Упадёт ли рубль?

Упадёт ли рубль?

Увы, никто не внял нашим предупреждениям, в надежде на авось. И точно. Американцы начали политику печатания денег, кокетливо названную «количественным смягчением». Образовавшиеся огромные избыточные капиталы, не имея производительного применения (какие производственные инвестиции в кризис?), метнулись на товарные рынки и вздули сверх естественного уровня цены нефти, металлов, прочих наших экспортных товаров. Экономика РФ получила дополнительный «кислород», а «вторая волна» кризиса 2008 года, ожидание которой было связано как раз с токсичными активами,  так и не пришла, ни в мире, ни у нас. Избыток денежных средств позволял банкам - держателям безнадёжных долгов продолжать продлевать и продлевать их, делая вид перед общественностью и центральным банком, что долги эти вполне себе «работающие». При этом начали безудержно расширять кредитование частных лиц на потребительские цели, от приобретения трусов и смартфонов до покупки автомобилей и ипотеки, что создавало видимость высокой прибыльности банков. Соответственно, и правительству проще было делать вид, что ядовитые активы «сами рассосались», благо что остроты и критичности этого вопроса никто из начальства как следует не понимал, за отсутствием личного делового опыта.

Летом 2014 года «печатание денег» американцами завершилось – и цены на нефть немедленно ответили началом многомесячного снижения. Однако ещё задолго до этого, в 2012-м, и особенно в 2013-м году, в экономике РФ начали нарастать кризисные явления. Дело в том, что цена нефти, хотя и держалась долгое время на «количественном смягчении», не росла выше примерно $110 за бочку (а цена металлов так и вовсе падала, с послекризисного максимума 2011 года: отсюда трудности «Мечела», которые у всех на слуху уже не первый год, «Русала» и им подобных). Между тем, экономика уже «привыкла» к высокой цене нефти, она её более «не возбуждала». А внутренних сил к естественному росту, основанному на производственных инвестициях (включая инвестиционные кредиты) не имелось: ведь общую экономическую обстановку продолжали невидимо отравлять «токсичные активы», добавляя яду к ухудшению делового климата.

Препятствовал вложениям в отечественное производство и высокий курс рубля, также связанный с притоком нефтяных денег. Нельзя не поблагодарить и нашу, так называемую, «оппозицию» (на деле – откровенного внутреннего врага): многочисленные попытки устроить волнения и свергнуть Путина 2011-12-13 годов, чреватые, как и всякая революция, смертоубийством и гражданской войной, под корень подрывали любые мало-мальски продолжительные инвестиционные начинания. Что вкладывать внутри страны не во что и слишком опасно, свидетельствовал ужасающий огромными размерами отток капитала из страны: около 60-ти миллиардов долларов в 2012 году, около 100 миллиардов в 2013, около 150 – в 2014.

Сказанное означает, что кризис в РФ не связан напрямую с падением цен на нефть или с санкциями, которые только усугубили естественное развитие. В его основе, как и всегда бывает с циклическими кризисами, избыточный кредит. К «токсичным активам», сохранившимся с 2008-09-го годов, добавились новые огромные невозвратные задолженности населения по потребительским кредитам. Если бы не слишком длительный срок, прошедший со «дна» первой волны кризиса, мая 2009 года, можно было бы толковать о «второй волне». Другое дело, что обычная средняя продолжительность делового цикла  - 5-7 лет, так что методологически точнее говорить о наступлении следующего циклического кризиса.

Главная трудность в том, что кризис 2009 года не выполнил своей задачи  «санитара леса»,  в чём основное предназначение кризисов, и не расчистил поле для нового круга экономического роста. Соответственно, текущий кризис оказывается, по своим причинам и задачам, более тяжёлым, чем обычный: ему необходимо чистить народное хозяйство «за двоих».

Да, у правительства имеются запасённые сотни миллиардов долларов. Их использование на покупку очередной оттяжки от расплаты за ошибки предприятий и предпринимателей  в 2000-2008 и 2009-2014 годах вполне вероятно: всякое правительство предпочитает отложить кризис на будущее, даже если он из-за этого окажется много тяжелее, чем если случился бы сегодня. Однако этих средств вдвое меньше, чем было в 2008 году, а надеяться на скорый значительный рост поступлений от экспорта  оснований не видно.

Иными словами, народное хозяйство как таковое беременно тяжёлым кризисом, а помощи ждать неоткуда. Надо ли читателю разъяснять, что это означает для судьбы рубля?

 

Распечатать

ff89fbd0

Самое читаемое сегодня

Главные новости дня