Тенденции и последствия государственной стратегии киевского режима

Тенденции и последствия государственной стратегии киевского режима

Следует ожидать распространения гражданской войны на другие регионы

Неприятие на Юго-Востоке итогов госпереворота, которое в Донбассе переросло в восстание, образование ДНР и ЛНР запустило ряд объективных процессов в области экономики и государственного управления.

На сегодняшний день эти процессы вполне оформились, что отразилось в ряде последних решений и заявлений официального Киева, касающихся стратегии восстановления Донбасса в контексте выбора экономической специализации Украины, децентрализации власти и нейтрализации протестных настроений на Юго-Востоке.

* * *

Отношение Киева к ЛНР и ДНР дают основания считать, что режим готов смириться в перспективе с их возможным выходом из состава Украины. Об этом свидетельствует, во-первых, предложение Порошенко изменить границы районов Луганской области и, во-вторых, решение отказаться от восстановления разрушенной войной прежней индустриальной инфраструктуры Донбасса (территорий, контролируемых режимом и тем более не контролируемых).

Постоянный представитель президента в парламенте Р.Князевич поясняет, что это “позволит безотлагательно открывать в этих районах территориальные отделения Госказначейства, выплачивать людям пенсии и заработные платы, осуществлять весь пакет социальных услуг, обязательства по которым несет государство”.

Данное решение для режима вынужденное, так как оно легализует задним числом фактическое положение дел. Но по существу оно упраздняет государственные органы Украины на территории ДНР и ЛНР и означает уход украинского государства со “спецтерриторий”.

Подкрепляет данный вывод и отказ Киева от восстановления прежней инфраструктуры в регионе. Последнее время на эту тему шли оживлённые дискуссии, суть которых академик Геец выразил так: «В восточных областях серьезно разрушена и инфраструктура. Наверное, часть предприятий и шахт уже приказали долго жить. Будем ли мы их восстанавливать или построим что-то новое? Вопрос стратегически важен. Инфраструктуру нужно будет восстанавливать в соответствии с выбранной стратегией. Если мы будем создавать что-то новое, то нужны изменения и в инфраструктуре, тогда и зависимость от России будет падать».

Вице-премьер В.Гройсман 30 сентября на встрече с представителями миссии Всемирного банка, ООН и ЕС по изучению оценки потребностей в восстановлении Донбасса подчеркнул, что правительство не ставит своей задачей восстановление постсоветской инфраструктуры, поскольку приоритетом в вопросе восстановления Донбасса является «создание условий для развития региона, для нормальной жизни людей и их социальной адаптации».

Это означает, что отраслевые реформы на территориях Донбасса, подконтрольных Киеву, исключают восстановление и развитие через модернизацию уцелевших производств тяжёлой промышленности (горно-металлургического комплекса, тяжёлого и среднего машиностроения и пр.). От аналогичных отраслей в ДНР и ЛНР режим также готов отказаться вместе с отказом от этих территорий. Однако именно развитая тяжёлая промышленность (комплекс отраслей промышленности группы «А») является основой самодостаточности и экономической мощи государства.

Таким образом, отказываясь от диалога с руководством ЛНР и ДНР и, следовательно, отказываясь от попыток сохранения этих территорий в составе Украины на условиях разумного взаимного компромисса, а также от восстановления инфраструктуры тяжёлой промышленности на подконтрольной территории Донбасса, режим фактически отказывается и от экономической самостоятельности страны. Поскольку на основе отраслей группы «А» базируется целый спектр важнейших промышленных производств и технологий. Такой курс означает общую индустриально-промышленную и технологическую деградацию Украины.

Недавно научный сотрудник Института мировой экономики Петерсона А.Аслунд, не стесняясь, предложил киевскому режиму смириться с ролью Украины как аграрно-сырьевого придатка ЕС, войти в некие «европейские, прежде всего германские, цепочки поставок» и получить «шанс на процветание в качестве нового звена европейской системы снабжения».

Наглость этого, с позволения сказать, эксперта поражает, поскольку он всерьёз агитирует за деиндустриализацию и общую технологическую деградацию, уверяя, что без собственной тяжёлой индустрии и развитого машиностроения Украина сможет «процветать». Но, скорее всего, именно таково общее настроение в Кабмине.

* * *

Факты показывают, что режим видит укрепление государственности в сугубо силовом плане. Киев понимает, что на Юго-Востоке большинство населения, несмотря на некоторый рост числа оболваненных национал-радикальной и антироссийской пропагандой, сохранило в целом хорошее отношение к России. Потенциально социальная база сопротивления национал-радикальной и антироссийской политике режима очень велика.

По данным сентябрьского соцопроса КМИС, на юге Украины «очень хорошо относятся к России» 19%, «в основном хорошо» – 39,8%. О плохом в основном отношении говорят 17,7% респондентов, об очень плохом – 9,1%. Затруднились с ответом 14,4%.

В опросе отдельно также подана позиция жителей Харьковской и Донецкой областей. Так, в Харьковской области «очень хорошее отношение к России» у 49,3%, «в основном хорошее» – у 30,6%, «в основном плохое» – у 10,4%, «очень плохое» – у 9%. Меньше процента (0,7%) респондентов затруднились с ответом. В Донецкой области 34,3% жителей «очень хорошо относятся к России», «в основном хорошо» – 50%, «в основном плохо» – 4,5%, «очень плохо» – 3%. Нет ответа у 8,1%.

Скорее всего, число опрошенных, не принявших госпереворот и его последствия, в том числе и карательную операцию на Донбассе, совпадает с количеством тех, кто в целом хорошо («очень хорошо» и «в основном хорошо») относится к России. А это по югу составляет 58.8% опрошенных; по Харьковс 0015f3 кой области 79.9%, по Донецкой – 84.3%, то есть большинство населения. Есть основания считать, что по остальным областям Юго-Востока цифры приблизительно такие же.

В ответ режим делает ставку на уличный террор, насилие над политоппонентами и вооружённое подавление назревающих мирных акций массового протеста. Показательна здесь ситуация со сносом памятника Ленину в Харькове. Очевидно, что снос памятника и массовые беспорядки, спровоцированные неонацистскими бандами, были предлогом для ввода войск Нацгвардии в город. Фактический перевод Харькова на чрезвычайное положение с ликвидацией конституционных прав и свобод необходимо было СБУ для предотвращения разрастания масштабов подпольной борьбы и увеличения числа её участников. Не случайно, что прозвучали заявления о расширении районов так называемой АТО на территорию Харьковской области.

А рост в Харькове числа акций вооружённого сопротивления антинародному режиму очевиден: участились обстрелы военкоматов, откуда мобилизованных и добровольцев отправляют в зону "АТО", подрыв автоколонн киевских войск на территории области, взрыв на территории завода им. Малышева, где ремонтируется повреждённая в боях боевая техника.

Очевидно, режим боится, что в условиях официальной антироссийской истерии и репрессий против гражданских активистов рост протеста в Харькове и области, где подавляющее большинство населения по-прежнему хорошо относится к России, быстро перейдёт в более жёсткое сопротивление. Поэтому так интенсивно по всему Юго-Востоку продолжают под давлением Киева создаваться «отряды территориальной обороны».

* * *

На этом фоне децентрализация полномочий власти является сговором киевского режима с региональными политико-деловыми верхушками и олигархами, курирующими те или иные области.

Участие территориальной общины в управлении своими территориями и её реальное влияние на политику в области или районе в условиях репрессий и запугивания будет невозможно безотносительно к тому, что говорится об этом в законах. Так, безусловной сферой полномочий областных органов власти и самоуправления является культурно-языковая политика, но именно она и стала предметом национал-радикальной, бандеровской унификации.

Соответствующие законопроекты о децентрализации полномочий центральной власти уже направлены на рассмотрение Верховной рады Украины, о чём недавно сообщил вице-премьер-министр В.Гройсман. По его словам, они предполагают полностью децентрализовать финансы на основе соответствующих изменений в налоговый и бюджетный кодексы. Но, скорее всего, распоряжаться местными финансами территориальным общинам и их представителям не дадут.

В результате такой государственной стратегии на Украине следует ожидать экономической деградации, углубления регионального раскола по линии культурно-языковых и ценностных различий, нарастания ожесточённости сопротивления репрессивному антинародному режиму, возрастания риска распространения гражданской войны на другие регионы.  


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня