В Туркмении зарубежные телеканалы стали «вредными»

В Туркмении зарубежные телеканалы стали «вредными»

В Ашхабаде запрещает все: от спутниковых тарелок до конвертации валюты. Но поощряет доносы и держит армию на голодном пайке

В туркменские реалии лучше не вникать. Каждый раз восклицаешь: «Не может быть!» И все равно вникаешь, потому что очевидные несуразицы навязанного властью «стиля жизни» все больше выходят за рамки «смешных глупостей». Таких, например, как запрет машин темных цветов — кататься можно только на белых; на вождение женщинами автомобилей; окрас волос в светлые тона и прочее.

Фото с сайта Pixabay.com

Теперь вот возобновилась вяло начатая прежде, но не доведенная до конца борьба со спутниковыми тарелками — она приобретает масштабность и настойчивость. Чем не угодили властям тарелки?

На этот счет в туркменских провинциальных городах ведется разъяснительная работа среди наиболее образованных слоев населения — педагогов, медработников и прочих: от них требуют демонтировать эти «чудовищные устройства» и провести соответствующую агитацию среди «прочих», чтобы прекратить доступ к просмотру иностранных телеканалов.

«Собака зарыта» не глубоко: власти не желают, чтобы население получало информацию, альтернативную официальной. Одно дело, когда едва ли не все жители Туркмении ищут пути миграции из страны, возмущаются запретами власти на выезд трудоспособного населения, хотя дома ему никакой работы не предлагают; дефицитом продуктов питания первой необходимости, невозможностью свободно конвертировать валюту; допросами в «компетентных органах» студентов, обучающихся за границей, и так далее.

Другое — когда слушаешь и видишь все это по «ящику» — ведь само туркменское телевидение занято исключительно пропагандой «достижений» президента Гурбангулы Бердымухамедова, демонстрацией полных прилавков, счастливых лиц крестьян, роскошных, но пустующих гостиниц, развлекательных центров и спортивных комплексов.

За этими «картинками» от местных скрыли историю со взрывом склада боеприпасов в предместье Ашхабада, и о нем стало известно по «проклятой тарелке» — более всего туркмены привержены просмотру российских и турецких телеканалов. Смотрят, в основном, информационные выпуски и сериалы, но и последние должны быть «правильными», не противоречащими традициям туркменов и их «морали». А поскольку не все они соответствуют столь высоким критериям, то и «кина не будет — кинщик не хочет».

Нет, туркменские власти, конечно, не имеют ничего против российских и других «братских» телеканалов, поэтому вместо всеядных тарелок населению предложено смотреть кабельное ТВ — пакет развлекательных российских, турецких и индийских телеканалов. И никакой альтернативной информации! Зато всласть можно наплакаться на долгоиграющих «приличных» мелодрамах.

На днях вот в издании «Хроника Туркменистана» промелькнула реально радостная весть: в республике несколько дней назад частично сняли запрет на конвертацию валюты для бизнесменов — до 3% на счетах. Это сразу отразилось на уровне цен — подешевели дефицитное растительное масло, куры, газированные напитки.

Известно, что конвертация валюты для физических лиц вообще запрещена с 2016 года, но бизнесмены могли конвертировать ее строго ограниченно и по специальному запросу, который рассматривается порой в течение года. Это и стало одной из важнейших причин астрономического подорожания и дефицита продуктов в Туркмении.

Как долго продлится столь малая «милость» властей — неизвестно. Издание предполагает, что она связана с днем рождения президента Бердымухамедова. Поэтому не исключено, что валютная поблажка будет носить разовый характер.

Между тем запрет на конвертацию и другие «гениальные» начинания туркменских властей привели к тому, что страна, занимающая четвертое место в мире по запасам природного газа, испытывает острый дефицит валюты.

Кстати, с 1993 года по конец 2017-го в республике действовали лимиты на бесплатную электроэнергию, потребление газа и водопользование. Но нынешний президент их отменил в силу того, что граждане республики «уже имеют достаточно средств для оплаты коммунальных услуг».

Действительности это не соответствует — как отмечалось выше, туркмены находятся в постоянном поиске путей миграции с целью получить за границей хоть какой-то заработок и содержать семьи на родине.

Словом, в «газовом рае» ситуация такая: за последние два с половиной года местная валюта — манат — обесценилась почти на 300%. И если до запрета на обмен иностранной валюты физическими лицами один доллар США стоил на «черном рынке» 7 манат, сейчас за него дают около 30-ти. Бывают и «всплески» в сторону повышения.

Возникает вопрос: а где же газовые доллары? А нигде. Россия сначала сократила импорт, а затем и вовсе отказалась покупать туркменский газ — не сошлись в цене. Иран тоже отказался от закупок, а Китай газ получает преимущественно в счет ранее выданного им кредита. Зато столь дефицитная валюта направляется, причем с завидной регулярностью, на пускание «пыли в глаза» — в виде строительства Олимпийского городка, огромного помпезного аэропорта, различных дворцов, отелей, иной роскоши. Вся она — увы! — пустует. Равно как отлично оборудованные медицинские центры — своим врачам туркмены, как правило, не доверяют.

Так что народ с большим трудом, но все же валит, в основном в Турцию или на турецкую часть Кипра (визы не нужны), да и туда его стараются не выпускать. Или под страхом различных кар вернуть домой.

Между тем народу этому нужна валюта — кто-то учится за рубежом (количество поступающих в республиканские вузы строго ограничено), кто-то лечится. Доллары на содержание студентов и лечение покупают на «черном» рынке и доставляют адресату наличными, через «доверенных лиц». Таким же способом деньги от трудовых мигрантов «капают» их семьям на родине — то есть в обход банковской системы.

И все эти проблемы породила сама «Система» — государственная. В общем, можно считать, что основная часть валюты поступает в Туркмению от трудовых мигрантов, которым чинят всевозможные препятствия для выезда за границу.

По прибытии из-за бугра их еще и таскают по разным «компетентным» органам с целью получить, например, от студентов, самую разнообразную информацию. В том числе: кто из однокашников с кем общается, о чем говорят, где живут, сколько денег им присылают. И не затесались ли, часом, в молодежной среде «спонсоры» учебы в виде какой-либо иностранной организации. И какова активность обучающихся «за бугром» туркменских студентов в социальных сетях.

В общем, «опросник» не коротенький. А, говоря прямо, место имеет поощрение доносов с посулами получения по возвращении на родину приличной работы и гарантий полной безопасности семьи «интервьюируемого». Разумеется, такое «прессование» тех, кто получает образование за рубежом, можно объяснить радением за безопасность страны, но спецслужбы на то и существуют, чтобы добывать информацию м 0079d енее открытым путем, используя для этого, так сказать, закрытые «собственные каналы».

Неблагополучно и в туркменской армии. По данным радио «Азаттык» («голос», понятно, «вражеский»), родителям военнослужащих приходится приезжать в воинские части, чтобы накормить своих чад — солдаты страдают от недоедания. По словам родителей, между семьями, снимающими жилье рядом с воинской частью, устанавливается дежурство. За определенную мзду группу солдат опускают на несколько часов — насытиться. Кроме того, существуют такие формы организации питания, как пересылка продуктов или зачисление денег на телефонный счет командира.

Отмечается также, что жалобы на питание в туркменской армии озвучивались неоднократно, однако последние три месяца «меню» солдат состоит из одной только пшенной каши.

В общем, «ни кина» вам, ни еды, ни полноценного образования и здравоохранения, не говоря уже об элементарных правах и свободах. Как поставил дело главный «кинщик», так оно и идет.


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня