Почему Китай победит в торговой войне

Почему Китай победит в торговой войне

Несмотря на все свое хвастовство по поводу переговорных талантов, Трамп — неумелый дилетант. Он выбрал одиночную борьбу против соперника, который умнее, терпеливее и крепче его. Китайские руководители, несомненно, предложат ему некие косметические уступки, на которые он с радостью согласится. В любом случае, Китай может себе позволить оттягивать время.

В экономическом плане от торговой войны пострадают и США, и Китай. Карательные пошлины подтолкнут вверх импортные цены, ударят по экспорту, приведут к сокращению рабочих мест и затормозят экономический рост. Поэтому обеим сторонам лучше воздерживаться от начала противостояния. Но администрация Трампа грозит ввести 25-процентные пошлины на американский импорт из Китая на сумму 46 миллиардов долларов, а Китай принял соответствующие ответные меры, и поэтому торговая война грозно замаячила на горизонте. Трамп еще больше поднял ставки, пригрозив ввести дополнительные пошлины на импортные товары в сумме 100 миллиардов долларов (пока перечень этих товаров не указан), а Пекин в ответ незамедлительно пообещал соразмерные санкции. Очевидно, Трамп рассчитывает на то, что потери у Китая будут больше, а поэтому он пойдет на попятную. Но американский президент ошибается.

Сводная статистика серьезно преувеличивает степень экономической уязвимости Китая — и приуменьшает уязвимость Америки. Если сосредоточиться на торговле товарами, как делает большинство обозревателей, то мы увидим, что американский импорт из Китая в прошлом году составил в сумме 506 миллиардов долларов, почти в четыре раза превысив экспорт в противоположном направлении (131 миллиард долларов). Но Соединенные Штаты продали Китаю услуг на 38 миллиардов долларов больше, чем купили у него, и это самое крупное положительное сальдо в двусторонней торговле для Америки. Кроме того, товарный экспорт из США в Китай это в основном продукция сельского хозяйства и готовые изделия с американским в основном содержимым, которые продают американские фирмы. А экспорт Китая в США это главным образом товары китайской сборки, в которых много зарубежных деталей и компонентов. И вдобавок ко всему, они зачастую имеют американские торговые марки. Еще 37 процентов американского импорта из Китая составляют детали и комплектующие, которые используют американские производители.

Возьмем в качестве примера айфон фирмы «Эппл». Когда айфоны поставляются с китайских предприятий в Соединенные Штаты Америки, вся импортная стоимость товара приписывается Китаю. Но в таком айфоне есть дисплей фирмы «Самсунг» из Южной Кореи, есть интегральная схема памяти фирмы «Тошиба» из Японии и много других иностранных комплектующих. Согласно одной оценке, на сборку в Китае приходится лишь 3-6 процентов затрат на производство айфона 10-й модели, которые составляют 370 долларов. А поскольку в розничной торговле такой смартфон стоит 999 долларов, то основная часть добавленной стоимости является американской: это маржа «Эппл» и американских продавцов.

По общему признанию, этот пример не самый типичный, а скорее исключительный, и Трамп пока не нацелился на импорт айфонов. Поэтому давайте подумаем о другом примере — импорте на сумму 46 миллиардов долларов, которому угрожает Трамп. 26 миллиардов из этой суммы приходится на электронику. По идее пошлины Трампа призваны затормозить кампанию китайского правительства «Сделано в Китае 2025», целью которой является разработка отечественной высокотехнологичной продукции. Но эти пошлины в действительности главным образом отразятся на технически несложной продукции, которую Китай экспортирует в Америку в настоящее время. По оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), почти половина начинки экспортируемых Китаем в США компьютеров, электронной и оптической техники является иностранной. (Последние данные от 2011 года, поэтому за прошедшие годы пропорция могла немного измениться.) Даже 2000 если предложенные пошлины сократят китайский экспорт такой продукции на четверть, прямые убытки для Китая составят 6,5 миллиарда долларов, то есть, примерно 0,05 процента национального ВВП. Для экономики, которая растет на 6,8 процента в год, это комариный укус, не более.

Китай выдержит даже единую американскую пошлину на все экспортные товары, включая айфоны и прочие изделия. ОЭСР считает, что около трети содержимого американского импорта из Китая на самом деле имеет иностранное происхождение. Поэтому условно чистая стоимость китайского экспорта в США составляет примерно 329 миллиардов долларов, то есть, около 2,7 процента от общего объема 12-триллионной в долларовом выражении экономики КНР. Так что даже если единая пошлина Трампа сократит китайский экспорт в США на 25 процентов, прямой убыток для ВВП составит 0,7 процента. Да, это будет болезненно. Но китайская экономика все равно будет расти темпами 6,1 процента в год.

До этого вряд ли дойдет — как раз в силу того, что Соединенные Штаты гораздо хуже защищены от торговой войны, чем кажется Трампу. Представьте себе, как возмутятся потребители, если Трамп введет пошлины на айфоны! Следует заметить, что поскольку многие американские фирмы перевели производство в Китай, они совершенно не защищены от грязных китайских уловок. Скажем, Пекин может остановить на какое-то время производство, обосновав это вымышленными регуляторными претензиями.

Под угрозой оказались не только товары американских брендов, которые нравятся потребителям в США. Торговая война также создает опасность для тех предприятий, которые работают в США, и которым для поддержания конкурентоспособности на мировом рынке нужны китайские комплектующие изделия и детали. Список Трампа на 46 миллиардов долларов нацелен против винтов для самолетов, машинного оборудования и прочих промежуточных продуктов. Если возрастет их стоимость, это создаст угрозу рабочим местам в сфере производства в США. И хотя пошлины не распространяются на потребительские товары типа одежды и обуви, цены на некоторую продукцию широкого потребления возрастут, скажем, на телевизоры и посудомоечные машины.

В отличие от США, возможные ответные меры Китая будут более целенаправленными. Первыми в списке окажутся экспортные американские товары гражданской авиации. Цена акций «Боинг» упала, когда Китай объявил о своих шагах. Но китайские авиалинии развиваются настолько быстро, что «Боинг» может пойти на сокращение цен ради сохранения продаж на этом рынке. В этом случае Китай никак не пострадает от введенных пошлин. А если ситуация обострится, у китайцев есть надежный альтернативный поставщик: европейская компания «Эйрбас» (Airbus).

На второй позиции в списке будет экспорт американской сои, объем которого составляет 12,8 миллиарда долларов. Китай закупает более половины американской экспортной сои, и это дает ему власть на рынке. Как только начались разговоры о торговой войне, американские фермеры незамедлительно ощутили последствия, поскольку цены на соевые бобы упали. Но и здесь у Китая есть альтернативный поставщик в лице Бразилии.

Короче говоря, дефицит торгового баланса США с Китаем, реально составляющий всего 200 миллиардов долларов, вряд ли даст Америке какие-то серьезные преимущества.

У Китая также гораздо больше возможностей для устранения экономического ущерба, чем у администрации Трампа. В отличие от американской Федеральной резервной системы, китайский центральный банк не является независимым, а поэтому ему в случае необходимости могут приказать сократить учетные ставки для увеличения внутреннего спроса. Государственным банкам также могут дать указание выдавать больше кредитов. И хотя Китай после прихода Трампа в Белый дом разрешил существенно приподнять курс юаня по отношению к доллару, теперь он может опустить его, благодаря чему китайский экспорт станет более конкурентоспособным.

У китайского государства также гораздо лучше состояние бюджета, и оно может компенсировать убытки любым отраслям и предприятиям, которые пострадают от торговой войны. А вот у американского государства есть крупный бюджетный дефицит, составляющий примерно четыре процента от ВВП, и в предстоящие годы этот дефицит наверняка увеличится. Для увеличения расходов потребуется одобрение конгресса, а он может его не дать.

И наконец, китайскому государству будет намного проще преодолеть политические издержки от торговой войны. Всякий раз, когда Трамп набрасывается на Китай, американский рынок акций п 2000 адает. Это создает особые затруднения для президента, который к промышленному индексу Доу Джонса относится как к персональному рейтингу одобрения, особенно в связи с тем, что самой крупной компанией в этом индексе является «Боинг». Поскольку президент привязал себя к этому индексу, администрация Трампа всякий раз в случае снижения котировок вынуждена успокаивать рынки, говоря о том, что стремится урегулировать торговый конфликт путем переговоров. Это ослабляет ее рычаги воздействия.

В ноябре стране предстоят промежуточные выборы, и республиканцы в политическом плане особенно уязвимы. Китай пользуется этим и вводит карательные меры против соевых бобов, которые выращивают в основном в штатах Среднего Запада, где население поддерживает Трампа. Китай также планирует принять ответные меры против американского экспорта виски, основным производителем которого является штат Кентукки, откуда родом лидер сенатского большинства Митч Макконнел (Mitch McConnell).

Вдобавок ко всему у Трампа, похоже, отсутствует стратегия. Международный альянс мог бы гораздо эффективнее надавить на Китай, заставив его открыть свои рынки и соблюдать права интеллектуальной собственности иностранных фирм, чем это могут сделать США в одиночку. В прошлом году Соединенные Штаты, Евросоюз и Япония договорились о совместных действиях в этом направлении. Но Трамп настроил этих союзников против Америки, введя пошлины на экспортную японскую сталь и алюминий по надуманным соображениям национальной безопасности, а также пригрозив аналогичными мерами союзникам из ЕС. А поскольку его пошлины против Китая ударят и по иностранным поставщикам, прежде всего в Азии, это еще больше ослабит шансы на создание единого фронта.

Трамп еще больше усугубил ситуацию, приняв в одностороннем порядке меры против Китая, что по всей видимости является нарушением правил Всемирной торговой организации. Надо сказать, что потенциальные союзники считают отвратительным лозунг Трампа «Америка прежде всего». Благодаря этому Китай оказывается в выгодном положении в политическом плане. Его официальная линия такова: «Китай не хочет торговой войны, но и не боится ее».

Несмотря на все свое хвастовство по поводу переговорных талантов, Трамп — неумелый дилетант. Он выбрал одиночную борьбу против соперника, который умнее, терпеливее и крепче его. Пока это в основном политический театр. Но поскольку Трамп переоценивает свои возможности и недооценивает решимость Китая, существует вполне реальная опасность, что этот конфликт усилится.

А поскольку китайские руководители умнее и хитрее Трампа, они несомненно предложат ему некие косметические уступки, на которые он с радостью согласится. Очевидным обоюдовыгодным вариантом станет увеличение закупок американского сжиженного природного газа. Судя по сообщениям в Твиттере, Трампа ввели в заблуждение так называемые уступки, о которых китайский председатель Си Цзиньпин объявил 10 апреля на форуме в Боао. Они заключаются в обещании экономических реформ, о которых было заявлено ранее, но которые были переформулированы и зазвучали как музыка для ушей Трампа. Если Трампу повезет, он сможет отступить, заявив при этом о победе.

В любом случае, Китай может себе позволить оттягивать время. Избиратели могут проголосовать за демократов в конгрессе, и это подрежет Трампу крылья на будущий год. А в 2020 году они могут проголосовать против него. Си Цзиньпину же не нужно волноваться по поводу переизбрания.


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня