Зачем Кремль продолжает содержать режим Порошенко

Зачем Кремль продолжает содержать режим Порошенко

Оборот внешней торговли между Россией и Украиной демонстрирует явную тенденцию к росту. И в этом году наша страна, видимо, как и в предыдущем, снова сможет претендовать на звание крупнейшего торгового партнера «незалежной».

На это указывают недавно опубликованные данные Федеральной таможенной службы (ФТС) России, которые приводит РИА «Новости».

Сообщается, что только в период с января по май текущего года товарооборот между нашими странами вырос почти на треть (28,7%) и составил 5,838 млрд. долларов. При этом российский экспорт товаров и услуг на Украину превысил 3,6 млрд. долларов (рост почти на треть), а импорт в Россию с Украины — 2,2 млрд. (рост более чем на четверть).

Таким образом, доля «незалежной» в общем обороте внешней торговли России поднялась с 2,1% до 2,2% по сравнению с прошлым годом.

Что, надо признать, несколько обескураживает…

Нет, если бы между нашими странами сохранялись дружественные (или хотя бы просто нормальные, добрососедские отношения), то такую статистику можно было бы, наверное, отнести к достижениям. И порадоваться.

Можно даже понять в этой ситуации Киев, который, вроде как и разорвал с нами все связи, но торговать продолжает, наступив на горло собственной «гидности». Потому что Европа, поманив Украину соглашением об ассоциации, свои рынки ей так и не открыла, а выделила лишь жалкие квоты на все товары. К тому же, вовсе не спешит в нее вкладываться. Объем прямых иностранных инвестиций в экономику страны, как свидетельствуют расчёты немецких экспертов, в 2013—2016 гг. снизился на 60% - с 67,3 млрд долл. до 27,5 млрд.

Собственно, и предложить Украине своим западным партнерам особо уже нечего. Производство и промышленные мощности за время правления майданной хунты фактически уничтожены. Вот и приходится торговать с ненавистным «агрессором», чтобы выжить, пусть и захлебываясь собственной желчью от злости. Потому что мохнатыми шмелями, экспортный тоннаж которых в страны ЕС Украина в прошлом году увеличила на 48%, понятное дело, дыры в бюджете не залатаешь.

Но, в чем наша логика, хотелось бы понять? Зачем мы поддерживаем рублем этот русофобский режим в Киеве?

Ведь, по сути, мы, вкладываемся в то самое нацистское отребье, которое убивает русских в Донбассе, громит памятники советским воинам, нападает на наших дипломатов. И, таким образом, мы становимся соучастниками всех этих преступлений.

Почему, в конце концов, мы не можем объявить эту власть на Украине токсичной и прекратить с ней всяческие отношения, в том числе и торговые?

— Потому что наши предприниматели хотят получить свою выгоду, а эта выгода держится на технологической связи с Украиной, какие бы не были политические отношения, — комментирует ситуацию директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. — Ведь еще четверть века назад мы были единым заводом, одной фабрикой. Только некоторые цеха были в России, а некоторые — на Украине. Поэтому, если не давить, то бизнес будет все время возвращаться на Украину, потому что у нас с ней технологические цепочки единого производства отлажены. Я не говорю, что это хорошо, я как раз ждал, что на политической основе мы все это свернем. Но это так.

Что тут может сделать наше правительство? Оно может сказать: «Нельзя!»

Как немцы, кстати, делают по отношению к нам иногда. Помните — знаменитая сделка по покупке части акций «Фольксвагена»? Все, договорились, а потом правительство сказало: «Нет, нельзя». И все договоренности были расторгнуты.

Мы можем сделать так. Либо должны найти другие технологические цепочки. Это более эффективный путь, но непростой, потому что у нас свой технологический уровень. Но мы можем также уйти от своего технологического уровня и перейти на более высокий. Что и надо, в конце концов, сделать. Правда, это не за один день делается.

«СП»: — С момента госпереворота в Киеве уже более четырех лет прошло. Это не один день…

— Но бизнес, он ведь очень редко занимается технологиями. Он занимается торговлей. А технологиями начнет заниматься, когда у него выхода другого уже не будет. К сожалению, это специфика рынка. Поэтому понятно, что наши держат старые цепочки.

Во-вторых, наш бизнес, как и любой бизнес, он готов продавать кому угодно, только бы покупали. Это уже специфика бизнеса.

«СП»: — То есть у капиталистов деньги не пахнут?

— Тогда вопрос сводится к одной вещи — почему власть не пресекает? Я пока объяснял, почему бизнесмены это делают. А почему власть не пресекает, надо бы спрашивать у Минпрома и Минэкономразвития, я же могу высказать лишь свою экспертную версию. И думаю, не пресекает именно потому, что если она это сделает, то либо обвалятся целые производства, либо надо будет искать другие технологические связки. А до этого руки не доходят.

Но я бы пресек. Потому что практику — дайте хлебушка, а то нам на вас нагадить нечем — ее, конечно, надо прекращать.

Только ведь тогда перед аппаратом экономического управления встает сразу вопрос, как выстроить эти другие технологические цепочки. Работать надо будет, а работать не хочется.

Но там есть еще один интересный аспект. По цифрам наш экспорт превышает импорт. В результате эту разницу мы никогда не увидим, нам ее никто возвращать не собирается — «агрессору» никто долги не отдает.

«СП»: — Более того, они уже законодательно это оформили. Верховная рада приняла закон, освобождающий предприятия госконцерна «Укроборонпром» от уплаты долгов и пени компаниям из России.

— Ну, что же, таким образом они нас подстегивают к тому, чтобы, наконец, свернуть еще имеющиеся экономические контакты. Главный вопрос, хватит ли у правительства на это воли? Ведь как только ты это сделаешь, сразу надо будет кучу вопросов решать, а — лень. Да, и руки не доходят — надо пенсионной реформой заниматься.

«СП»: — И, что, мы никак не сможем выбраться из этого порочного круга?

— Сможем, конечно. Но для этого наши экономические чиновники должны этим всерьез заниматься. Много думать и много работать. А они, еще раз повторяю, заняты другим вопросом — как провести пенсионную реформу, чтобы с нас с вами денег взять. Они очень заняты, им сейчас не до Украины.

Несколько иная точка зрения на проблему у известного политического аналитика и публициста Анатолия Вассермана:

— Отношение Украины с остальной Россией можно понять только, если иметь в виду, что украинцы, это очевидная и неотъемлемая часть русского народа. Совершенно независимо от того, что по этому поводу рассказывают различные «питекантропы» вот уже более полутора веков, начиная, со статьи польского политика и историка Валериана Анджеевича Калинки, опубликованной в 1864 году и призывающей отделить русских на тех землях, которые когда-либо попадали под польскую власть, от всех остальных.

Независимо от этого, украинцы все еще часть русского народа.

И даже если им внушают сейчас нечто иное, все равно русским больно от того, что часть народа страдает — пусть даже страдает по собственной глупости. И мы, соответственно, стараемся добиться, чтобы они выжили — по крайней мере, до тех пор, пока у них не прояснятся мозги, и они не вспомнят, что они русские.

«СП»: — А может, мы просто агонию продлеваем? Потому что те, кто там сейчас у власти, точно не вспомнят…

— Те, которые сейчас у власти, в любом случае, совершенно независимо от нашей помощи, доводят положение доставшейся им части русского народа до полной катастрофы. Просто потому, что они и приведены во власть с задачей — разорвать единое хозяйство, разорвать общую историю.

Помнится, кто-то из предыдущего поколения киевских сепаратистов — то ли Бандера, то ли Шухевич, то ли их теоретический учитель Донцов — говорил, что мы можем пожертвовать половиной народа, если вторая половина станет украинцами.

Соответственно, никакой наш бойкот не улучшит положение дел на Украине, не ускорит прояснение русского сознания в гражданах ее. А вот продолжая (поверх, так сказать, голов русофобов-сепаратистов) это взаимодействие, мы как раз наоборот постоянно поддерживаем в информационном поле Украины единство с остальной Россией.


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня