Александр Ширвиндт: Козаков призывал меня к авантюрам!

Александр Ширвиндт: Козаков призывал меня к авантюрам!

Михаил Козаков прожил интересную, сложную, богатую событиями жизнь. О лучших временах их веселой дружбы вспоминает Александр Ширвиндт, который совсем недавно отметил свои 80 лет выпуском новой книги «Склероз, рассеянный по жизни».

«НАШИ МАМЫ БЫЛИ ДАМЫ…»

...Мечта выйти на эстрадные подмостки зародилась еще на студенческой скамье. Не у меня одного. Мы кончали театральные вузы - Михал Михалыч Козаков - мхатовский, я - вахтанговский, и решили сразу по окончании блеснуть в концертах (...). Но блистать оказалось не в чем.

В Москве были два знаменитых закройщика - Затирка и Будрайтис. Они шили только элите - в основном литературной, иногда - актерской. Наши мамы посчитали, что раз мы все-таки доползли до диплома, то заслуживаем вознаграждения. Наши мамы были дамы, плотно связанные со всей богемной знатью. Они скооперировались, подкупили черного крепа и пошли клянчить, чтобы Будрайтис сшил детям двубортные костюмы. Добились. И Будрайтис, у которого шили Погодин, Чуковский, Светлов, Маршак, Михалков, брезгливо занялся двумя испуганными худыми галчатами.

Из материала, что набрали мамы, можно было скроить шесть костюмов. Он сшил два одинаковых двубортных шкафа, и мы, совершенно не разгибаясь и не сгибаясь, от него вышли. Тут же поехали к Аркаше Арканову, который тогда еще учился на врача, но тяготел к чеховской традиции, и сказали: «У нас замечательная задумка - нужно выходить на эстраду». Арканов спросил, что за задумка. Мы выложили идею: Козаков появляется из левой кулисы, я - из правой, мы медленно идем в одинаковых костюмах и встречаемся в центре сцены. На этом замысел заканчивался. Арканов сказал, что идея интересная. И сел писать... Прошло больше полувека - костюмы истлели, Арканов пишет.

ОДНИ БОТИНКИ НА ДВОИХ

В ожидании аркановского шедевра мы по счастливой случайности попали в поле зрения филармонического чтеца Всеволода Николаевича Аксенова. Он в Концертном зале имени Чайковского читал литературно-музыкальные композиции «Эгмонт» и «Пер Гюнт». Конструкция представления была такова: Большой симфонический оркестр под управлением Амосова, перед ним, в центре, - красавец Аксенов, а между оркестром и красавцем на нескольких стульях сидела, как воробьи на высоковольтных проводах, группа подыгрывающих партнеров.

Партнеры, по замыслу премьера, должны были быть хорошенькие, прилично одетые, молодые, но абсолютно «зеленые» и бездарные, чтобы оттенять солиста. Мы с Михал Михалычем Козаковым подходили стопроцентно. Загвоздка состояла в том, что при наших элитных костюмах черные ботинки у нас были одни на двоих, но так как партнерствовали мы Аксенову не вместе, а по очереди, то, «отыграв», я плюхался рядом с Михал Михалычем, молниеносно под стулом мы менялись ботинками - я напяливал какую-то желтую жуть, Козаков всовывался в черноту и выходил к Пер Гюнту.

«МИША ВСЕМ РАССКАЗЫВАЛ, КАКОЙ Я ГЕНИАЛЬНЫЙ»

...Михаил Козаков вывел меня в кинематограф. Первый фильм, в котором я снялся, - «Она вас любит». Я учился на четвертом курсе, а Козаков уже снялся у Михаила Ромма в «Убийстве на улице Данте». Его тут же пригласили в картину «Она вас любит» сыграть молодого кретина. И он начал сниматься, но его позвал Охлопков на роль Гамлета, и он, конечно, все бросил. А киногруппе сказал: «Я вам привезу такого же». Приволок меня и всем рассказывал, какой я гениальный. Первый, и последний, раз он так обо мне отзывался. В киногруппе все были в трауре: Козаков привел вместо себя какую-то испуганную шпану. Но выхода не было, и я стал сниматься...

5 лучших фильмов актера и режиссера Михаила Козакова:

«Безымянная звезда»

«Покровские ворота»

«Тень, или Может быть, все обойдется»

«Здравствуйте, я ваша тетя!»

«Соломенная шляпка»


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня