Кремль готовит аннексию Донбасса

Кремль готовит аннексию Донбасса

Может даже заявить: это Украина готовится напасть на РФ, и указать на начатый в Киеве процесс «сворачивания» большого договора о дружбе. Но все эти ухищрения Москвы, в том числе и её заявления об отсутствии войны с Украиной, абсолютно несостоятельны с историко-юридической точки зрения. Несостоятельны так как есть минимум два примера, когда государства вели войну, но официально её не объявляли.

Первый, – Фолклендская (Мальвинская) война, которая шла 2,5 месяца в 1982 г. Ни Аргентина, ни Великобритания официально друг другу войну не объявляли, притом, что обе страны объявили спорные острова зоной боевых действий и при этом подчёркивали, что они не распространяются на другие районы. Этим Великобритания по факту давала понять – Буэнос-Айрес она бомбить не будет. В обоих странах никто не заявлял: «нас там нет», наоборот, взывали к патриотизму.

Другой пример, – китайско-вьетнамская война, шедшая два месяца в 1979 г. Официально её не объявляли, но сводки о боевых действиях публиковали.

Так что, прецеденты есть, и все справочники честно называют вещи своими именами: китайско-вьетнамская война и Фолкленская война, а не «китайский», «вьетнамский» или «аргентинский» кризис. При том, что в Аргентине действительно был политический кризис, и под натиском протестов в ней за год три генерала по очереди передавали друг другу полномочия главы государства. Последний из них, Леопольдо Галтьери, ничего иного не придумал для выхода из ситуации, как отнять у Великобритании Фолклендские острова. Он был уверен, та воевать за них не будет и ограничится лишь нотами протеста. Максимум, прекратит торговлю на какое-то время. Но всё пошло совсем не по плану, а в 1982 г. пала и диктатура военных в Аргентине. Гальтери арестовали сначала за убийства оппозиционеров и иностранцев, но в 1986 г. посадили за проигранную войну. В 1991 г. помиловали. В 2002 г. снова арестовали за убийства, но он быстро умер от инфаркта.

Война России против Украины тоже идёт не по плану Кремля и финал диктатуры «чекистов» будет аналогичен, и многие её организаторы, вероятно, тоже предпочтут инфаркт суду. Это в перспективе, и не факт, что ликвидация автократии в РФ пройдёт столь мягко, как в Аргентине. Например, потому, что Россия – единственное государство, которое ведёт войну и не сознаётся в этом. Эта «милая» привычка осталась у РФ от СССР. В 1939 г. Молотову даже не хватило духа объявить войну Польше. Его заявление в связи с переходом РККА границы – сплошные эвфемизмы: мол, мы искали правительство Польши, но не нашли, оно куда-то подевалось, глядим, – лежат бесхозные западные части Беларуси и Украины, как же их не взять.

Причина вранья Сталина с Молотовым была та же, что и у Путина с Лавровым. После Первой мировой все в Европе, в том числе и Социнтерн, искали её виновника для выводов и морального осуждения. Абстракция большевиков – виновны империалисты, выглядела для кого-то наукообразно, но все остальные требовали конкретных фамилий этих самых империалистов. В СССР из этих поисков сделали очень интересный вывод: если войну официально не объявлять, то нельзя и быть привлечённым за неё к ответственности, даже к моральной. Из этого родилась идея пропагандистского лозунга «СССР – оплот мира на планете». После Второй мировой войны его дополнили лживыми утверждениями «Россия никогда ни на кого не нападала» и «Россия всегда вела только оборонительные войны». Их вообще вытащили из старой пропаганды империи, которую до 1917 г. и по инерции до 1930-ых большевики страстно обличали в захватах и в колониальной политике.

Поэтому СССР, чтобы не попасть под суд или моральное осуждение, а также в целях пропаганды стал изображать из себя гибридного голубя мира и тщательно никому войну официально не объявлял. Исключение было сделано лишь для Японии в 1945 г. Её послу в Москве в 16 часов 8 августа вручили уведомление – война начнется завтра в 17 часов, но через час РККА начала наступление в Приамурье, – там уже было 9 августа. Навязчивую ложь о вероломном нападении Германии создали сразу и лишь для того, чтобы оправдать «эффективного менеджера», который за пару дней потерял огромную армию.

Москва сейчас тоже следует этой практике, а потому войну Украине не объявила и не объявит, чтобы не пойти под суд. В отличие от Аргентины и Великобритании она не хочет признавать и сам факт ведения войны, и продолжает сочинять эвфемизмы в стиле СССР, так как её социализм на практике оказался именно варварством в сравнении с Западной Европой, где уже с Х века в рамках движения «Божий мир» стали вырабатывать и вводить правила ведения войны. В частности, её запрещалось начинать и вести боевые действия в воскресенье, грабить храмы и т.д.Поменяйте чайникИнструменты для домаКачественные чайники

В СССР, наоборот, стали придумывать эвфемизмы как войну вести, но не объявлять, и приостанавливать, когда это удобно. В итоге придумали «оказание интернациональной помощи по просьбам трудящихся». В случае с Афганистаном для «помощи» оказалось достаточно просьбы всего лишь одного трудящегося из посольства этой страны в Москве – пьяненького Бабрака Кармаля. Эту схему в модифицированном виде – «Путин/Россия, введи войска!» повторили в Крыму и на Донбассе, а до того – в Цхинвали и Абхазии. Но к нацизму «русской весны» приклеить пресловутый «интернационализм» не смогли даже способные на всё московские политтехнологи, и поэтому коммунистам в Украине отвели роль массовки для подтанцовки. Прима-балериной в «русской весне» стал российский нацизм (рашизм), модерная форма империализма. Осенью 2014 г. коммунистов и прочих левеньких даже щёлкнули по носу и не пустили на «выборы» в ОРДЛО, чтобы не мешали танцу прима-балерины. Международные левые, влюблённые в ОРДЛО как в новую зарю коммунизма, это тихо проглотили, чем вновь доказали: у них на первом месте Кремль, а потом уже левизна и социализм. Коммунистов сняли с «выборов» так как в Луганске они однозначно их выигрывали в силу отличия менталитета луганчан от донетчан, что было ясно по опыту местных выборов 2010 г.

Но применение новой схемы с «братской помощью по просьбе «русского мира» всё более ограниченно возросшими возможностями ВСУ, маячащим НАТО, обеспокоенным ООН и другими факторами. Внутренний её потенциал тоже исчерпан. Вадим Рабинович, неформальный лидер «Оппоблока», может, конечно, прокричать «Путин, введи войска!», но от него сразу отмежуется половина «Оппоблока». Одного Рабиновича для этого уже мало. Мало и аналогичного прошения пары поселковых рад из агрессивных переселенцев с Донбасса. Во избежание подобных провокаций таких переселенцев и не спешат пускать на местные выборы и отношение к ним настороженное как к разносчикам бацилл войны.

У Кремля остаётся лишь «финская схема». В 1939 г. СССР напал на Финляндию тоже без объявления войны по такой схеме: сначала обвинил её в обстрелах территории СССР, желании захватить Ленинград, односторонне денонсировал договор с ней о ненападении, и уже на следующий день маршал Семён Тимошенко повёл РККА в Финляндию. Павел Климкин, чтобы не дать Москве повторить эту схему, аккуратно говорит не о денонсации, а об отказе пролонгировать большой договор с РФ, и пересмотре всей договорной базы. Говорит только сейчас, а не в 2014 г., как требовали радикальные патриоты.

Москва создала ситуацию «Ни мира, ни войны, обстрелы продолжать», но сама уже не знает, что делать дальше. Разговоры о миротворцах её угнетают, объявлять войну она не хочет, наступать без объявления войны сложно по ряду причинам, к которым добавился и фактор выборов в Украине. Если начать наступление, то Совет нацбезопасности объявит военное или чрезвычайно положение, перенесёт выборы, и «агент Кремля» Порошенко останется президентом на неопределённый срок. Москву это совсем не радует, так как затем Порошенко, чтобы не обижать депутатов Верховной Рады, предложит перенести и парламентские выборы, в чём будет ими единогласно поддержан, а жить без выборов в Украине Россия не может.

Ещё больше Москву пугают два других вариант: миротворцы и наступление ВСУ, – тогда все её труды насмарку. В качестве альтернативы им Москва изучает два варианта: признать «республики» или аннексировать их. Аннексия привлекательней, – снимается вопрос о миротворцах, а наступление ВСУ можно будет назвать нападением на РФ. В случае признания «республик» наступление ВСУ будет лишь «нападением» Украины непонятно на что, и никакие выверты пропаганды не помогут. Придётся или объявлять войну, или биться в пропагандистской истерике, – применить авиацию без объявления войны РФ на Донбассе уже не сможет.

Поэтому в Москве подумают об аннексии и делают пробные шаги в виде следователей из ФСБ в Донецке и жужжат о Захарченко. Тем самым РФ вынуждает Украину минимум к двум действиям. Так как кормить пленных – это святая обязанность оккупанта, то можно совсем прекратить «пенсионный туризм» из ОРДЛО и поставки воды, тем более, что по ней большой долг. Во-вторых, затребовать тело Захарченко для генетической экспертизы, чтобы убедиться, что он таки умер. Верить Москве могут только очень наивные и очень заинтересованные лица. Например, Эрнст Попов, которого «МГБ ДНР» в ноябре 2016 г. схватило и объявило бойцом «Азова» и «убийцей» гражданина РФ «Моторола» с 2017 г. находится на свободе, что комментариев не требует.

Сергей Климовский


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня