США и Россия обойдут проблему Украины

США и Россия обойдут проблему Украины

Ведущий специалист иранского Центра стратегических исследований Махмуд Шури в интервью сайту Irdiplomacy выразил мнение о том, что украинский кризис стал препятствием на пути развития российско-американского сотрудничества в деле борьбы с терроризмом, однако вполне возможно, что стороны сумеют преодолеть свои разногласия.

Массированные атаки «Исламского государства» заставили Соединенные Штаты задействовать потенциал других стран, чтобы организовать сопротивление террористам. После объявления о создании антитеррористической коалиции Америка призвала вступить в нее все государства, которые могут вести борьбу с ИГИЛ, но при этом забыла о, пожалуй, самом важном игроке — Иране. Несмотря на разногласия из-за украинской проблемы, США все-таки пригласили в коалицию и Россию. Москва, в свою очередь, в самый последний момент решила все-таки направить свою делегацию на заседание в Париж, где та заявила о поддержке нового антитеррористического блока. Вместе с тем вплоть до сегодняшнего дня российская помощь ограничивалась лишь дипломатической поддержкой без каких-либо практических действий. Отношение же Соединенных Штатов к России, с одной стороны, определяется стремлением к сотрудничеству в целях противостояния ИГИЛ, а с другой — диктуется напряженностью из-за кризиса на Украине и связанной с ним тактикой американских властей по давлению на Москву. В связи с этим США двойственно оценивают возможность сотрудничества с Россией в рамках антитеррористической коалиции. Одновременно с этим встают и такие вопросы: готова ли сама Россия взаимодействовать с коалицией под руководством Соединенных Штатов? Возможно ли, что Россия будет использовать ИГИЛ как козырь против Запада в ходе украинского кризиса? Вероятно, совместное заседание глав внешнеполитических ведомств России и США, назначенное на ближайшую неделю в Париже, ответит на эти вопросы. Между тем мы решили побеседовать о российской политике с ведущим специалистом Центра стратегических исследований Махмудом Шури.

Irdiplomacy: Россия участвует в первом заседании коалиции, но далее пытается отстраниться от нее, не прекращая при этом демонстрировать свою поддержку этому объединению. Принимая во внимание данные обстоятельства, как можно определить позицию России к этому антитеррористическому блоку под руководством США?


Махмуд Шури: После того как Соединенные Штаты выдвинули идею формирования антитеррористической коалиции и приступили к ее созданию, сразу же встал вопрос о том, как к этому отнесутся русские? Войдет ли Россия в эту коалицию или нет? Мы с вами стали свидетелями того, что вопреки всем сомнениям относительно участия российской делегации в заседании в Париже, в самый последний момент г-н Лавров все-таки отправился во французскую столицу, принял участие в переговорах и заявил о согласии России вступить в борьбу с ИГИЛ как вместе с коалицией, так и без нее. При этом важно подчеркнуть, что с началом украинского кризиса были разорваны все связи между Москвой и Вашингтоном, которые возникли после окончания холодной войны для реализации партнерства между двумя странами по важным международным вопросам, поэтому совместное участие в коалиции России, Соединенных Штатов и европейских стран казалось крайне маловероятным. Но русские все же приняли участие в заседании сил коалиции. Таким образом, в условиях, создавшихся из-за украинского кризиса, Кремль пытается покончить с противоречием, которое возникло между Россией и Западом. Москва хочет ослабить враждебность по отношению к себе, чтобы таким способом уменьшить груз санкций и международного давления.

Однако большое сомнение вызывает тот факт, что Россия согласится участвовать в коалиции под руководством США. На деле мы видели, что русские ограничились всего лишь дипломатической поддержкой, отстранившись от какого-либо практического участия в коалиции. России важно дать отпор джихадистам по той причине, что эта страна считает распространение экстремизма на Ближнем Востоке угрозой для себя и своих союзных государств — Сирии и Ирака. Вполне естественно, что русские поддерживают любые меры против этого террористического движения, однако я нахожу маловероятным то, что они согласятся принять участие в коалиции под руководством Соединенных Штатов. В качестве доказательства данной точки зрения можно привести тот факт, что вплоть до недавнего времени Россия поддерживала иракское правительство путем поставок ему военного снаряжения и нескольких боевых самолетов.

— И все же Америке хотелось бы использовать потенциал России в новой коалиции. Вместе с тем от этого ее удерживает украинская проблема, поэтому можно думать, что американское руководство находится перед определенной дилеммой: ему нужно решить, принимать ли Россию в коалицию или нет. Насколько велика вероятность того, что Россия использует эту дилемму для защиты своих интересов на Украине?

— На Ближнем Востоке из-за активизации ИГИЛ Америка и Запад находятся в такой ситуации, что им нужна любая помощь, поэтому для урегулирования ближневосточного кризиса они стремятся использовать все имеющиеся для этого механизмы. Учитывая этот факт, Соединенные Штаты, скорее всего, не смутит перспектива воспользоваться помощью России. Конечно, украинский кризис создал препятствия для наращивания сотрудничества между Москвой и Вашингтоном в области борьбы с терроризмом, однако я смею предположить, что со временем и Америка, и Россия будут пытаться использовать имеющиеся инструменты и возникшие условия, чтобы тем или иным способом обойти украинскую проблему и продолжить свое сотрудничество в разных областях. Все дело в том, что обе стороны нуждаются в сотрудничестве на международном уровне.

— Насколько велика вероятность того, что присоединение русских к коалиции поможет решить украинский кризис, разразившийся между Россией и США?

— Я не слишком верю, что Россия войдет в коалицию. Вместе с тем вполне может быть, что с Украиной будет так же, как и с Грузией. Тогда Америка грозилась не вступать в переговоры с Россией, пока та не выведет свои войска из Южной Осетии и Абхазии, но после начала мирового экономического кризиса в 2008 году Москва и Вашингтон снова продолжили сотрудничество, а еще через два года выдвинули идею пересмотра своих отношений. Поэтому кажется вполне логичным предположить, что и на этот раз обе стороны в конечном итоге попытаются предпринять некоторые меры для восстановления и нормализации своих отношений. В настоящий момент обоим государствам нужно взаимное сотрудничество.

— Россия заявила о том, что обеспокоена развитием ситуации 4000 на Ближнем Востоке. Возможно ли, что Россия начнет действовать в одностороннем порядке, и эти ее действия убедят Соединенные Штаты объединить с ней свои усилия?

— После распада Советского Союза русские использовали военную силу только на пространстве бывшего СССР, поэтому кажется маловероятным, что их заинтересует перспектива участия в каком-либо военном конфликте. Они ведь хорошо понимают, что находятся в весьма шатком положении и вполне может быть, что некоторые боевики ИГИЛ, прибывшие из Чечни и других регионов Северного Кавказа, начнут готовить свои теракты уже на российской территории. То же самое было и в случае с Афганистаном. Россия, ощущая угрозу для себя со стороны талибов, ограничилась лишь отправкой Кабулу некоторой военной помощи и дальше этого уже не пошла. Аналогичным образом она поступила и в Ираке, когда оказывала помощь правительству этой страны в борьбе с ИГИЛ. Конечно, здесь необходимо отметить, что и сами американцы не желают участия России в военной фазе. Скорее всего, они хотят использовать лишь международный авторитет России и ее военную технику.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня