В любых непонятных ситуациях Медведев исчезает

В любых непонятных ситуациях Медведев исчезает

Пьющему человеку в нашей стране завсегда простят то, чего не простят трезвеннику. Это дело известное. Главный герой романа Людмилы Улицкой «Казус Кукоцкого», врач и научное светило, когда не хотелось ему идти на очередное бессмысленное, но обязательное для всех собрание, просил супругу позвонить на работу и сообщить, что он запил. И все понимали – тревожить светило не след. А Медведев не выглядит как человек пьющий. Может, он прочитал роман Улицкой и вынес из него для себя главное? А что, это многое объяснило бы. Слишком необычные моменты выбирает премьер для того, чтобы бесследно пропасть.

Что за спорт? Литрбол?

Первый раз Медведев «исчез», когда занимал пост президента. В ходе пятидневной войны с Грузией он провёл в первый день экстренное заседание Совбеза, а «всплыл» уже в качестве соавтора плана урегулирования Медведева – Саркози в середине следующей декады. Многочисленные хроники конфликта умалчивают, куда в эти тревожные дни подевался президент, но, судя по тому, что тогдашний премьер Путин, по его же словам, дважды звонил тому из Пекина и как бы не дозвонился, проблема имела место. «Форбс» приводил цитату Владимира Владимировича: «Информацию о том, что происходило в это время – 5, 6, 7 и 8-го числа, я получал напрямую из Цхинвала, как ни странно, от журналистов. Они выходили на Дмитрия Пескова, а он уже подходил ко мне».

Нормально, что для того, чтобы президент появился из небытия, его пришлось одёрнуть премьер-министру? В итоге Тбилиси не взяли, агрессора Саакашвили не наказали. А признания, сделанные в 2012 году, уже не выглядят удивительными – в свете последующих исчезновений Медведева. В марте прошлого года Медведев пропал на фоне муссировавшихся слухов о его скорой отставке. В Сети широко обсуждалось расследование Алексея Навального о роскошной недвижимости премьера, о якобы его участии в коррупционных схемах. В общем, сказали, что грипп. «А я и не болел», – чистосердечно признался по возвращении сам Медведев.

И вот теперь – пенсионная реформа. Официальная версия – пропал из-за травмы, связанной с занятием спортом. Каким? – гадал народ. Известно, что премьер занимается йогой и бадминтоном. Выполнял сложную асану и что-то себе потянул? Упал, пытаясь отбить сетчатой ракеткой невесомый воланчик? Это не йога, а литрбол – полнилась слухами Москва. Да так ли это на самом деле? Медведев – сторонник здорового образа жизни, парирует эксперт Центра политического анализа Андрей Тихонов. «Пропажа объясняется спортивной травмой, и только. Он не пьёт, успешно поборол курение. Спортивная травма вполне вписывается в имидж».

И всё же это странно: впервые в истории президент вышел в телеэфир и держал речь перед народом вместо своего подчинённого, премьер-министра. Который, по роду своих должностных обязанностей должен был взять на себя ответственность за непопулярную пенсионную реформу, но почему-то не стал этого делать, спрятавшись за спину своего шефа. Попробуем понять, почему премьер решил спрятаться, спровоцировав слухи о запое.

Такой почерк – всегда избегать ответственности В Кремле, по слухам, явно недовольны тем, что Медведев попытался избежать ответственности за реформу, намеренно переложив её на президента. Может, Медведев неважный управленец, но в остром политическом нюхе ему не откажешь. Значит, с того кресла, которое премьер занимает, хорошо просматривается политическая перспектива – ужесточение санкций, обострение конфликтов в Сирии и на Украине, массовые народные недовольства, а может, и выступления.

Наконец, сомнительные итоги единого дня голосования. И в этой сомнительной перспективе Медведев пытается сохранить себя. Ради будущего. А санкционное давление усиливается крайне резко. То, что было вчера – цветочки, сегодня уже пошли ягодки. Отравиться ими запросто. А почему бы не дождаться, пока эти волчьи ягодки не вкусит кто-то другой? Вот хотя бы непосредственный начальник. Он же главный, вот пусть и несёт ответственность. А я, Дима, человек маленький. Если вести себя правильно и не делать резких движений, не попадая лишний раз под шквал критики, можно дотянуть до следующего электорального цикла. А там – как нелёгкая вывезет.

Может, Дмитрий Анатольевич решил выждать, когда пробьёт его час? Ну и что, если сочтут алкашом? Гинекологу Кукоцкому на это было наплевать. Он так душу спасал. Медведев спасает своё кресло, своё положение. И свои деньги, наверное. Всё-таки занятно узнать, пьёт Медведев на самом деле или всё-таки притворяется? Если пьёт, люди могут простить. А если нет, то, как говорят на Украине, он «хвора людына». Больным Медведев, признаться, не выглядит. Когда началась война в Южной Осетии, ходила сплетня, что Медведев к тому времени был очень небедным человеком. И страшно боялся, что из-за «агрессии» он растеряет накопленное. А главное – утратит свой с таким трудом созданный образ западника – либерала, играющего в перезагрузку.

Может, оттого и пропал, боясь растерять всё, что нажито непосильным трудом? И не выходил на свет божий, пока его чья-то рука не вытолкнула обратно. А ведь тактика-то плодоносная. Да, не удалось остаться главой государства на второй срок. Зато стал премьером в 2012 году и остаётся на плаву до сих пор. Вспомните, как на 50-летие его орденом наградили – шутили тогда, что он первый у Медведева и последний. А ведь усидел, и орденов ещё может быть много. Серьёзные расхождения или откровенный раскол?

По итогам прошлогоднего исчезновения Медведева ходило множество домыслов, но отчего-то запомнилась оценка ситуации, данная публицистом Владимиром Голышевым. «Между президентом и премьер-министром начался серьёзный конфликт, – объявил эксперт. – И очень наивны те, кто думает, что Медведев в этом конфликте обречён на поражение. Совсем не обречён!» А помните, как впервые у Путина и Медведева разошлись мнения по важнейшему на тот момент вопросу внешней политики – по оценке ливийского конфликта? Путин, не особо выбирая выражений, рубанул сплеча: резолюция ООН – это призыв к новому крестовому походу. Медведев же парировал, призвав своего подчинённого осторожнее обращаться со словосочетанием «крестовый поход», дабы не провоцировать «конфликт цивилизаций». Президент одёрнул премьер-министра! – возликовало Reuters, – сообщая о «расколе в тандеме». А директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин назвал эпизод «беспрецедентным» – «до сих пор различия во взглядах были, но открытой полемики не было. Это не только стилистика, это – серьёзные расхождения». И Wall Street Journal, в свою очередь, констатировал: «Это редкий публичный раскол!» Но ярче всех тогда высказался политолог Марк Урнов: «Для Медведева Запад – союзник, а для Путина это нечто тревожащее». А страна-то наивно решила, что союзник Медведева – Путин.

Как знать, не случись Болотной, как бы повёл себя Медведев и где бы сегодня он был. Но у истории нет сослагательного наклонения. А между тем трения в тандеме нарастали. И были такие, кто ещё шесть лет назад видел во главе правительства совсем другую фигуру. На счастье Медведева, у президента – своё представление о кадровой политике. Казалось порой: сломали Медведева. А трения между тем нарастали. Это было очевидным для всех, кто следил за поведением команд Медведева и Путина.

Нам неизвестно, что это были за эпизоды, да и стоит ли выносить грязь из избы, не по-русски как-то. Но тем не менее амбиции у Медведева остаются. Не только амбиции, но и обида, страх. Ведь вокруг фигуры премьера постепенно образуется вакуум. Сначала от него дистанцировались его либеральные соратники. Затем убрали Дворковича. Наперсника, которому можно было во всём довериться. Убрали Шувалова. Но трения нарастали. И тогда у премьера отняли его кошелёк – дагестанскую «Сумму». Добро бы ещё просто отняли – людей, чьим гарантом он выступал, посадили на нары. А это не просто неудобно и обидно, это унизительно. Дальше – больше. Медведева лишили Натальи Тимаковой. Она была не просто его пресс-секретарём, она была его голосом и, говорят, больше, чем подчинённой. Её уход стал сакральным актом. Теперь же на её место придёт функционер РИА «Новости», по слухам – ставленник Кремля. Все эти люди: Дворкович, Магомедов, Тимакова – это же не просто люди, а связи с внешним миром.

Вот и один из последних назначенцев Медведева, министр юстиции Александр Коновалов, говорят, запросился «на выход». Что-то почувствовал или турнули? И либералы-западники не поспешат на помощь премьеру, ибо у президента – своя собственная команда западников. С руки едят и не кусаются. Нужны ли другие? Скажем грубее: зачем нужен Медведев, если есть Кудрин?

Осталось указать на дверь замглавы аппарата правительства Марине Ентальцевой, а это, по слухам, дело ближайших дней, и вакуум вокруг премьера будет практически абсолютным. Собственно, сама Ентальцева ещё в мае знала, что дни её в должности шефа протокола премьера сочтены. Вокруг Медведева зияет дыра холодного абсолютного вакуума.

Одной из «башен Кремля» уже не видать По сути, сегодня нет никаких «башен Кремля». Одну башню сносит. Фундамент уже размыло, стены обвалились, а наверху – исчезающая натура, отсутствие которой в публичном пространстве обнаруживается, как правило, через неделю-другую. Может, это и не башня была никакая, а видимость? Но почему же Голышев упорно настаивает, что Медведева рано списывать со счетов? Расчёт этот сложный, и его проясняет профессор МГИМО Валерий Соловей.

«Нерв предстоящего пятилетия – транзит системы «Россия» в новое состояние. Трансферт верховной власти – не самоцель, а инструмент, хотя и ключевой. Важны не личности, а конфигурация государственной власти. Трансферт происходит в период дефицита ресурсов и может быть весьма жёстким». Вполне вероятно, Дмитрий Анатольевич тешит себя мыслью, что часть элиты может сделать ставку на него: он ведь либерал, предсказуемый, некровожадный и вообще – «меньшее зло», как считали американцы. А сейчас у руля – человек жёсткий. Одной части элиты это нравится, но другой-то нет! И вообще, «одиночество» на таком высоком посту – понятие относительное.

Медведев был одинок и до 2007 года, когда никто не воспринимал всерьёз его президентских перспектив и устремлений. Помните, на кого делалась тогда ставка? На силовика Иванова. У которого был в руках весь властный ресурс и которого поддерживала большая часть элиты. А во главе государства тем не менее встал Медведев. «Слабость велика, а сила ничтожна», – вещал Сталкер, герой романа Стругацких. Медведев был слаб. Он и сегодня слаб.


ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня