия наложено табу. Но в наши дни существует проблема – люди все реже прикасаются друг к другу»


Нашлись и те, кого не устроило, что организаторы Берлинале отказались сменить цвет ковровой дорожки у Berlinale Palast с традиционного красного на черный, который стал символом движения #MeToo в знак солидарности к жертвам сексуального насилия (так, на вручении премий «Золотого глобуса» и BAFTA по итогам 2017 года большинство звезд пришли в черных нарядах). Но на Берлинале красный по-прежнему в фаворе – брелоки, магниты и другие фестивальные сувениры по-прежнему продаются именно в этом цвете, плюшевый медведь (как и сотрудники смотра) все еще носят красные шарфы, а красные фестивальные рюкзаки можно увидеть, пожалуй, в любой части немецкой столицы.



Автор: Фаина Фардо




ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня