В прокат выходит фильм о поединке психотерапевта со священником

В прокат выходит фильм о поединке психотерапевта со священником

Лента Эллы Омельченко на кинофестивале «Окно в Европу» уже успела получить призы за режиссёрский дебют и оригинальность драматургических решений (сценарист Дмитрий Лемешев). «Пациенты» – это камерная история, в центре которой четыре главных героя и множество их ироничных, философских и очень жизненных диалогов.

По сюжету молодые супруги Сергей и Леночка пытаются наладить семейные отношения. Сергей посещает лучшего психоаналитика Москвы Брюсова, который от сеанса к сеансу внушает ему мысль о разводе, уверяет, что жена подавляет в нём «ЭГО». Философия Брюсова проста: «Семья – не главное! Главное – что хочешь ты!» Он готов разрушить семью, чтобы «создать человека». Леночка же ходит на исповедь к священнику, который призывает её во что бы то ни стало сохранить семью, ведь на «семье государство держится».

Позже молодые супруги уйдут на второй план, и два врачевателя душ – Брюсов и отец Сергий встретятся лицом к лицу. Первый решится пройти обряд отпущения грехов, второй – исповедаться на приёме у психоаналитика.

По словам режиссёра, ей очень хотелось покопаться в характерах героев, но в этом противостоянии она не принимает сторону героев.
– Я считаю, что каждый должен жить своим умом, – рассказала Metro Элла Омельченко. – Люди должны сами принимать решения, не перекладывая ответственность за свои поступки на других, иначе ты будешь марионеткой в чужих руках.

Пациентами в картине выступают все: и Леночка с Сергеем, и психотерапевт Брюсов с отцом Сергием. Кто же врач? Режиссёр отвечает:
– Бог. Вселенная. А мы все в данном случае пациенты. Я верующий человек, но не конфессиональный. Конечно же, есть Бог, его нельзя отрицать. А вот люди все неидеальны.

Омельченко пытается в своём фильме говорить на тему поиска истины и призвания.
– У нас работал консультант-священник, который говорил, что бич и проблема современной церкви в том, что появляется много священников не по призванию, – говорит Элла. – Сейчас это становится профессией, у них есть пенсионный фонд, зарплата, я слышала, собираются банк православный делать по типу католического. У нас нет золотой середины, то мы церкви все сносили, то сейчас строим в неограниченном количестве. Церковь вмешивается в творческие процессы – это ведь тоже крайность. Но нужно отметить, что это везде происходит, не только в России. У меня муж австриец, я живу полгода здесь, полгода в Австрии. И там католическая церковь очень жёстко действует: один процент от зарплаты платят церкви, кроме того, нужно постоянно платить за место на кладбище (они все церкви принадлежат), и срок аренды постоянно продлевается.

С психотерапевтами режиссёр перед съёмками тоже консультировалась. Но психоанализ она считает инородным явлением для России:
– Это американская практика, навязанная нам. Мы привыкли ходить в гости, выливать проблемы на друзей за чашкой чая. Психология для меня вообще не наука, а психотерапевт не врач. Есть профессия психиатр, он врач, но опять-таки понятие «нормальности» и «ненормальности», что это? В Японии, к примеру, если у человека размер ноги больше положенной нормы, то его считают ненормальным.

Омельченко называет свою картину печальной комедией.
– Данелия ввёл этот жанр. Жаль, что у нас мало что снимается в подобном ключе. В таком же духе хочу снять следующий проект. Мы возьмём 4 бывшие империи – Россию, Францию, Австрию, Италию и поразмышляем об избранности наций.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня