Воздушный кулак в Арктике: с кем намерена воевать Россия

Воздушный кулак в Арктике: с кем намерена воевать Россия

Военная база на Новосибирских островах, которая начала создаваться в 2012 году, с этого года будет функционировать на постоянной основе. Восстановлено военное назначение аэродрома «Рогачево» (Амдерма-2) на южной оконечности архипелага Новая Земля. Ведется восстановление, как уже говорил главком ВВС Виктор Бондарев, военных аэродромов в Тикси, Анадыре (аэродром «Угольный»), Воркуте (аэродром «Советский»). Возобновили боевое патрулирование в Арктике в последние два года и стратегические бомбардировщики Ту-95, для которых заполярные аэродромы всегда служили «аэродромами подскока». Кроме того, по всему северному побережью России восстанавливается система воздушно-космической обороны. Нынешней осенью на боевое дежурство поставлены радиолокационные отделения и пункты наведения авиации, например, на острове Врангеля и мысе Шмидта. Помимо наращивания сил флота, ВВС и ПВО, Россия в Арктике укрепляется и наземными войсками. По словам главнокомандующего СВ генерала-полковника Олега Салюкова, до 2017 года здесь буду сформированы две отдельные мотострелковые бригады. Одна будет дислоцироваться в Мурманской области, вторая – в Ямало-Ненецком автономном округе. Координировать действия межвидовой группы войск в Арктике будет создаваемое сейчас Министерством обороны  арктическое командование «Север».

При этом, естественно, возникает вопрос, с кем российские военные намерены воевать в Арктике. Или, если кому-то не нравиться такая постановка вопроса – от кого они намерены ее защищать? Основных угрозы три.

Первая – глобальная. Создаваемая США система противоракетной обороны (ПРО), предусматривает либо превентивное поражение межконтинентальных баллистических ракет (МБР) вероятного противника (угадайте, кого в США по-прежнему считают наиболее вероятным противником?) в местах их базирования, либо уничтожение вражеских МБР на первом этапе полета – до разделения боевых блоков. Для максимально быстрого целеуказания для американских противоракет в Норвегии, в 60 км от границы с Россией, еще в конце прошлого века была размещена радиолокационная станция (РЛС) Have Stare (Globus II). Восточный сектор российской части Арктики эффективно «накрывает» американская РЛС системы ПРО морского базирования SBX, расположенная на Дальнем Востоке, у острова Шемия. Globus II и SBX отслеживают всю траекторию полета российских баллистических ракет, начиная с момента их пуска, а также на участках маневрирования платформы разведения, разведения головных частей индивидуального наведения и средств преодоления ПРО.

При этом американцы уже построили и достаточное количество эсминцев и крейсеров, оснащенных системами управления «Иджис» и ракетами-перехватчиками  SM-3 Block1B, которые могут создать реальную угрозу российскому «ядерному щиту». Однако, для того, чтобы эффективно уничтожать (перехватывать) российские МБР, эти американские мобильные средства перехвата должны быть максимально приближены к местам базирования российских ракет. И есть только одно место на земле, где они могут это сделать – в Арктике. По расчетам военных гидрографов США, благодаря глобальному потеплению уже к 2025 году Северный ледовитый океан будет полностью свободен ото льдов, которые мешают плаванию наводных кораблей, почти два месяца в году. И американские эсминцы и крейсеры УРО тогда смогут зайти в нейтральные воды северных морей, омывающих российские берега, и встать там на боевое дежурство. К такому развитию событий нашей стране, безусловно, надо быть готовой. «Мы исходим из понимания того, что приполюсные районы могут потенциально быть использованы для формирования новых угроз для всей территории Российской Федерации» - подчеркнул весной этого года главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Чирков.

Две других причины усиления военной мощи России в Арктике носят, прежде всего, экономический характер. Первая – это огромные запасы нефти и газа, содержащихся в российской части Арктики. И когда мир начнет испытывать «энергетический голод», охотников до них будет появляться все больше. И не надо при этом переоценивать трудности добычи арктических углеводородов и недооценивать способы контроля над ними с помощью военной силы. НАТО регулярно проводит отработку боевых задач на Северо-Западном театре военных действий, в том числе по контролю над разрабатываемыми месторождениями углеводородов.  А проводившиеся в марте 2012 года  в Северной Норвегии учения Cold Response стали крупнейшими военными маневрами в циркумполярном регионе со времен окончания холодной войны. В них приняли участие 16 300 военнослужащих из 15 стран Северо-Атлантического альянса. Неудивительно, что и Россия одну из двух арктических мотострелковых бригад размещает именно на Ямале, где уже сейчас добывается львиная доля российского природного газа.

Вторая экономическая причина связана с транспортным сообщением в Арктике. Таяние арктических льдов открывает путь через Северный ледовитый океан не только для военных кораблей, но и для гражданских судов. Китай, например, уже к 2025 году намерен перевести на Севморпуть – кратчайшую морскую дорогу между Европой и Азией, проходящую вдоль российского побережья Северного Ледовитого океана, 15% своего гигантского внешнеторгового оборота. Речь идет о десятках миллионов тонн грузов и миллиардах долларов. Поэтому Поднебесная уже сейчас начала выторговывать у России режим «наибольшего благоприятствования» для движения своих судов по СМП, а США и его европейские союзники – заявлять о том, что движение по Севморпути должно осуществляться под неким «международным контролем». Однако, позиция нашей страны в этом отношении неизменна – движение гражданских судов и военных кораблей по Северному морскому пути должно осуществляться в рамках национального законодательства и при полном и безусловном контроле со стороны России. Однако, для того, чтобы это требование выполнялось, России нужны соответствующие средства убеждения и принуждения. Одним из главных таких средств и выступают Вооруженные силы Российской Федерации. 


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня