Любовь на войне: Смуглянка стала гимном семьи Шераш из Лодейного Поля

Любовь на войне: Смуглянка стала гимном семьи Шераш из Лодейного Поля

Когда жительница города Лодейное Поле Мария Ивановна Шераш смотрит фильм «В бой идут одни старики», всегда плачет. Вспоминает свою фронтовую молодость и встречу с любимым Фёдором. Они увидели друг друга в 1944-м в авиационном полку и больше не расставались. 17 лет назад Фёдора Афанасьевича не стало. Но в сердце своей Маши, в памяти детей и внуков он остаётся живым. А песня «Смуглянка» уже давно в семье Шераш стала семейным гимном.

Радистка Маша
На фронте Мария оказалась в 1943 году, ей было всего 18 лет. Служила радисткой и связисткой в 65-й роте связи 12-го авиационного гвардейского Гатчинского полка.

– Особых условий не было, всё наравне с мужчинами: грязь, холод и голод, – рассказывает  Metro Мария Ивановна. – Вместе с другими девчонками спали в землянках, ригах, просто под самолётами. Однажды на моих глазах немецкий «мессершмит» расстрелял наш самолёт прямо на аэродроме. Страшно было. Бывало, что провожаешь самолёт, а он обратно уже не возвращается... А ведь все лётчики были молодыми, всем хотелось жить. Мы плакали по ним и продолжали защищать Родину.

Фронтовая свадьба
Фёдора Шераша призвали в армию ещё в 1939 году. Во время войны он стал радистом-стрелком, летал вместе с командиром полка.
– В 1944 году дедушка получил тяжёлую контузию, – рассказывает его внучка  Наталья. – И после госпиталя его перевели в полк, где служила моя бабушка.
Каждое утро они встречались на построении.

– Мы были очень молоды, хотелось жить и любить, – говорит Мария Ивановна. – И мы как-то с Фёдором чаще стали оказываться вместе. Разговаривали, шутили.
В дни затишья в части устраивали танцы. У девчонок-радисток была одна пара туфель на всех. Танцевали по очереди. И Фёдор всегда приглашал на танец миниатюрную Машу. В 1944-м он сделал любимой предложение.

– Мы находились в Литве, и командиры разрешили нам официально расписаться, – говорит Мария Ивановна. – Так мы получили наш первый совместный документ. И фронтовую свадьбу сыграли! Конечно, о свадебном наряде не могло быть и речи. Какое там платье, когда ещё идёт война. На мне гимнастёрка, солдатский ремень, кирзовые сапоги. Жених в военной форме. В городке, где стоял наш полк, купили бочонок местного пива. Что-то из закуски было. Так и отпраздновали.

Отправили в декрет
В августе радистка Мария Шераш забеременела.
– Меня не демобилизовали, – говорит Мария Ивановна. – Как и все радисты в нашей роте, выполняла свои обязанности. И только перед самым декретом перевели в штаб, а на восьмом месяце беременности отправили домой. Тяжело было расставаться. И я всем сердцем желала, чтобы Фёдор остался жив. Нам повезло. Когда закончилась война, Федя приехал и забрал меня из Лодейного Поля к себе на родину – в Белоруссию. Но потом мы всё-таки переехали в Ленинградскую область. Вырастили двух дочерей и долгие годы жили душа в душу.


Самое читаемое сегодня

Главные новости дня