Что кроется за пересмотром программы перевооружения российской армии?

Что кроется за пересмотром программы перевооружения российской армии?

В то время как одни представители российских властей заявляют о том, что экономические санкции Запада существенным образом не повлияют на российскую экономику, так как Россия ищет и находит новых торгово-экономических партнёров, другие уже сейчас объявляют о необходимости свёртывания или пересмотра тех или иных программ. К тем правительственным чиновникам, которые говорят о невозможности выполнения ряда государственных программ по существующим схемам, относится министр финансов России Антон Силуанов. По словам главы Минфина РФ, ситуация для России сегодня складывается таким образом, что разработанная программа модернизации российских вооружений до 2020 года в её изначальном варианте невыполнима.

Силуанов заявляет, что сейчас будет начата работа по подготовке новой программы модернизации. Силуанова цитирует РИА Новости:

Мы в рамках этой новой программы вооружения хотим уже пересмотреть тот объём ресурсов, который тратится, чтобы он был более реалистичным. Сейчас мы себе просто не можем такого позволить и будем вместе с министерством обороны отрабатывать вопрос о том, чтобы определить расходы, которые бюджет может профинансировать.

Стоит напомнить, что действующая программа перевооружения российской армии предусматривает выделение из бюджета около 20 триллионов рублей на срок до 2020 года. Ещё около 3 триллионов запланировано направить на модернизацию производственной базы сферы ОПК. Эта программа работает до 2022 года.



Ситуация с заявлениями Силуанова о том, что «не потянем такую оборонку» во многом напоминает ситуацию 3-4-летней давности, но только с Кудриным. Тогдашний министр финансов России Алексей Кудрин так же заявлял, что при сложившейся конъюнктуре в мировой экономике вкладывать триллионы рублей из бюджета в модернизацию Вооружённых сил РФ — губительно для экономики. Когда Кудрин только начинал говорить об этом в 2010 году, рост ВВП России составлял около 4,5% при интервале цен на нефть $76-92 за баррель. В 2011 году, когда цена на нефть пошла вверх (нефть в апреле 2011 года стоила свыше $120 за баррель) при сохранении роста ВВП практически на прежних значениях (4,3%), и когда уровень инвестиций достиг абсолютного рекорда, составив почти 0,4 трлн. долларов, Кудрин всё равно не отступал от своей риторики. И 26 сентября 2011 года г-н Кудрин перестал быть министром финансов России (после известной перепалки с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым).

Кудрина в Минфине не стало, и реализация программы перевооружения пошла полным ходом. Только за первые годы удалось достичь существенных успехов: десятки новых надводных и подводных военных кораблей, восстановление военной инфраструктуры в Арктике, новые самолёты и вертолёты, бронемашины, РЛС, другие виды оружия и военной техники, значимое увеличение числа самых разнообразных учений и проверок боеготовности войск.

Ударила ли реализация госпрограммы перевооружения армии и флота по российской экономике? Вряд ли на этот вопрос есть однозначный ответ. Кудринофилы и псевдопацифисты, естественно, заявят, что вот, дескать, смотрите: экономический рост с 4,3% в 2011-м упал практически до нуля в 2014-м — стало быть, влияние есть. Мол, вот если бы вложили куда-то ещё или продолжили набивать долларами, евро и фунтами стерлингов фонды, тогда бы рост был ого-го!..

Но можно ли при этом дождаться от упомянутых людей р 2000 еально объективных формул того, что именно увеличение расходов на оборонку свело экономический рост в России к минимуму? Такого ответа никто не даст, так как в этом случае пришлось бы признавать, что пересмотры прогнозов по росту ВВП в негативную сторону в целом ряде стран Европы и остального мира тоже могут быть связаны с военными программами и дополнительными расходами именно в этом направлении.

Безусловно, можно было бы продолжать держать деньги в фондах, раздувая эти фонды до невероятных размеров, но с какой стати это могло добавить экономического роста России? Если зарабатывать и складывать деньги исключительно под подушку (а в данной ситуации с вариантом инвестиций в иностранную валюту — ещё и под подушку далеко не самого дружелюбного «соседа») «на всякий пожарный случай», то это ещё не значит, что жизнь работающего человека можно считать улучшившейся...

При всех нюансах можно с уверенностью говорить, что вложение средств в модернизацию армии и флота приносит свои позитивные плоды. Учитывая складывающуюся ситуацию с захлестнувшими планету вооружёнными конфликтами, остаться с тем вариантом вооружений, который был у России до начала работы госпрограммы, означало бы получение откровенных проблем с безопасностью.

А что имеем сегодня? Да — нефть уже показала, что цена на неё может проседать ниже $90 за баррель, да - рубль при этом достиг исторического минимума стоимости относительно доллара и евро, да - действие санкций в отношении РФ продолжается, но вот только реальный ли это повод отказываться от той программы, по которой модернизация идёт? Хотим мы того или не хотим, но, судя по всему, от пересмотра программы на этот раз откреститься не удастся. В этой связи можно, конечно, плюнуть и впасть в пессимистические разглагольствования относительно того, что армию и флот собираются положить на алтарь поклонения нефтедоллару. Но... Впадать в чёрный пессимизм по поводу разработки новой программы перевооружений не стоит.

Дело в том, что «старая» (то есть действующая) модернизационная госпрограмма — это отнюдь не набор догм, которые загоняют и военное ведомство и производителей в жесточайшие рамки. Программа составлена весьма здраво: в ней изначально прописывался вариант, при котором направления реализации могут быть в том или ином формате переоринтированы. Конечно же, всегда и всюду хотелось бы, чтобы российская экономика ежегодно прирастала десятками процентов, а баррель нефти стоил столько, чтобы хватало и на армию, и на социалку, и на производственный сектор, но вот не получилось с «десятками процентов» и с «золотым баррелем»... А если не получилось, то приходится выслушивать того же Силуанова...

В качестве пояснения того, к чему собирается переходить правительство, стоит представить слова зампреда отечественного кабмина Дмитрия Рогозина. Рогозин, в частности, заявляет, что одна программа при выделении новых (немалых) средств, вероятнее всего, перерастёт в другую. По словам Рогозина, главный акцент в новой модернизационной программе будет сделан на новые технические принципы создания оружия и техники, причём используемые технологии должны переноситься и в гражданскую сферу. В используемой сегодня программе крайне высоки издержки на производство оружия и военной техники по банальной причине: база производственных предприятий и объединений, к сожалению, далека от оптимальной. Нередки случаи, когда новая техника производится на оборудовании полувековой давности, что приводит к снижению точности и попыткам отдельно восстановить характеристики, высокому уровню выработки отходов (неэффективное использование материалов и сырья), увеличению времени реализации заказа, и, как следствие, к повышению общей стоимости продукции на выходе. Ещё больше — коррупционная составляющая. Генпрокуратура выявляет сотни нарушений и преступлений экономического характера при реализации оборонного заказа: от появления дополнительных посредников до откровенно нецелевого использования средств. Отсюда и частые пересмотры смет в сторону увеличения затрат бюджета.

Получается, что правительство ставит амбициозную задачу: создать обновлённую программу с ликвидацией тормозящих модернизацию коррупционных составляющих и одновременным снижением издержек. То есть вливать сотни миллиардов по имеюшейся схеме, когда контроль расходования крайне сомнителен, не станут. Если такая программа реально позволит снизить издержки и даже при меньших затратах реализовать всё то, что было намечено 1000 изначально, то останется только поаплодировать правительству и сказать очередное спасибо санкциям. Но пока до аплодисментов далеко... Ожидаем развития ситуации с программой модернизации.

P.S. В субботу премьер Медведев подписал распоряжение о предоставлении гарантий по облигационному займу «Оборопрому». Гарантии общим объёмом 3,26 млрд. рублей российское правительство даёт под реализацию проекта на создание оборонным предприятием перспективных двигателей для самолётов гражданской авиации. Вполне можно считать это первой ласточкой новой интегрированной модернизационной программы.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня