Федору Бондарчуку запрещают выпускать новый фильм

Федору Бондарчуку запрещают выпускать новый фильм

Активисты движения Типун разместили на сайте change.org петицию, обращённую к министру культуры РФ Владимиру Мединскому. Любой желающий может подписать требование запретить картину Да и да режиссёра Валерии Гай Германики и продюсера Фёдора Бондарчука. Пока петиция собрала 162 подписи.

Общественное движение Типун – это интернет-проект против хамства и использования обсценной лексики. Очередной целью, которую они намереваются поразить, стал новый фильм Германики. Картина Да и да – это история любви учительницы и художника в диковатой богемной среде, где люди, по выражению кинокритика Вадима Рутковского, много занимаются любовью и говорят на нормальном, включающем мат, человеческом языке.

Авторы кинофильма Да и да заявляли, что если в закон о нецензурной лексике не будут приняты поправки, то лента не выйдет в прокат, а вместо этого будет выложена в Интернет. На петербургском международном МедиаФоруме Фёдор Бондарчук отметил, что против обновлённого закона высказываались многие общественные деятели и деятели культуры.

– Если выпускать его (фильм) в прокат согласно закону, 80% экранного времени будет чёрный квадрат и длинный такой пик. По-другому показать мы его не можем, да и, наверное, не хотим. Мы даже не пробовали делать эту версию в рамках существующих правил, – цитирует ТАСС слова Фёдора Бондарчука.

Аналитик проекта Типун Эдвард Чесноков рассказал Metro, что движение настаивает на запрете выхода в прокат ленты Да и да не из цензурных соображений, а ради соблюдения законодательства.

– Мы против какой-либо цензуры в отношении деятелей культуры, однако убеждены, что каждый гражданин России, будь это даже всемирно известный кинорежиссёр, обязан соблюдать действующее законодательство. А в нашей стране, напомним, существует закон, запрещающий использование табулированной лексики на киноэкране, – рассказал Metro Чесноков. – Гай Германика имеет право снимать всё, что заблагорассудится. Однако, в свою очередь, и мы имеем право на это её творчество реагировать.

По мнению активистов движения, обсценные слова, которые не попали в список запрещённых, оставляют режиссёрам широкое поле для творчества. Но вот те четыре, которые использовать запрещено, не могут входить в палитру художника. Всё, что находится вне компетенции законодательства, отметил Эдуард Чесноков, – уже вопрос наличия или отсутствия чувства вкуса и элементарной человеческой брезгливости у автора произведения.

– Нецензурная брань в качестве художественного приёма не является оправданием допустимости широкого кинопроката данного произведения, – заявил Чесноков. – Главная опасность здесь именно в создании прецедента нарушения закона. Как мы можем надеяться на жизнь в правовом государстве, если лидеры мнений, интеллигентные люди, такие как Валерия Гай Германика и Фёдор Бондарчук позволяют себе нарушать закон?


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня