О тех боях незнаменитых…

О тех боях незнаменитых…

Зимняя война глазами финнов


Финские лыжники на позиции. Фото с сайта wikimedia.org

Ровно 75 лет исполняется в эти дни со времени окончания советско-финской войны. Известная так же, как Зимняя война, продлилась она немногим более трех месяцев, с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940-го. О ней до сих пор идут споры. В частности, о том, была ли она для СССР победной. В Финляндии, например, уверены, что их страна точно не проиграла.

Побывав не так давно в приграничном с российской Карелией городке Кухмо, корреспондент «СП» убедилась в этом лично. Здесь открыт музей, посвященный тем событиям. От него начинается специальный экскурсионный маршрут, проложенный по местам проведения реальных боёв. На некоторых его участках силами города были в свое время заново отстроены оборонительные сооружения тех времен, а на дорогах, по которым шла в наступление Красная армия, установлены информационные стенды на пяти языках.

Сам музей выстроен в скале среди сосновой рощи. Он небольшой, но вмещает немалое число «свидетельств победы» - именно так встречающие гостей работники называют собранные раритетные экспонаты.

- Да, по итогам Зимней войны финны потеряли одиннадцать процентов своей территории, в том числе, и второй на тот момент по величине город – Выборг, но погибших у них оказалось на порядок меньше, чем у русских. Вели они боевые операции более грамотно, берегли своих солдат и технику, - рассказывает Татьяна (фамилию называть не захотела).

Некогда россиянка, жительница Петрозаводска. В музей её приглашают провести экскурсию для гостей из РФ. Поскольку таковых, как правило, очень мало, то и приглашают редко. Что сказывается на заработках ныне официально финской безработной Татьяны.

Рассказывает она скупо, не многим больше, чем можно прочитать в буклете, который мне подарили на ресепш, ни взяв ни евро ни за него, ни за входной билет (российские журналисты, сказали, у них большая редкость). Может, Татьяна, по профессии инженер, просто не привыкла к своей роли гида? Как бы то ни было, хожу вслед за ней из зала в зал, рассматриваю экспонаты. Сделано все на совесть.

Вот панорамный вид – отряд снабжения, «доставляющий продукты питания на позиции войск в район хутора Дёютёваара деревни Саунаярви, встречает возвращающихся с фронта солдат на узкой тыловой дороге». С него начинается экскурсия. У манекенов-солдат вполне бодрый, даже радостный вид. Будто на прогулку сходили. Снабженцы тоже себе ничего – их обоз наполнен продуктами, теплой одеждой.

С чем с чем, а с обмундированием у бойцов страны Суоми проблем в ту холодную зиму не было. Чего никак не скажешь о наших солдатиках, как минимум треть которых погибли не от пуль, а замерзнув на полях сражений. В легких шинельках, на ногах преимущественно обмотки – готовило-то их командование к блицкригу…

Наши бойцы тоже представлены в экспозиции – изможденные, какие-то поникшие. Словно специально, для сравнения с сытыми и ухоженными солдатами финской армии. Которой, замечу к слову, активно помогали в той короткой войне почти все европейские страны.


Красноармейское партсобрание в окопах. Фото с сайта wikimedia.org

В составе финских «малочисленных» войск воевали в общей сложности более одиннадцати тысяч добровольцев из разных стран мира. В том числе, «Шведский добровольческий корпус» с передовыми для той поры противотанковыми ружьями Boys. А также норвежцы, датчане, венгры, эстонцы, представители Великобритании. И, конечно, «нейтральные» американцы – как же без них? Представитель правительства США выступил с заявлением о том, что «вступление их граждан в финскую армию не противоречит закону о нейтралитете США». В Хельсинки из-за океана к концу 1939 года была направлена группа лётчиков, а в январе 1940 года конгресс США одобрил продажу Финляндии 10 тыс. винтовок и 44 истребителей Brewster F2A Buffalo. Последние, правда, припозднились, и принять участие в боевых действиях не успели.

У СССР за 105 дней боев потери составили 126 тысяч убитыми и пропавшими без вести, ещё 246 тысяч – раненными, в том числе, тяжело. У Суоми соответственно - 26 000 и 43 000. И «вовремя эвакуированное в надежные места население», хорошо налаженная медицинская помощь пострадавшим (справедливости ради отметим, что в финских госпиталях лечили, случалось, и красноармейцев) – этому в музее Кухмо посвящена отдельная экспозиция.

Но самое большое впечатление производят в нем не стенды, панорамы, макеты. А то, что во многом благодаря именно музейщикам, не один десяток лет собиравшим материалы о Зимней войне, удалось установить места гибели подавляющего числа финских солдат – участников тех боев. Установить, с помощью государства привести могилы в порядок, и издать книгу, точнее, несколько книг с поименным списком павших, умерших от ран, пропавших без вести. С указанием мест их погребения – если оно известно. А там, где неизвестно, поиск продолжается до сих пор.


Советские пехотинцы переходят реку Раяйоки в Карелии, 30 ноября 1939 года. Фото с сайта wikimedia.org

Заметив мой неподдельный интерес к их музею, сопровождавший нашу небольшую группу журналистов житель Кухмо Перту Койвисто, прощаясь, попросил, «если что вдруг узнаете о наших погибших на вашей территории, дайте знать». И был неподдельно обрадован, когда я сказала ему, что недавно появился, наконец, и в России музей «нашей с вами» войны. Правда, частный, совсем небольшой, созданный энтузиастами-любителями, но все же – музей!

Он «вырос» из выставки «Карельский перешеек. Война 1939—1944». Работает в Выборге. Его руководитель, инициатор создания – историк, предприниматель, автор книг о советско-финской войне Баир Иринчеев.

За 75 лет – лишь один небольшой частный музей. И тысячи солдат, продолжающих лежать тем, где настигла их пуля, мина, мороз. Воистину прав был Александр Твардовский: «…Как будто это я лежу,/Примерзший, маленький, убитый/На той войне незнаменитой,/Забытый, маленький, лежу»…

Автор: Людмила Николаева


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня