Правильный российский оффшор

Правильный российский оффшор

Финальная версия законопроекта предусматривает, что резиденты территорий опережающего развития получают льготу по налогу на прибыль (стандартная ставка 20%, 2% - в федеральный бюджет, 18% - в региональный). После получения первой прибыли в течение пяти лет для компаний устанавливается нулевая федеральная ставка, а региональная не может превышать 5%. Если резидент ТОР не вышел на прибыль в течение трех лет, для него начинает отсчитываться срок действия льготы с четвертого года работы на Дальнем Востоке.

Льгота по НДПИ тоже предполагает налоговые каникулы до выхода на прибыль или минимум на три года для компаний, которые сработают в убыток. Также для резидентов ТОР на 10 лет снижается ставка страховых взносов - с 30% до 7,6%. Выпадающие доходы Пенсионного фонда, Фонда соцстрахования и Фонда медстрахования будут покрываться трансфертом из федерального бюджета. Льгота будет действовать только для тех компаний, которые получат статус резидента в течение трех лет после создания ТОРов.

Кроме того, законопроект предусматривает льготные ставки на аренду принадлежащей государству недвижимости, освобождение от земельного налога и упрощенный порядок подключения к инфраструктуре. Под освобождения не подпадают холдинги, выплачивающие налоги как консолидированная группа, резиденты других ОЭЗ, банки, страховщики, НПФ и инвесткомпании-профучастники рынка ценных бумаг.

Глава Минвостокразвития Александр Галушка сообщал на прошлой неделе, что льготы для резидентов территорий опережающего развития на Дальнем Востоке в рамках соответствующего законопроекта согласованы с профильными министерствами. Кроме того, в части дерегулирования сокращены предельные сроки проверок: плановых - до 15 дней, внеплановых - до 5 дней. Повторные проверки возможны только по согласованию с Минвостокразвития. Предполагается также сокращение сроков проведения экспертиз и выдачи разрешительной документации, распространение процедуры свободной таможенной зоны в ТОР, льготные аренда и подключение к энергосетям. Возможно привлечение иностранной рабочей силы вне установленных по России трудовых квот и без минимально определенного уровня заработной платы, перечислил министр и добавил, что уже отобраны 14 площадок под ТОР.

В правительстве признают, что действующее законодательство препятствует развитию бизнеса, в частности, на Дальнем Востоке. «Давайте назовем вещи своими именами: в оболочке существующего сегодня законодательства Дальний Восток ускоренно не развивается. У нас есть в целом проблемы с темпами роста экономики, а если говорить о Дальнем Востоке, обеспечить его ускоренное развитие в рамках сегодняшнего законодательства невозможно. Поэтому закон о территориях опережающего развития действительно вступает в противоречие с рядом существующих в законодательстве положений, - считает зампред правительства – полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. По его словам, не исключено, что придётся что-то менять в «пограничном законодательстве». «Если мы хотим быть конкурентными, нам надо создавать новую оболочку. Этот новый закон, новая оболочка построена на принципах конкуренции с самыми сильными игроками – с окружающими нас на Дальнем Востоке странами Азиатско-Тихоокеанского региона», - пояснил он.

ТОР – это никакая не офшорная юрисдикция, подчеркивает замглавы Минвостокразвития Александр Осипов, допуская при этом, что создание благоприятных режимов для инвесторов на Дальнем Востоке послужит провозглашенной властями страны деофшоризации. «Наша цель – сформировать конкурентные условия для бизнеса в том числе за счет оптимизации законодательства. Заметьте, Китай не вводил в 1996 году Земельного, Градостроительного, Лесного кодекса, унифицировавших подход к любому бизнесу, китайцы занимались созданием прикладных вещей для развития благоприятной среды для предпринимательства и инвестиций. Но ведь не может, например, присоединение к розетке одинаково стоить в Москве и на Чукотке, и неправильно подходить с одной меркой к бизнесу в мегаполисе и на селе. Поэтому мы планируем в каждой конкретной ТОР с учетом ее специфики создавать наиболее благоприятные условия для инвесторов», - рассказал он «Эксперт Online».

По другому развивать экономику страны в текущих условиях вряд ли возможно, считает глава налогового комитета «Деловой России» Марина Зайкова. «Идея о ТОРах вызрела в недрах «Деловой России», другого выхода у российской экономики просто нет, поскольку, повысив налоги, мы ее добьем окончательно. Развитие же требует создания промышленных кластеров, обеспеченных льготами на длительный период. Так что дальневосточную модель территорий опережающего развития надо распространять по всей стране, причем не через три года, когда может быть уже поздно, а уже со следующего. Чтобы инвесторы, которых не привлек Дальний Восток, могли дышать свободно в других регионах России», - говорит она.

Создание таких зон благоприятствования – распространенная и хорошо зарекомендовавшая себя во всем мире практика, замечает заместитель заведующего кафедрой корпоративного управления ВШКУ РАНХиГС Людмила Дуканич. «Подобные режимы ведения бизнеса, в частности инновационного, действуют и в России, но к сожалению, не столь эффективно, поскольку в силу недоработанности законодательства позволяли предпринимателям регистрацию в этих льготных зонах без фактического ведения в них бизнеса. Распространять такой режим на всю Россию, думаю, никто не будет, и вряд ли это целесообразно. Скорее речь идет о неких точках роста, и тут результат будет зависеть от того, насколько грамотно и корректно будет проведено стимулирование: недостаточные льготы не привлекут предпринимателей, а расплывчатые нормы регулирования приведут к потоку желающих регистрироваться, но не работать», - указывает она.

Вклад в деофшоризацию

Чисто теоретически территории опережающего развития способны послужить делу провозглашенной властями страны деофшоризации российской экономики, считает Людмила Дуканич. «Офшоры имеют массу других преимуществ, помимо налоговых льгот, и главное из них, пожалуй, анонимность. На территории России структура собственников, безусловно, потребует большей прозрачности. Так что тут все будет зависеть от предлагаемых бизнесу условий – окажутся ли льготы более привлекательными, чем в оффшорных юрисдикциях», - считает она.

Любая деофшофшоризация – это создание конкурентных условий для бизнеса, уверен Александр Осипов. «Проблемы с оттоком капитала, крайним недоинвестированием экономики страны могут быть решены только через правильный российский офшор», - уверен он. При этом замглавы Минвостокразвития указывает на трудности, с которым сталкивается сегодня Дальний Восток в попытке привлечь инвесторов. «У одних имеется крайне негативный опыт, поскольку многие проекты в регионе тянулись десятилетиями. Другие попросту ничего не знают о возможностях этой территории – Дальний Восток остается белым пятном на инвестиционной карте России и тем более мира. Но в последние годы на уровне руководства страны много делается, чтобы изменить эту ситуацию», - резюмирует он.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня