Брестский мир – позор или спасение страны?

Брестский мир – позор или спасение страны?

Сто лет назад был подписан «похабный» Брестский мир, споры о котором продолжаются до сих пор

Сложно сказать, что ожидало бы страну, если бы не был подписан Брестский мир. История не знает сослагательного наклонения, поэтому приходится только гадать на кофейной гуще. А вот что было в реальности, хорошо известно.

Заседание делегаций на переговорах в Бресте. Фото с сайта ru.wikipedia.org

Даже сторонник подписания мирного договора В. Ленин - и тот называл мир «похабным», не говоря о его противниках в правительстве молодой советской страны.

Что неудивительно, ведь после подписания Брестского мирного договора страна понесла такие потери, какие она не несла никогда за всю свою историю. Одним росчерком пера в Бресте Россию лишили 56 миллионов граждан и 780 000 кв. километров территории.

Переплюнуть брестских подписантов удалось только в 1991 году троице Ельцин-Кравчук-Шушкевич, раздробив вторую сверхдержаву мира на пятнадцать «независимых» стран, многие из которых весьма быстро перешли под внешнее управление.

Справедливости ради стоит отметить, что большевики подобного не допустили и уж чего-чего, а новообразованная страна Советов никогда не находилась под внешним управлением. Впрочем, вину с большевистского руководства за похабный Брестский мир также снимать не стоит, так как именно разногласия в позициях Ленина и Троцкого, с примкнувшими к ним сторонниками, и привели к весьма плачевному результату.

Как известно, уже на второй день после октябрьского переворота был издан Декрет о мире, призванный положить конец участию России в Первой мировой войне. И ладно бы он был просто издан, но Ленин и компания начали воплощать его в жизнь, всеми силами стараясь выйти из войны «без аннексий и контрибуций».

В целом это желание большевистского руководства выглядело вполне логичным: армия на конец 1917 года находилась в состоянии прогрессирующего разложения, цели войны после октябрьского переворота исчезли – отныне Россия не стремилась захватить Проливную зону и водрузить крест над храмом св. Софии в Константинополе, поэтому отправлять и дальше на убой тысячи русских солдат было просто бессмысленно.

Большевикам просто требовалось удержать власть, и война им была нужна меньше всего. А уж если бы удалось завершить её без аннексий и контрибуций, то это вообще был бы подарок Судьбы.

Самое удивительное, что поначалу Германию вполне устраивал такой вариант. В середине 1917 года стало ясно, что продолжение войны может обернуться для Германии и Австро-Венгрии катастрофой, так как людские ресурсы подходили к концу, экономика была близка к параличу, кроме того, на стороне Антанты выступили США. Поэтому когда большевики предложили начать мирные переговоры, немцы и австрийцы с радостью ухватились за это предложение. Они готовы были заключить мир «без аннексий и контрибуций», но тут начал чудить Троцкий, превратив переговоры в самую настоящую грызню с немецкой делегацией.

Затягивание переговорного процесса Троцкий объяснял тем, что «со дня на день» ожидал революции в Германии. Хотя на тот момент Германию если что и могло добить, так это усиление военного давления. Даже ослабленная русская армия продолжала оставаться серьезным противником, с которым немцам и австрийцам приходилось считаться.

Впрочем, сделать это было уже невозможно – как только 3 декабря 1917 года начались переговоры в Бресте, союзники моментально обвинили Россию в отказе от своих обязательств и фактически заняли враждебную позицию. Поэтому ни о каких скоординированных действиях речь уже не шла, а в одиночку воевать Россия не могла, да и не хотела.

Ленин прекрасно понимал, что надо пользоваться моментом и заключать мир на любых условиях, но Троцкий гнул свою линию, доведя переговоры до абсурда, до того самого знаменитого состояния «ни войны, ни мира».

Абсурда добавило и появление 4 января 1918 года в Бресте делегации «независимой Украины», которая сразу же озадачила австрийцев требованием больших кусков территорий. Немцы, не зная как относиться к появлению новых переговорщиков, пытались выяснить у Троцкого, чьи эти паны будут? Но Троцкий открестился от незалэжной делегации, которая также всячески дистанцировалась от «москалей».

В конце концов, терпение у немцев лопнуло, и они возобновили боевые действия 18 февраля. За очень короткий срок они захватили весьма значительные территории и были близки к тому, чтобы взять Петроград. После чего Ленин все же «продавил» решение о заключении мира, который и был подписан 3 марта.

Потерей территорий и 56 миллионов граждан дело не ограничилось. Брестский мир способствовал разгоранию пламени гражданской войны, разгулу анархии на значительной части страны, произволу и полной деградации экономики. Кроме того, он позволил немцам перебросить десятки дивизий на Западный фронт, что заметно отсрочило падение Германии.

Но прежде чем подписать капитуляцию, Германия заставила большевиков в августе 1918 года подписать новый договор о репарациях, благодаря чему обзавелась 93 тоннами золота, которое Ленин успел им отправить до денонсации Брестского договора 13 ноября 1918 года.

Таким образом, можно констатировать следующее: после октября 1917 года участие в Первой мировой войне России было не нужно, так как цели войны стали неактуальны. К тому же воевать Россия не могла из-за разложения армии. Выход из этой ситуации был один – заключение мира.

Но перетягивание одеяла на себя сторонниками продолжения войны и их противниками в большевистском правительстве привело к тому, что переговоры зашли в тупик, общая ситуация ещё больше ухудшилась, и когда мир, наконец, был заключен, то России пришлось заплатить совсем другую цену.

Виновата в этом была и «партия войны», и персонально Троцкий со своими нелепыми ожидания немецкой революции. За это пришлось заплатить потерей Прибалтики, Финляндии, Украины, Грузии, части Белоруссии, и чудом удалось не потерять Петроград.

Все жертвы, понесенные Россией в Первую мировую войну, оказались напрасными, кроме того, когда Германия капитулировала, то Россия не вошла в число стран-победителей, так как Антанта попросту с ней не стала разговаривать. Вполне справедливо обвинив в предательстве и неисполнении союзнических обязательств.

Брестский мир был действительно похабным, нанесшим России колоссальный урон, но он был единственной возможностью выйти из войны и избежать полного разгрома. А, возможно, и распада страны.

Другое дело, что переговоры были проведены крайне бездарно, время упущено, Троцкий показал себя полностью недоговороспособным, не обнаружив и толики дипломатических талантов, а все больше выступал в роли пафосного пустобреха, блистая ненужным красноречием в тот момент, когда речь шла о судьбе страны.

Впрочем, Брестский мир, каким бы похабным он ни был, все равно меркнет на фоне того, что устроили три нетрезвых партаппаратчика в Вискулях 8 декабря 1991 года.
 


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня