Евросоюз или еврораскол?

Евросоюз или еврораскол?

 

Широко известно утверждение: хорошо там, где нас нет. Кажется, что у соседа всегда чище вода в кране, выше зарплата, беззаботнее жизнь и симпатичнее супруга. При этом, завистники редко задумываются о том, что вода эта, возможно, доступна лишь два дня в неделю, с оклада выплачивается гигантский налог, бытие омрачает запущенный радикулит, а милая внешне жена обладает прескверным характером. В такие подробности никто не вникает, предпочитая горестно вздыхать: «Вот ему-то живётся хорошо». В итоге — люди ищут счастья, переезжая в другие города и страны в надежде, что уж там-то оно непременно их настигнет.

На уровне государств этакий Эдем нередко видят в Евросоюзе. Туда, например, сейчас очень рвётся Украина. И мечтается жителям «незалёжной», что, как только они вступят в ЕС — сразу же, как по волшебству, вырастут их зарплаты и пенсии, исчезнет мусор с улиц, пропадет в стране коррупция и вообще задышится легче. Но, ощущают ли себя в Евросоюзе — как в сказке — уже действующие его члены?

«Общак», «пахан» и европейский Госплан

Предпосылки к созданию ЕС появились после Второй мировой войны. Тогда необходимость объединения диктовалась экономическими мотивами. Маленькие европейские страны, которым между собой делить было особенно нечего, оказались между двух военных и финансовых гигантов — США и СССР. Результат объединения хорошо известен — сегодня Евросоюз являет собой одну из лидирующих экономик в мире. Если с отдельными странами Европы те же Штаты могли и не считаться, то их «союз нерушимый» уже приходится принимать во внимание. Однако, создавая европейское подобие Советского Союза, члены ЕС получили не только повышение собственного экономического статуса, но и переняли многие недостатки неповоротливой махины под названием СССР.

Когда одна конкретная страна развивает собственную промышленность, самостоятельно ищет новые рынки сбыта и рассчитывает лишь на свой личный бюджет, ее экономика растет неторопливо. Но, при таком раскладе и интересы эта страна может преследовать исключительно внутренние. Коллективное экономическое развитие происходит быстрее, но при этом неизбежны регулярные конфликты интересов. Ведь в этом случае, извините за специфический сленг, речь идет о некоем «общаке», который обязательно держит определённый «пахан», распределяя его по собственному усмотрению. На роль последнего, пусть и не афишируя, рад претендовать каждый член коалиции. Но, функция распределения всегда выполняется одинаково: в действие вступает нечто вроде советского госплана, который авторитарно решал, сколько метров бечёвки выделить какой республике и кому какой план надо выполнить по сбору зерновых и бобовых.

Кризис в Евросоюзе

Отсюда и недовольство решениями верхушки ЕС у его рядовых членов, которое возникает с завидной регулярностью. Так, к очередному циклу европейских свар привёл затянувшийся экономический кризис, вылившийся в противостояние между лидерами Евросоюза и странами Южной Европы. «Глубина и продолжительность экономического кризиса разрушили образ Евросоюза как острова вечного процветания, обители установленной технократами стабильности и постепенного, но непрерывного улучшения условий жизни. Жесткие меры экономии, настойчиво навязываемые небольшим экономикам, попавшим в долговой кризис, а также наметившийся разрыв между крупнейшими странами ЕС и всеми остальными, поставили под сомнение притягательность ЕС для небольших и бедных государств Балканского региона», — описал пикирующую привлекательность Евросоюзасотрудник Центра политических исследований Кентского университета Филипп Катлифф.

С одной стороны «баррикад» оказались Греция, Италия, Испания, Великобритания, Франция и другие страны, недовольные навязываемыми Германией решениями по выходу из кризиса. «Германия не может самостоятельно решать, какую экономическую модель выбрать другим странам в рамках ЕС», — резко заявлял тогда министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн. В ответ оппоненты призывали перестать «кормить южных иждивенцев». «Мне жалко немцев. Они дают сотни миллиардов евро из карманов собственных налогоплательщиков на спасение еврозоны, но слышат в ответ лишь упрёки в диктате. Давайте скажем ясно: никто никого не заставляет брать эти деньги. Греция и Кипр могли сказать «нет». Ведь, нечестно кусать кормящую руку», — встал на защиту Германии министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский.

Экономические диспуты привели к общему напряжению между членами ЕС. «Произошла потеря чувства солидарности, то есть желания решать общие проблемы вместе. Если это ощущение утрачено — к примеру — Германией и Грецией, как можно надеяться на его возникновение у той же Германии и, скажем, Албании?» — в связи с этим задаётся вопросом руководитель брюссельского отделения института «Открытое общество» Хизер Граббе.

Взаимная критика вылилась в дружные обвинения в адрес Брюсселя, который выступает в роли «пахана» и определяет политику Евросоюза. «Около 68% европейцев считают, что ЕС движется в совершенно неверном направлении. Более всех недовольны итальянцы (77%), за ними следуют французы и испанцы (76%). Евроскептицизм распространяется и в странах, которые недавно присоединились к ЕС, например, в Венгрии и Польше. В Германии Евросоюзом недоволен 61% граждан. Опрос показал, что 50% европейских граждан хотели бы меньшей централизации, 34% хотели бы, чтобы у общеевропейских институтов было меньше власти, 20% вообще хотели бы выйти из Евросоюза. Больше всех сердятся англичане и шведы. Европейцы считают, что объединение Европы негативно сказалось на таких стратегических секторах, как экономика (59%), финансы (65%), налоги (68%), сельское хозяйство (60%), юридическая сфера (59%), иммиграция (59%)», — приводит результаты опросов итальянское издание «Il Giornale».

На поводу у США — к экономическому коллапсу

Новых дров в печь раздора подбросили украинские события. Официальную позицию Евросоюза по конфликту на Украине разделяют далеко не все члены ЕС. Даже когда недовольство не озвучивает правительство той или иной страны, оно все равно исходит из уст населения. То испанцы выпустятролик об украинском фашизме, то опрос британцев покажет, что англичане хотят тщательного расследования совершенных на Украине преступлений.Призывает ЕС умерить давление и Турция, являющаяся кандидатом на вступление в Евросоюз аж с 1999 года — и до сих пор им не принятая.

Но, если тему непосредственно украинского конфликта поднимают всё-таки не все, то связанные с ним антироссийские санкции сейчас на устах у каждого европейца. НИ ОДИН(!) из членов ЕС не приветствовал экономического давления на Россию. Их вынудили к санкциям США — независимости от которых, как это ни иронично звучит сейчас, и было призвано создание Евросоюза. «Это правда, что они этого не хотели. Но Америка взяла лидерство на себя, и президент США настаивал на этом, иногда ему даже приходилось ставить в неловкое положение Европу, чтобы она — с риском понести экономический ущерб — начала действовать с целью заставить (Россию — авт.) расплатиться», — открыто признал не так давно вице-президент СШАДжозеф Байден.

Европа не хотела экономических санкций — разумеется, не от собственного миролюбия, а из-за боязни ответных российских мер. Которые, как и ожидалось, вскоре последовали. И вот тут-то европейцы узнали, почем фунт лиха. И закричали во весь голос, причем на этот раз в унисон. Сегодня в связи с российским эмбарго не ждут ничего хорошего в собственной экономике эстонцы, надеется на скорейшее окончание санкций Франция, боятся экономического коллапса лидеры Чехии, Венгрии и Словакии. Из-за санкционных войн обрушен сельскохозяйственный рынок Финляндии, Прибалтики и Польши, и не спасают его никакие подачки ЕС.

Премьер Великобритании Дэвид Кэмерон и вовсе в который раз заявляет о том, что нужно выходить из Евросоюза. И, хотя столь же радикальных решений придерживаются немногие члены ЕС, а большинство, наоборот, стремится переубедить британского коллегу, — настрой европейцев оптимистичным не назовёшь.

Да и официальная позиция Евросоюза по отношению к России в последнее время несколько смягчилась. Быть может, члены ЕС всё-таки вспомнили, зачем они изначально объединились, и постепенно прекращают идти на поводу у США, хотя бы на словах проявляя свою независимость?

Дмитрий Пскезин


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня