Дневники Берлинале 2018: «Утойя 22 июля» — чтобы помнили

Дневники Берлинале 2018: «Утойя 22 июля» — чтобы помнили


68 Берлинский международный фестиваль близится к завершению. Представленные в конкурсе фильмы очень разные по тематике, бюджетам и художественному уровню. Так всегда бывает на фестивале: просмотр одних картин не трогает, другие вызывают отторжение, и те, и другие могут получать призы и быть принятыми прессой. Но есть и такие, которые «делают фестиваль» для тебя лично, благодаря которым понимаешь, что приехал сюда не зря. «Утойя 22 июля» режиссера Эрика Поппе – одна из таких работ.

22 июля 2011 года произошла трагедия, потрясшая Норвегию. Террорист-одиночка взорвал бомбу у комплекса правительственных зданий в Осло и отвлек внимание спец служб, после чего устроил бойню на маленьком острове Утойя, где в тот момент в летнем детском лагере находилось несколько сотен детей и подростков. Всего от рук правого экстремиста погибло 77 человек и около сотни получили ранения.

 Фильм начинается документальными кадрами взрыва в ​​Осло, затем события переносятся на остров Утойя, где зритель знакомится с 19-летней Кайей и ее младшей сестрой Эмилией. Девочки ссорятся, Эмилия, еще совсем подросток, обижается, считает, что старшая сестра ею командует. Кайя оставляет сестру и уходит общаться с друзьями. Внезапно раздается первый выстрел, после которого начинается 72 минутная реконструкция событий (именно столько продолжалась атака террориста), снятая без единой монтажной склейки, одним планом. Живая камера погружает зрителя в события семилетней давности: дети, бегущие в лес, маленький мальчик в яркой желтой куртке, в ступоре ожидающий своего брата, ужас в глазах жертв, непонимание происходящего, отчаянный поиск Кайей сестры. Выстрелы убийцы, который подбирается все ближе.

Зритель начинает физически ощущать состояние жертв, охваченных паникой. Во время просмотра забываешь, что «Утойя 22 июля» - это не документальное кино, а художественная реконструкция. Причем реконструкция, сделанная очень деликатно. Все главные герои фильма – вымышленные персонажи. Иначе и невозможно, описываются совсем недавние события, боль от происшедшего еще слишком сильна. На экране нет множества трупов и большого количества сцен насилия. Но этого и не нужно, чтобы передать атмосферу ужаса.

Семь лет назад благополучное норвежское общество получило травму, которая до сих пор болит. Режиссер Эрик Поппе говорит, что делал этот фильм, чтобы осмыслить произошедшее и способствовать процессу выздоровления от посттравматического синдрома. Самое главное – в фильме не показывают убийцу, не прозвучит его имя и в титрах. Не будем его называть и мы, представляется, что это очень правильно – террористы и убийцы не заслуживают памяти. Внимание людей, должно быть сосредоточено не на персоне и подробностях личной жизни убийцы, а на помощи жертвам и поиске способов предотвращения подобных трагедий. 




ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня